52

Еще один "побочный эффект" чеченской войны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49 03/12/2003

В сентябре текущего года 64-м отделением милиции Кировского района в квартире у сотрудника патрульно-постовой службы одного из петербургских отделений милиции были изъяты: мешок патронов, боевая граната, два рожка от автомата, штык-нож, бикфордов шнур, взрыватель.

"Неучтенку" - в мирную жизнь

В службу "02" позвонила жена милиционера, напуганная поведением мужа, который бегал по квартире, потрясая гранатой и грозясь взорвать всю семью, включая ребенка. Женщина рассказывает, что ее супруг мог часами играть, перебирая свои страшные сокровища. Но экспертиза ни на гранате, ни на штык-ноже, ни на патронах отпечатков пальцев, пригодных для идентификации, не обнаружила. И несмотря на изъятые боеприпасы и угрозу убийства, прокуратура уголовного дела не возбудила.

"Этот человек останется работать в органах, к ответственности его не привлекут только потому, что он сотрудник милиции", - считает президент Нарвской коллегии адвокатов Дмитрий Попков, адвокат потерпевшей. Есть вероятность, что боеприпасы и оружие, так называемую "неучтенку", милиционер привез после пребывания в одной из многочисленных командировок на Северный Кавказ. Случай не единичный, молодые ребята из сводных отрядов милиции в возрасте до тридцати лет тянут мешками опасные "игрушки" из горячих точек в мирную жизнь. И сами не знают, для чего - на память, как талисман, из бравады, самодурства или "так, на всякий случай".

Трудно представить, сколько этого "добра" распространяется по российским регионам. Только из Петербурга за вторую чеченскую кампанию каждые полгода на Северный Кавказ сроком до шести месяцев отправлялись сводные отряды милиции по 100-150 сотрудников из разных служб.

Нет времени "оттаивать"

По словам Дмитрия Попкова, среди этих сотрудников много заслуженных людей, прошедших не одну войну, но зачастую после длительных командировок их психологическое состояние требует длительной реабилитации. По возвращении у людей нет как таковой психологической процедуры "оттаивания". Положенный отпуск - не менее трех месяцев - должен, хотя бы частично, проводиться в санаторно-курортных условиях. Но в оперативных подразделениях МВД данный график не выдерживается, какие уж тут дома отдыха - на местах некому работать. Зачастую весь взвод патрульно-постовой службы насчитывает 2-3 человека на весь районный отдел милиции. В результате - срывы, неадекватное поведение. Домашние не могут понять, что происходит с родными. Есть примеры, когда по возвращении из Чечни люди боялись ходить за грибами, продолжая искать в лесу мины и растяжки.

По наблюдениям Дмитрия Попкова, который сам работал в Чечне в качестве адвоката, сотрудникам, находившимся в командировках в зоне риска более трех месяцев, с обыкновенными гражданами нельзя работать минимум полгода. Такие лица, наделенные властью, зачастую становятся источником повышенной опасности для окружающих.

"Прибыльное" дело война

Самое страшное, что, побывав там раз, практически все подают рапорты на следующие командировки, если это не ОМОН или Спецназ ГУИН, - здесь людей не спрашивают, они подчиняются приказу. И дело далеко не всегда в патриотизме, развитию которого так способствуют песни группы "Любэ". Причины разные. В основном отправляются в командировку за решением материальных проблем. Дома сотруднику милиции с семьей нереально прожить на зарплату 3,5-4 тысячи рублей, когда как в недалеком прошлом за полгода службы в Чечне выплачивали 60 тысяч рублей. А где еще сейчас большинство милиционеров может быстро и честно заработать деньги, как не на войне?

После длительных командировок немало людей сбегает от ставшей чуждой мирной жизни, от житейских проблем туда, где все просто, где черное и белое видится особенно отчетливо, где обостряется чувство дружбы и опасности.

Но какой бы ни была мотивация, проблема в том, что такие люди подсознательно хотят войны, хотят стрелять, инстинктивно желая мужского экстрима. И, вернувшись на гражданку, кое-кто начинает воевать против жены, ребенка, окружающих.

"Женщине, которую я сейчас защищаю, и жильцам того дома просто повезло, что не случилось взрыва. В быту существует реальная опасность, когда за стенкой у соседа лежит боевая граната. Зачастую это хранится в обыкновенном полиэтиленовом пакете в ящике или в диване, куда запросто могут добраться дети". Скоро Новый год, и произойти может всякое. Велика вероятность, что за 15 лет войны в Чечне в нашем городе осело немало оружия и боеприпасов.

"Единственный вариант предотвратить трагедию, если действительно есть уверенность, что кто-то хранит у себя "неучтенку", - обращаться в ФСБ, для этого существует специальный дежурный номер, там сложнее замять этот вопрос. В случае, которым занимаюсь я, дело до ФСБ дойти не успело, его замяли еще в ходе подготовки".

P.S. Из компетентного (но, по понятным причинам, анонимного) источника: на один день боевых действий выделяется пять вагонов стрелковых боеприпасов. При отсутствии активных боев такое количество расстрелять практически невозможно. Жесткий контроль за расходом патронов никем не ведется.

Дежурный номер телефона Управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области 278-71-10.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5


Самое интересное в регионах