378

Жаркие люди северной столицы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11 16/03/2005

Пожалуй, из всех иностранцев, живущих на берегах Невы, тяжелее всего приходится африканцам. Именно чернокожие чаще других становятся жертвами неонацистов (впрочем, речь здесь идет не только о бритоголовых молодчиках, но и о так называемых "бытовых" формах расизма, давно уже ставших мрачной повседневностью).

Каково ходить по улицам города под насмешливыми или презрительными взглядами, зная, что в каждую минуту можешь нарваться на оскорбление - в лучшем случае? Каково жить, беспрестанно опасаясь за себя и за своих близких, сходя с ума каждый раз, когда они задерживаются - вдруг что-то случилось? А случиться может всякое, и это в нашем городе не редкость: Каково знать, что помощи, если что, ждать неоткуда? Неудивительно, что африканцы в такой ситуации стараются объединяться - кто еще поможет "горячим людям" в северной столице, если не свои?

Санкт-Петербургская общественная организация "Африканское единство" появилась на свет 30 декабря 1999 года. Организация не получает какой-либо финансовой помощи от государства или города, существует исключительно на членские взносы. Цель ее создания - защита прав и интересов африканцев и людей африканского происхождения, находящихся в Петербурге и Ленинградской области (причем речь идет как о приехавших сюда на время, например студентах, так и о постоянно живущих здесь). Организация насчитывает около 400 человек. Всего же в Питере находится более двух тысяч африканцев.

С председателем правления "Африканского единства" Алиу Тункара и его заместителем Дезире Деффо мы встретились в одном из помещений кинотеатра "Максим". Здесь у Алиу свой бизнес, а поскольку офиса у африканцев нет, они собираются на месте работы своего начальника.

Малиец Алиу и камерунец Дезире - "обрусевшие" африканцы, старожилы Петербурга, наша страна стала их второй родиной. Алиу здесь живет двадцать три года, Дезире - пятнадцать лет. Тункара учился в Политехе, Деффо - в Гидрометеорологическом институте. Выучились (Дезире даже защитил кандидатскую), но по специальности работать никому из них не пришлось - оба ушли в бизнес, только тогда зарождавшийся. В России парни обзавелись семьями, появились дети.

- После учебы я должен был уезжать из Петербурга, - рассказывает Дезире. - Почему остался? К тому времени я стал дружить с девушкой. Сначала решили, что уедем вместе ко мне, в Камерун. Но договорились обождать - только-только пошел у меня бизнес, жалко было его бросать. Правда, потом все равно обанкротились, пришлось все заново начинать: А спустя некоторое время я подумал: сам уже привык здесь жить, а вот жене (к тому времени мы поженились) придется долго привыкать к жизни в Африке: В общем, решили остаться. К тому же "железного занавеса" уже не существует, и всегда можно было съездить в Камерун повидаться с родными. Или пригласить их к себе.

В большинстве случаев жертвы неонацистов не обращаются в милицию.

Как именно "Африканское единство" помогает своим землякам? Довольно часто в Питер попадают нелегалы: на родине их обманывают, говорят, что главное - добраться до России, а оттуда можно беспрепятственно, без виз и приглашений, выехать едва ли не в любую страну Европы. Каждый год подобных историй множество, и "Африканское единство" подсказывает, что делать в такой ситуации, как вернуться, связывается с родственниками обманутых путешественников, иногда даже вызволяет их из тюрем, в общем, "разруливает" проблему. Дает чисто бытовые советы приезжим африканцам - где можно устроиться на работу (далеко не всех темнокожих берут на работу), где снять жилье (далеко не все сдают) и т. д. При необходимости выступает в роли переводчика.

Но самая серьезная проблема, безусловно, связана с неонацистскими группировками. Приезжим нужно сразу рассказать, в каких районах появляться не следует. Жертвам молодчиков - помочь правильно составить заявление в правоохранительные органы. Впрочем, в большинстве случаев все же никуда не обращаются. Говорят, толку никакого. Спрашиваю, когда последний раз африканцы становились жертвами скинов.

- Вчера, - отвечает Алиу. - К нам зашел парень из Марокко, поговорили. Потом он ушел, но минут через пятнадцать вернулся, весь в крови. В милицию звонить не стал, дома отлеживается.

- Милиция ведь наверняка знает, что к вам приходит много африканцев?

- Знает, и патруль здесь часто стоит. Но милиционеры же не могут во всех окрестных дворах дежурить, а именно там на нас и нападают. Мы уж не знаем, на расовой это почве или просто от ограниченности своей. Но такие инциденты постоянно случаются.

Контактов со стражами порядка у "Африканского единства" нет - милиции сейчас это просто-напросто не нужно. А раньше, когда ГУВД возглавлял Вениамин Петухов, были. Активисты организации одно время даже читали лекции в школе милиции. Милиция часто дежурила у общежитий, где живут иностранцы, у станций метро. Но, по словам Тункара, после ухода Петухова сотрудничество прекратилось.

Без Гиренко мы не были бы теми, кто мы сейчас.

- Я не понимаю, - искренне недоумевает Алиу. - Как подсказать стране, победившей 60 лет назад фашизм, что нужно бороться с фашизмом? Это же абсурд! Недавно Путин, когда был в Германии, сказал, что ему стыдно за антисемитизм в России. Но в Петербурге скинхеды спокойно ходят по городу, бьют инородцев, оскорбляют их. И все молчат. Значит, согласны? Да, и в других странах конфликты на расовой почве случаются. И могу сказать, что даже в европейских странах (кроме разве что скандинавских) далеко не всегда встретишь терпимое отношение к людям с другим цветом кожи. Но такого попустительства, как в России, нет нигде. В США говорят: "Расизм есть везде. Но есть страны, где чернокожих трогают, а есть, где они могут жить спокойно".

Отдельная страница жизни "Африканского единства" - Николай Гиренко. Известный ученый и антифашист, окончивший восточный факультет ЛГУ по специальности "африканистика" и проработавший несколько лет в Танзании и Занзибаре, он стал "своим" для многих африканских студентов и выходцев из континента. Убийство Гиренко стало настоящей трагедией для них.

- Я всегда мог прийти к нему за советом, за помощью, по любому вопросу, - вспоминает Тункара. - Он был нашим духовным отцом. Благодаря ему мы стали теми, кто есть, без него не было бы нашей организации. И после его смерти мы немножко растерялись: Каждый раз, когда я проезжаю мимо его дома, у меня слезы на глаза наворачиваются.

Как уже было сказано, своего дома у "Африканского единства" нет. Недавно организация обратилась к городским властям с просьбой предоставить помещение. Ответа пока нет. Но африканцы надеются. Надеются они и на то, что в Петербурге когда-нибудь появится Африканский центр, куда смогут прийти все интересующиеся традициями и культурой континента. Ну а главная их надежда - на то, что когда-нибудь они смогут спокойно ходить по улицам города, не опасаясь за свою жизнь.

- Ведь мы никуда отсюда уезжать не собираемся, - говорят Алиу и Дезире. - Здесь наш дом.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах