aif.ru counter
51

Гриб из прошлой жизни

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3 18/01/2006

Есть в Питере человек по фамилии Вязьменский, который в лес ходит с двумя корзинами. В одну он складывает хорошие грибы, а в другую - красивые. Он разговаривает с грибами, а если даже после разговора гриб оказывается все равно червивым, Вязьменский извиняется перед ним, вешает его на сучок и машет ему рукой на прощанье. Скажете - чудак? Нет, просто грибы очень любит.

Спасите грибы!

Грибы до сих пор загадочны даже для просвещенного человека. Слава богу, их перестали считать животными, но и от растений отделили - это особая форма жизни. Александр Вязьменский, который грибы не только собирает, но и рисует, считает, что они - самое интересное, что есть на свете.

- Я посвятил свою жизнь грибам. Не сразу я понял это, но еще года в три нашел очень красивый гриб, который потряс меня. Я запомнил его навсегда. Тогда я еще не знал, как он называется, и уже в зрелом возрасте, когда начал рисовать, то извлек из памяти этот прекрасный гриб, "осмотрел" его мысленным взором и понял, что это всего лишь сыроежка, но великолепная, изумительная.

Вязьменский не учился ни на миколога, ни на художника. В свободное от походов в лес время он выучился на инженера - тогда была в моде кибернетика, и он просто поддался моде, думая, что лес и грибы - это слишком личное, чтобы быть профессией. Он даже работал по распределению несколько лет, пока вдруг не начал рисовать грибы. Случилось это довольно внезапно. Принеся домой очередную корзину грибов, стал их раскладывать перед собой, любоваться каждым, и вдруг понял: если их почистит, пожарит и съест, от этой красоты не останется ничего. Забыв о еде, он стал рисовать.

- Я ходил в специальные классы при Репинском институте. Рисовал я на самом деле и до грибов, но это были лесные пейзажи, а потом грибы вытеснили все. Рисую только с натуры. Это значит, что все грибы, которые собираюсь рисовать, я должен довезти домой в хорошем состоянии. Машины у меня нет, только велосипед, а от любой тропинки, где может проехать велосипед, я еще долго иду бездорожьем до моих заветных мест. Каждый гриб, который мне может послужить натурой, я оборачиваю мхом, причем в дело идет только кукушкин лен или в крайнем случае ягель - они не пачкают гриб.

Не ходи на гриб с ножом!

Вязьменский терпеть не может лесных вандалов. С ними встречался любой грибник - это те, кто сшибает головы мухоморам, плющит зеленушки и хлещет веткой по опятам, а также берет старые грибы, чтобы тут же их бросить. Ярость Вязьменского однажды подвигла его на стихотворение, где не только перечисляются все грехи проклятых "топтунов", которые калечат лесные угодья, но и даются рекомендации, как загладить свою вину, например:

:А в ведрах грибы не носи ты,

Сквозь дыры корзины, как в сито,

Просыпятся споры, и так

Ты лесу поможешь, дурак.

А самое лучшее, хмырь,

Купи ты садовый участок,

А то как-то слишком уж часто

Леса, где бываешь сейчас ты,

Походят на грязный пустырь.

- Я ужасно злюсь на таких людей. Могу себе представить, что чувствуют грибы, когда на них наваливается такая орда. Грибы выросли нам на радость, я каждому грибу благодарен за то, что он мне дал его сорвать, и никогда не пну его за то, что он оказался червивым или несъедобным. Червивый - повесь на веточку, пусть сеет споры на землю. Несъедобный - положи его обратно, извинись перед ним, перед лесом. В лесу все живое! Я никогда не иду на гриб с ножом, как разбойник. Ведь гриб - это плод, а плод сам отрывается там, где ему это удобнее всего. Вы же не срезаете с ветки пол-яблока, а срываете его. Так и гриб: аккуратно вывинтите его, ямку землей и листиками прикройте. Да и для рисования мне гриб нужен целый, с корешком, с комочками земли, хвоинками, прилипшими к шляпке, с мшистыми веточками у основания ножки.

Укрощение страсти

Александр Вязьменский стал первым и пока единственным "русским грибофилом", известным на Западе. В конце 80-х он впервые съездил в Америку и, разумеется, пошел по грибы. Обнаружил людей со сходными интересами: в каждом штате там есть свой грибной клуб, проводятся всеамериканские грибные фестивали - в общем, весело. Но никто не рисует грибы профессионально. Когда американцы увидели работы нашего "грибофила", они восхитились: такого у них никто не делал. И это решило судьбу "грибных картинок": все они стали оседать за океаном, а Вязьменского наперебой приглашают в гости.

- Да, теперь это мой заработок. Мне предложили продать - я согласился. В Америке есть любители, у которых по 20 моих работ. Здесь мои картинки, скорее всего, не очень интересны - у нас нет такой моды. Недавно мне довелось рисовать грибы для "Красной книги Санкт-Петербурга". И хотя деньги это небольшие, но мне была интересна сама работа. Я ведь принципиально рисую с натуры, а тут приходилось довольствоваться чужими фотографиями. Говорят, получилось похоже.

Несколько лет назад с Вязьменским случилась еще одна метаморфоза: он научился проходить мимо белых грибов. Он не тянет к ним загребущие руки, и хотя глаза его по-прежнему горят неугасимой грибной страстью, он стал укрощать эту страсть.

- Был суперурожайный год, когда я за 20 минут наполнял обе свои корзинки и еще часа полтора просто ходил по лесу, любовался на грибные семьи. Здоровался с ними, разговаривал о жизни. Я ведь и раньше не съедал все, что приносил домой, большую часть раздавал знакомым, соседям, посторонним дачникам, уговаривал "спасти грибы". Видимо, я в прошлой жизни был белым грибом. А в следующей жизни мечтал бы только об одном: уродиться снова белым красавцем, попасться на глаза понимающему человеку, который бережно вынет меня из земли и, прежде чем отрезать мне голову, нарисует. Вот счастье будет!

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах