233

"Мы до крика хотим быть вместе!". Написал Женя за месяц до смерти жены

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25 20/06/2007

У этой истории трагический финал. Наташе Нурм было всего 24 года. Она умерла 2 июня в реанимации французской клиники Мари Ланнелонг - на следующий день после того, как ее привезли из Петербурга. "Болезнь зашла слишком далеко. Если бы раньше...", - не скрывали отчаяния врачи.

Врачебная ошибка

Из дневника Жени Комарова (мужа Наташи), март 2007 года:

"В моей семье - большое горе, тяжело заболела жена. Для спасения ее жизни необходима сложнейшая операция по трансплантации обоих легких, но на это нужны очень большие деньги".

Беда подкралась незаметно. В 2002 году, перед самой свадьбой, Наташе поставили диагноз: туберкулез легких. 10 месяцев она провела в больнице. Тяжелые процедуры, капельницы, уколы, запрет на беременность. Но состояние только ухудшалось.

Врачи будто не видели, что у девушки появились одышка, головокружение, что малейшая физическая нагрузка стала непосильной ношей. Не замечали, что вены на шее превратились в два "карандаша" и видно, как бежит и пульсирует кровь.

В 2006 году, после обследования, диагноз "туберкулез легких" был назван врачебной ошибкой. Оказалось, что на самом деле у Наташи легочная гипертензия. Мучительное, редкое и неизученное заболевание.

Помогли читатели "АиФ"

Из дневника Жени Комарова, апрель 2007 года:

"У нас потеря за потерей. За последние пять месяцев я молился все время за то, чтобы не произошло самого плохого из всех вариантов, чтобы не выпал такой диагноз, - он выпал. Чтобы здоровье до трансплантации было стабильным - оно ухудшается. Чтобы нам положительно ответили в Германии - они отказывают. Чтобы удалось собрать деньги, чтобы у нас было время. Я хочу, чтобы она жила, мы до крика хотим быть вместе. Не опуская рук, мы будем бороться, чего бы нам это ни стоило".

Единственный шанс выжить при таком заболевании - трансплантация легких. После горьких раздумий, страхов и тревог было решено оперироваться за рубежом. В нашей стране таких операций практически не делают. Одну, первую и единственную, провел год назад в Петербурге известный хирург Петр Яблонский, да и то при поддержке французских специалистов.

Более того, в РФ вообще не принята программа по трансплантации легких. Это значит, что препараты нужно покупать за собственные средства. Примерная сумма - около 4 миллионов рублей. Причем нет гарантии, что удастся приобрести все необходимое. Скажем, "клопамид", который мог бы облегчить страдания Наташи и уменьшить отеки, в России найти так и не удалось.

Согласие на трансплантацию дала французская клиника. Пришел и предварительный счет на 305 247 евро. Однако первый транш требовалось перевести в ближайшее время. Плюс деньги на гостиницу, питание, билеты, визы, услуги переводчика. Женя написал десятки писем во все инстанции, Министерство здравоохранения, фонды, общества, олигархам. На словах их поддерживали, сочувствовали, но деньги никто выделять не торопился.

На семейном совете решили продать однокомнатную квартиру, а брат пообещал кредит. К делу подключился и фонд "АдВита" - просьба о помощи была опубликована в "АиФ - Петербург" (N 17). Наши читатели собрали для Наташи свыше 474 тыс. руб.

Чтобы до конца оставаться вместе, еще больше сплотиться, в апреле Женя и Наташа обвенчались.

Просто жить на этой земле

В Париже их ждали 11 мая. Но - новая преграда: отказ в визах. Понадобился и аттестат о невозможности проведения трансплантации легких в России. Наши власти выдавать его отказались. К счастью, документ подписал Петр Яблонский.

Недоставало и денег. Выручил... "капитан Немо". Именно под таким именем этот удивительный человек уже неоднократно перечисляет крупные суммы для лечения тяжелых больных. И на этот раз он оплатил счет на 117 тысяч евро.

1 июня они прилетели во Францию. Наташу немедленно госпитализировали.

"Вечером разрешили выпить маленький стаканчик воды и съесть яблоко. Впервые за последние часы на ее лице появилась улыбка, как всегда - чистая и искренняя, - вспоминает Женя. - Далее началась борьба со смертью".

2 июня сердце Наташи остановилось. Домой она вернулась в гробу с красными сургучными печатями.

Из дневника Наташи, май 2007 года:

"Раньше я никогда бы не подумала, что на душе может быть так хорошо только от ощущения природы, жизни вокруг. Как же я хочу жить на этой земле. Пока ничего с нами не происходит, мы многого не замечаем и не ценим. А жить, просто жить - по-моему, это наивысшее счастье, данное нам свыше. Мне плохо, тяжело дышать, и нет сил. Но я уверена, что все выдержу. Со мной рядом любимый и любящий человек и много хороших людей, которые вселяют надежду".

***

Эта история вызывает множество вопросов. Почему четыре года девушку "лечили" от другой болезни и не распознали страшный недуг? Отчего при редком заболевании не организовали постоянного наблюдения? Куда смотрела официальная медицина, пока Женя с Наташей в одиночку искали гигантские для обычного человека средства? Виновных нет. Кто следующий?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах