1003

Обманщиков вижу за версту. Как учительница превратилась в председателя ЖСК

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. Аргументы и факты-Санкт-Петербург 03/06/2015
Нина Сенчурова со своими ученицами на уроке вокала.
Нина Сенчурова со своими ученицами на уроке вокала. / Артём Куртов / АиФ

Страна перестала петь

- Нина Исаевна, начать хотелось бы всё-таки с основной вашей деятельности - с музыки. У нас растёт талантливая смена? Судя по числу одарённых детей в программе «Голос», всё не так уж плохо…

- Шоу «Голос» - не показатель реальной картины в стране. Ситуация у нас катастрофическая. Я почти 50 лет в профессии и вижу, что начальное классическое музыкальное образование с 90-х годов планомерно уничтожается. 

После развала Союза всё, что касалось культуры, финансировалось по остаточному принципу. А ведь система музыкального образования в советское время была идеально выстроена. Поэтому у нас выступали самые лучшие в мире симфонические оркестры, скрипачи, певцы, балет. В 90-е годы музыкальные школы стали дополнительным образованием, финансирование резко урезали. Однажды даже Министерство культуры хотело утвердить закон, по которому в музыкалках все дети должны были обучаться коллективно. То есть предлагали отказаться от индивидуальных занятий.

Мы читали и не знали, как реагировать. Плакать или смеяться. Представьте, как одному преподавателю одновременно обучить игре на фортепиано или скрипке 5-8 детей? Бесполезная трата времени! Да и невозможно в одном классе установить 10 фортепиано! К счастью, отбились от этого безумного предложения. Но они ведь генерируются в министерстве постоянно, и многие из них внедряются!

А в общеобразовательных школах уроки пения давно заменили уроками музыки, три года назад по всей стране в музыкальных школах упразднили классы классического вокала, оставили лишь эстрадный, который не развивает голоса по-настоящему. Когда Елена Образцова возмутилась и обратилась в Минкультуры, ей сказали: достаточно, чтобы дети умели петь песенки в микрофон или под фонограмму!

Что мы имеем сегодня? Потеряли поющую нацию. В нашей стране пели всегда, в царской России, в советское время собирались семьями, знали и легко могли исполнить множество народных песен. Дети росли среди живой музыки. Сегодня выросло поколение, которое вообще не поёт! Слава Богу, Валерий Гергиев везде поднимает вопрос о возвращении хора в школы. И признаётся, что стал музыкантом и дирижёром только благодаря тому, что с детства занимался хоровым пением.

Через несколько лет классическое искусство станет доступно лишь элите, тем, кто может позволить себе нанять для ребёнка индивидуального репетитора. Практически все дети из «Голоса» занимаются индивидуально. Значит, их крайне мало. Основная масса школьников живёт в компьютерах.

«Соображаешь, что натворила?»

- Как случилось, что вы вдруг резко сменили профессию?

- Даже не могла предположить такого неожиданного изгиба судьбы! (Смеётся.) Началось с того, что в 2003 году в Тосно пришла московская строительная компания «Социальная инициатива». Они так активно начали свою деятельность, что многие, в том числе и я, приобрели недорогие квартиры в ещё не построенных домах. И лишь через несколько лет стало ясно, что это финансовая пирамида. Жильё так и не было возведено, в 2006 году компания развалилась, руководство посадили. А сотни вкладчиков оказались у разбитого корыта.

Сначала мы просто собирались, проводили заседания. Я - человек советской закалки, выросла в семье военного лётчика, что думаю, то и говорю. И меня выбрали председателем правления обманутых вкладчиков. Отнекивалась, говорила: «Я же училка, да и с арифметикой у меня плохо». Однако в итоге мы собрали обманутых дольщиков по всей стране, потому что у «Социальной инициативы» покупали квартиры и люди, собравшиеся переехать с Севера. Всего 222 семьи.

- Как же вам удалось возобновить строительство на брошенных объектах? Где взяли деньги?

- Сначала мы сделали, как мне потом все говорили, самоубийственный шаг. Поехали в Москву, в закрывающуюся «Социальную инициативу», и я подписала документы, по которым наша компания ЖСК «Тосно-строй» стала правопреемницей этой компании. Когда рассказала об этом руководителям Тосненского района, они схватились за головы и сказали: «Нина Исаевна, ты соображаешь, что натворила?» И показывают скрещённые пальцы, что означает тюрьму. А я только потом поняла, что вместе с двумя котлованами взвалила на себя долг в 180 миллионов рублей!

Как быть? Удалось попасть на Строительный съезд в Москве, выступить перед главными строителями России и попросить помощи. После выступления эти «зубры» подходили и говорили: «Вы либо очень хитрая, либо вообще ничего не понимаете». Благодаря той поездке я познакомилась с руководителями многих строительных компаний. А помощь пришла от своих. Администрация стала помогать разруливать ситуацию. Маленькая районная компания «Пульсар» взялась за достройку наших домов.

- Но средств-то у вас не было, одни долги…

- Во-первых, было ещё 40 нереализованных квартир и коммерческие помещения, во-вторых, мы пошли на небольшую хитрость: увеличили этажность здания. В итоге этих денег хватило на достройку первого дома. Плюс начали строить на участке в Тосно, который тоже принадлежал «Социальной инициативе», и продавать квартиры там. Главное, что мы не взяли ни копейки доплаты с тех людей, которые уже оплатили свои квадратные метры.

Позже познакомилась с депутатом Александром Хинштейном, который по сей день оказывает нам огромную помощь, решает вопросы на уровне областного правительства. В итоге мы построили первый дом, год назад сдали второй - на 400 квартир. И планируем строить ещё три здания с подземным паркингом. На участке, где они появятся, был частный сектор, мы расселили 22 семьи.

Врун на вруне

- Получается, строить жильё не так уж сложно и дорого? И стоны некоторых строителей о непосильной ноше - просто пыль в глаза?

- У нас было много всяких приключений. Одна строительная компания, например, предлагала достроить дом, но содрать с вкладчиков по рыночной стоимости. Я отказала в резкой форме и судилась с этой компанией за то, что якобы оскорбила их руководителя. Так что не всё так легко и просто было у нас. Но строить действительно не так уж сложно, как кажется. Главное - не разворовывать средства, не класть деньги в собственный карман и сделать все финансовые потоки прозрачными. Лично я не разбогатела, потому что ни копейки не украла. Зато у нас есть прекрасный дом, о котором люди мечтали всю жизнь и который мы построили практически своими руками.

- Строительный бизнес считается одним из самых коррумпированных. Вы же всеми силами развенчиваете миф о дороговизне квадратных метров. Не страшно?

- Один мой московский друг из высоких кругов говорил: «Нина, ты должна нанять двух охранников и ходить только с ними». Но неужели мне в музыкальную школу с двумя амбалами приходить? Стыдно! Товарищ посоветовал, как нужно себя вести, рассказал, что мои речи могут записывать, за мной могут наблюдать. Я призадумалась и поутихла. Но не испугалась. Может, потому и получилось реализовать наш «безумный» проект и достроить дома. А ещё я, как гуманитарий и человек поющий, могу по тембру голоса услышать врущего человека. Нечистоплотных людей отсекаю. А надо признать, что в сфере строительства крутится много мошенников.

- Получается, многочисленные обманутые дольщики могли бы своими силами закончить брошенные строительства?

- Действительно, следом за нами пострадавшие от недобросовестных компаний могут начать строительство самостоятельно. Просто надо не опускать руки, а искать пути решения проблемы. Они есть всегда.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах