1900

Алексей Архиповский: Обидно играть на балалайке в России

«АиФ – Петербург»: - Алексей, вы приехали в Петербург и даете здесь сольный концерт. Расскажите, пожалуйста, как строится программа?

Музыкальные истории

Алексей Архиповский: - Программа строится просто: я выхожу с балалайкой и, ни слова не говоря, играю часа полтора. Концерт состоит из двух отделений – это разные по формату, по содержанию, по настроению и по атмосфере произведения. Я их называют историями…. Первое отделение – это как бы развенчание мифа о балалайке. Показ возможностей, что балалайка – это не только балалайка, а балалайка! (смеется) Во втором - более глубокие, более искренние, более близкие мне звуки.

«Аргументы и факты – Петербург»: - Какие истории вы играете на концерте?

Алексей: - Разные. Есть история про Золушку, есть восточная, есть история про дорогу домой. У всех этих историй есть свои кодовые обозначения, которые у меня ассоциируются с какими-то определенными явлениями, Бывает, что заключенная в трех звуках идея, может годами висеть, нравиться мне, и вдруг она начинает расти, разрастается в какую-нибудь песенку.

«Аргументы и факты - Петербург»: - Чью музыку вы исполняет на концерте?

Алексей: - Я играю свою музыку. Возможны, конечно, музыкальные цитаты из кинофильмов, из знакомых всем мелодий. Может сработать фильм какой-то, какая-то музыка, которую слышишь случайно в такси, например, природа, конечно. Хотя не ищу вдохновения, просто нужно остаться наедине с инструментом и просто слушать, а там как это все происходит, я не понимаю.

«Аргументы и факты – Петербург»: - А вы во время концерта общаетесь с публикой?

Алексей: - Я не говорю ни одного слова во время концерта, последнее время мне это начало нравиться. В конце концов, все приходят, знают, куда приходят, зачем приходят, зачем мешать?

«Аргументы и факты - Петербург»: - На сцене вы будете выступать один?

Алексей: - Я буду на сцене с балалайкой. Это принципиально, потому что один я вряд ли смогу удержать зал (смеется).

«Аргументы и факты – Петербург»: - Для вас балалайка, как человек. Может, у нее есть имя?

Алексей: - У той, на которой я буду сегодня играть, есть имя – Степан. Она мне как-то шепнула, что это именно Степан. Этот инструмент довольно старый - 1928 года, кстати, она родом из Петербурга.

«Аргумента и факты – Петербург»: - Мы все знаем про великих мастеров, которые делали скрипки, а про мастеров, которые делали балалайки, мы не знаем ничего.

Алексей: - Если сравнивать с таким мастером, как Страдивари, – это наш Семен Налимов. Он разработал балалайку в современном виде в конце 19 – начале 20 века. Я играю на инструменте Галиниса – это питерский мастер, ученик Налимова. Обычно балалаечники покупают инструмент и других балалаечников более старшего поколения, или он передается по наследству.

«Аргументы и факты – Петербург»: - Вы эту балалайку знали? Вы ее искали?

Алексей: - Именно эту – нет, она на меня упала с неба просто. Как подарок. Она (балалайка) ко мне относится хорошо, я к ней тоже. У нас есть какие-то договоренности, которые стараемся соблюдать по отношению друг к другу.

«Аргументы и факты – Петербург»: - А сколько у вас инструментов?

Алексей: - У меня два инструмента, второй – это как раз инструмент Налимова 1902 года рождения. Он уже старичок, у него очень много морщинок, он выглядит немного помятым в связи с возрастом, а может, в связи с обращением предыдущих владельцев. А «Степан» достаточно терпелив, терпим, хорошо себя ведет на гастролях, в различных климатических зонах. Мне нравятся старые инструменты - у них есть своя звуковая история, у них есть опыт. Некоторые старые инструменты, особенно Налимов тот же, меня больше учат. Если на «молодого» можно просто нажать, он сделает то, что ты хочешь. Старый инструмент просто не пойдет на это, он тебе этого не даст.

«Аргументы и факты – Петербург»: - Вы с ними общаетесь как с полноценными существами, настоящими персонажами?

Архиповский: - Балалайки - тонкие фигуры, живые и реагируют на исполнителя, как живые люди.

Водка, матрешка, балалайка…

«Аргументы и факты – Петербург»: - Почему вы выбрали балалайку? Вас отвели родители в музыкальную школу?

Алексей: - Как это часто случалось в советских семьях, чтобы ребенок не болтался на улице, его отправляют в музыкальную школу.

Мой отец играл на гармошке в детстве, а в юности на аккордеоне, в 50-е годы этот инструмент был в моде. Родители, естественно, пытались меня определить на аккордеон. Но педагоги посовещались и решили, что я маловат для этого тяжелого инструмента, и предложили выбрать странный треугольный инструмент, полегче. После несколько занятий с педагогами у меня проснулось какое-то отношение к нему, мне понравилась его история, понравилось, как он звучит.

«Аргументы и факты – Петербург»: - Вы выросли в то время, когда очень популярной была гитара. Все собирались во дворах, и гитара – это было что-то крутое. Как относились к вам с балалайкой?

Алексей: - Немножко детских комплексов было в свое время. Очень часто, когда мальчишка сдает экзамен в музыкальную школу на балалайку, ему неудобно почему-то говорить об этом. В России относятся к этому инструменту, как несерьезному, Наверное, Шариков, отметился (смеется). И вообще история у балалайки достаточно странная, потому что, как концертирующий инструмент, она родилась в конце 19 века. А после революции советская власть позиционировало балалайку, как рабоче-крестьянский инструмент.

«Аргументы и факты – Петербург»: - Не возникало ли у вас желания поменять инструмент, раз существует такое несерьезное отношение к балалайке?

Алексей: - Нет, мне очень нравился инструмент. Мне до сих пор меньше нравится гитара, например. Я считаю, что у балалайки больше возможностей. Этот инструмент очень мало раскрыт, в нем уникальная тембральная база, свой совершенно чумовой мир.

Инструменты тоже бывают раскручены как звезды, я считаю, это несколько искусственная вещь. В России балалайка – это такой же бренд, как водка, как медведи, как некая идеологическая фишка. И в этой истории есть вредность.

Я к балалайке отношусь как к музыкальному инструменту, а не как к части идеологической платформы и даже, наверное, не как к русскому народному инструменту.

Для меня - это просто музыкальный инструмент, на котором я играю совершенно разную музыку.

«Аргументы и факты – Петербург»: - А вы как-то подзвучиваете инструмент, есть специальные приспособления?

Алексей: - В свое время я сделал, конечно, шаг, который с моей точки зрения расширил возможности инструмента: вместе с гитарными мастерами разработал схему подзвучивания инструмента.

«Аргументы и факты – Петербург»: - У вас есть альбомы?

Алексей: - В основном, только видео, пока только видео. Это не случайно. Видеоматериал, мне кажется, более адекватно отражают эту концертную ситуацию. Потому что, то, что происходит со мной на сцене, отражается и в визуальном ряде.

«Аргументы и факты – Петербург»: - Вы участвуете в фестивалях?

Алексей: - После концерта в Петербурге мы поедем в Рязань. Патриархия организовала там некий фестиваль. Знаете, что обидно? Обидно то, эти фестивали, которые имеют отношение к русской культуре, не поддерживаются официально государством, как это бывает в других странах. Вот и получается - обидно играть на балалайке в России.

В большинстве западных стран существует большое внимание государства к местным «балалаечникам» - во всем мире есть своя балалайка (банджо, у кого-то она из тыквы).

«Аргументы и факты: - Петербург»: - Может, не нужно делать каких-то фолк-фестивалей для народных инструментов, может, вообще все это перемешать?

Алексей: - Это как раз то, чем я занимаюсь последние года три, я участвую в фестивалях. Поскольку у меня формат несколько растяжимый, неизвестно, в какое русло меня поставить: то ли это академическая музыка, то ли это джазовая музыка, то ли этно, то ли поп-музыка. Я участвую в фестивалях совершенно разного толка – и академических классических, и авторская песня, и джазовые фестивали.

«Аргументы и факты – Петербург»: - Но сейчас вас больше устраивает именно то, положение, которое вы занимаете, индивидуальное занятие творчеством?

Алексей: - Индивидуализм? Нас двое (смеется). Мне интересна эта история с балалайкой, мне интересен монотеатр, моноспектакль, моноистория, потому что мне очень интересно, как в этих трех струнах можно найти миры какие-то, я ощущаю себя первооткрывателем. Это очень интересно. На мой взгляд, балалайку никто так долго не копал, не раскапывал, и я как заново рождаю это чудо.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5


Самое интересное в регионах