124

Алексей Учитель: «У российского кино есть свой зритель»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. Аргументы и факты - Петербург 28/07/2010

Не отдадим на съедение

- Алексей УЧИТЕЛЬ: Президентом я стал по просьбе генерального директора фестиваля Михаила Литвякова. Он попросил о помощи. Я согласился, поскольку большая часть моей жизни связана с документальным кино, мой отец - Ефим Учитель был известным режиссёром, сам я начинал как документалист. Так что оставить фестиваль на съедение всем другим никак не мог, но не представлял, что придётся столкнуться с такими трудностями, прежде всего бюрократическими.

- "АиФ": Кто же конкретно мешает?

- А. У.: В этом вся и беда - никто не мешает, все хотят помогать. Но реально помощь ощутить сложно. В стране, я думаю, проходит больше сотни фестивалей. Министерству культуры и Петербургу надо определиться в приоритетах. Ведь всего два официально зарегистрированы международной продюсерской федерацией: Московский международный фестиваль и наш. Но на МКФ государство выделяет 120 миллионов рублей, а на наш - в сто раз меньше! Слава Богу, немного помогают Петербург и несколько спонсоров.

- "АиФ": Где же можно увидеть хотя бы картины-победители вашего фестиваля?

- А. У.: Нигде. И это касается не только короткометражных игровых, анимационных и документальных лент. Из примерно 80 художественных фильмов, которые снимаются в России за год, всего около двадцати попадают в прокат. Окупаются одна-две, максимум три. Секрет простой. В стране всего две тысячи кинозалов, а в одном Нью-Йорке - пять тысяч. Так что нашему кино просто не хватает места.

- "АиФ": Вы думаете, народ пойдёт на отечественные фильмы?

- А. У.: У российского кино есть свой зритель. За границей в каждом приличном городе есть кинотеатры авторского кино, и залы полные. Люди знают эти кинотеатры, любят туда ходить и смотреть кино, не похожее на «всё остальное». У наших зрителей таких возможностей сейчас нет. А ведь был на Невском замечательный кинотеатр «Знание», где показывали документальные, научно-популярные фильмы.

Упёрлись в стену

- "АиФ": Деньги на документальное кино государство дает?

- А. У.: Нет в мире другого такого государства, которое бы в таком масштабе финансировало кино. Более 300 документальных картин в год! Игровых фильмов до этого года тоже финансировали порядка 60-70. Но с этого года ситуация в игровом кино изменилась. Принято решение, что 80% бюджета будут распределяться только на восемь студий. Приказным путём назначили восемь «голливудов». На мой взгляд, это ошибка. Потому что во всём мире, и у нас раньше, деньги шли конкретным проектам, а не студиям.

- "АиФ": Значит, режиссёры, которые не имеют счастья работать на этих студиях, останутся без работы? Так же, как ваши ученики во ВГИКЕ?

- А. У.: Моим студентам, которые уже выходят на диплом, будет тяжело. Рассчитывают они отчасти на меня. Буду всячески им помогать, хотя встаёт стенка «из восьми». При старой-то системе, когда Юра Быков принёс интересный сценарий под названием «Жить», тут же получили финансирование, запустили. Лента уже была в конкурсе «Кинотавра», приглашена на десяток международных фестивалей. За рубежом, да и у нас, есть интерес к документальному кино на телевидении. Хотя чаще документалистикой называют передачи из «говорящих голов». Но уже есть канал, по которому 24 часа идет документальное кино.

- "АиФ": А против каких явлений жизни протестуют современные документалисты в своем творчестве?

- А. У.: Легче всего снять о том, как трудно жить. Вот сидим в зале с членом жюри из Болгарии Анри Кулевом, он говорит: «Ну понятно, что проблем миллион, но весь день такое смотреть! Если увижу хоть одно кино, в котором улыбнусь, сразу дам «Гран-при».

Одна моя студентка показала мне интервью, которые она снимает уже год, и в которых люди отвечали на вопрос: «Что у вас ''болит'' сейчас?» Каждый рассказывал о проблемах, но вот когда смотришь это вместе, получается палитра с оттенком поразительного оптимизма! То есть люди хоть и жалуются, всё равно настроены на то, чтобы из этого выйти.

Мистический герой

- "АиФ": Увидим ли мы ваш последний фильм «Край»?

- А. У.: Первый раз в моей жизни это будет очень широкий прокат. Первый раз я снимал фильм с большим бюджетом, масштабом, мы построили целый посёлок, даже мост.

В главных ролях: Владимир Машков, замечательная немецкая актриса Аньорка Штрехель и наша Юлия Пересильд. Снимали в экстремальных условиях, Машков по-настоящему тонул раз в ледяной воде, только мастерство наших каскадёров его спасло. Массовки было человек сто, и меня потрясла их самоотдача, ведь семь ночей подряд мы снимали их в лютые морозы, никто не жаловался.

- "АиФ": Не так давно вышел ваш документальный фильм «Последний герой» 20 лет спустя». Почему вернулись к Виктору Цою?

- А. У.: Это не продолжение, а тот же фильм. Просто он снова вышел на экран, ведь 20 лет назад проката не было. Я поначалу не верил в затею, но когда был на премьере в «Авроре», меня поразило количество народа. Интерес этот я отношу, прежде всего, к Виктору Цою. Несколько лет назад, когда моему сыну было лет 13-14, я услышал из его комнаты Цоя. Я удивился, а он: «Да у нас весь класс слушает». Меня это заставило задуматься: вот Высоцкого молодое поколение уже не воспринимает, а Цоя считает за своего. Как объяснить эту загадку? Сейчас со сценаристом фильма «Край» Александром Гоноровским мы пытаемся придумать новую картину о Цое. Может быть, в следующем году начнём снимать, ведь в 2012-м Виктору исполнилось бы 50 лет.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5


Самое интересное в регионах