87

Александр Сокуров: «Снесённый памятник - стёртая память»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. Аргументы и Факты - Петербург 18/08/2010

Куда перенести Дворцовую?

- "АиФ": В России получать какую-то «отметку» за работу всегда особенно важно, - считает Александр Николаевич. - Потому что мы живём в более сложных условиях, чем Европа, процессы, которые происходят в нашем обществе, гораздо острее и конфликтнее, социальная и культурная ситуация - кризисная. Тем, у кого одна родина, один паспорт, одно гражданство, отойти в сторону от этой тревоги невозможно.

- Александр СОКУРОВ: Всероссийскому обществу охраны памятников истории и культуры, которое вас наградило, в июле исполнилось 45 лет. Оно эффективно работало даже в годы советской власти и перестройки, но сейчас у него, пожалуй, самые трудные времена? Общество охраны памятников… Вдумайтесь, в России мы так называем общественную организацию! Охрана и защита - от кого? В стране появилось большое число людей, которые сознательно, осмысленно осуществляют работу по разрушению памятников.

Я надеюсь, что придёт время, когда «Общество» или какая-то другая организация поименно назовёт каждого руководителя строительной организации, каждого архитектора, на совести которых разрушенный фундамент, снесённое здание - стёртая память народа. Нам очень трудно бороться с мощной деструктивной силой, которая в русских городах год за годом становится крепче. Ни одного города вы не назовёте, кому не были бы нанесены неизлечимые раны: Екатеринбург, Нижний Новгород, Архангельск, Тверь…

Москвичи долго с иронией наблюдали за тем, как мы сопротивляемся деструкции в Петербурге, а потом оглянулись на Москву и увидели, что там процессы зашли так далеко, что уже не остановить. И что это за город, что за среда обитания, столица чьей страны, какого народа - сегодня трудно даже и сказать.

…Добро никогда не происходит само по себе, это зло существует само по себе. А добро - это сила сопротивления, борьба. Можно погубить город, и это будет зло, можно отстоять, и это будет добро.

 - "АиФ": Насколько среда обитания формирует человека?

- А. С.: Только в городе, в котором соблюдены национальные традиции, вырастают чистые люди, поколения, дающие надежду, только в таких городах ясная политика, просветлённые умы, которые позволяют обществу развиваться с соблюдением одного-единственного нужного всем нам принципа - эволюционного. По сравнению с сохранением среды обитания деньги ничего не стоят.

- "АиФ": Вы известны как последовательный противник «Охта центра». Как вам кажется, башню всё-таки построят?

- А. С.: Пока желание это сделать очень велико. Есть одна альтернативная идея в Москве, интересная, смешная, в то же время очень крупная - я знаю инициаторов, но пока не могу назвать. Может быть, башню перенесут в Москву.

- "АиФ": В Петербурге сейчас обсуждаются идеи о переносе городских праздников с Дворцовой площади на альтернативную. Называют, в частности, площадь на Васильевском острове за Биржей, где располагается Институт Отта. При этом институт предлагается снести, выстроив для него новое здание на окраине.

- А. С.: Сумеречная идея… Дворцовую площадь, конечно, нужно оставить в покое, уверен, что для народной площади место можно найти. Нужно всем собраться, подумать, поговорить, варианты всякие есть. Но зачем же, сохраняя одно, рушить другое? Тем более, там всё равно места мало.

В Европе дешевле

- "АиФ": Чтобы российское кино сохранилось, ему тоже нужно «общество охраны»?

- А. С.: Гнаться за американцами бессмысленно, традиции коммерческого кино у нас никогда не было. Самые известные советские ленты это - по сути - фильмы авторского кинематографа: Данелия, Тарковский, да кого угодно назовите…

В мировом пространстве русское кино известно только по замечательным именам. Наши коммерческие картины, сериалы и их режиссёры не известны никому. Если не поддерживать авторское начало, то русского кинематографа не будет.

- "АиФ": Но ведь ваш фильм «Фауст» государство поддержало?

- А. С.: Инициатором создания картины стал Владимир Путин, поддержал один российский фонд - благодаря этим обстоятельствам картина оказалась возможной. Но у нас нет ни копейки денег от государства, от Министерства культуры.

- "АиФ": Вначале вы планировали часть картины снимать на «Ленфильме», но всё делали на Западе, почему?

- А. С.: Потому что такую большую картину ни одна студия в России сейчас освоить не может. На «Ленфильме» я бываю часто, студия еле-еле стоит на ногах. В перспективе студия как самостоятельный организм существовать, видимо, не будет. Её объединят с одной частной структурой, которая наобещала много, но пока ничего не выполнила. Если до зимы не будет ассигнований, не знаю, как «Ленфильм» просуществует: надо платить за свет, газ, отопление…

- "АиФ": А тот «Ленфильм», который «стоял на ногах», мог бы осилить «Фауста»?

- А. С.: Ну, судя по тому, как студия помогала нам с картиной «Молох», - осилил бы. Правда, с трудом, со скрипом, и это было бы дороже… В Европе работать дешевле, чем в России.

- "АиФ": Увидят ли в России «Фауста»?

- А. С.: Картину закончим к декабрю, оригинал будет на немецком языке. Мы пока не делаем русской версии: нет заявок ни от одного прокатчика, ни у кого нет желания посмотреть. В Европе картину берут, планируется прокат в разных странах. Но в России её показать не удастся, разве что если «сверху» нажмут на какой-нибудь телеканал: «Ну-ка покажите!»

- "АиФ": Не перестаёшь удивляться, как в нашей стране не ценят таланты.

- А. С.: Зато расцветает общество потребления - кургузое, по-русски сформованное. Но не будет культуры - не будет России. Наша страна - очень маленькая в смысле культуры, хрупкая. В условиях стирания границ в мире, в том числе и между культурами - русской культуре, если мы не будем сопротивляться - не устоять.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах