535

Михаил Шемякин: «В искусстве воцарилась патология»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. Аргументы и факты - Петербург 11/05/2011

Это живопись, графика, скульптура, арт-объекты, фотографии 70 художников из России, Канады, Белоруссии, а также материалы из коллекции самого Шемякина, представляющие монстров в искусстве, начиная с древности.

Художники раскрепостились

- Этой выставкой я пытаюсь показать, что вкладывали в понятие монстр в древние времена и сегодня, - говорит Михаил. - И ещё показываю, как мы удаляемся от красоты. Первый монстр - это сфинкс, но какое количество гениальных произведений создано на эту тему! В Египте, Греции в монструозных персонажах всегда присутствовала эстетика, выдерживалась линия красоты, гармонии, пластики.

Когда-то Леонардо да Винчи сказал, что найти настоящее уродство в природе так же сложно, как подлинную красоту. Веласкес писал мощные, психологически сильные портреты придворных карликов. И когда его спрашивали, почему он это делает, отвечал: «Нет в природе ничего безобразного, что в искусстве не могло бы стать прекрасным».

В современном искусстве преобладает тенденция, которая была не свойственна древнему, - патология. Двадцатый век раскрепостил художников до предела, чем безобразнее и патологичнее произведение - тем больший успех. Трудно было отобрать работы на выставку, потому что многие молодые знать не знают о многовековой традиции, они насмотрелись фильмов ужасов, на их основе и создали своих «монстров», не имеющих никакого отношения к искусству.

- "АиФ-Петербург": Выставку можно считать образовательной?

- Конечно, ко мне регулярно приезжают на стажировку молодые профессора со всех концов России, и я убедился, что трагедия современных художников - отсутствие образования. Это «белые листы бумаги», они не знают азов старого и современного искусства, кроме небольшого джентльменского набора имён.

Страна теряет - при нашем новом подходе к образованию, да и к бытию - профессионализм. Ещё лет 20-30 назад было сказано, что мы вступаем в эпоху полного дилетантизма. Ну как это можно, чтобы художественный журнал на обложке напечатал изображение члена, который встал напротив Большого дома?! Да ещё и дискуссию развёрнул, правильно ли авторы получили Государственную премию.

А всего-то дел, что какие-то шпанята пробежали с ведром краски. Если бы это было в те годы, когда нас сажали в сумасшедшие дома только за то, что мы имели наглость рисовать то, что видим своими глазами, а не передавать восприятие, навязанное партией. Тогда боролись за серьёзное искусство, что было сложно и опасно.

Ответственность художника перед обществом - громадная. Даже при коммунистах художники чувствовали свою значимость, сегодня государство предоставило их самим себе.

Кто заменит лампу?

- "АиФ-Петербург": Профессионализм художников падает и на Западе?

- Да, в Америке был скандал: студенты вышли из Академии, потому что их там плохо учили. Дело в том, что профессора держатся за свои места, поэтому не ругают студентов, да ещё не принято «давить на индивидуальность». Так молодые художники сами сняли помещения и наняли независимых профессоров, чтобы те их по-настоящему учили, а значит - ругали и «пороли».

- "АиФ-Петербург": Многие явления современного искусства на Западе ещё более абсурдны, чем у нас?

- Мы сегодня зашли в царство абсурда, и если не будем пытаться двумя ногами стоять на реальной почве, профессионализме, нам грозит сумасшедший дом. Вот был такой художник Дан Флавин, который сооружал композиции из неоновых ламп. Сегодня они стоят по 4-5 млн долларов.

У одного коллекционера лампа перегорела, и развернулись громадные дебаты на первой странице «Нью-Йорк таймс»: кто имеет право сменить лампу? Сам-то Флавин умер. И можно ли будет после замены считать произведение подлинником? Благодаря колоссальным дискуссиям пришли к выводу, что только один человек - помощник Флавина - может купить и поставить новую лампу. А если он умрёт - опять дебаты!

Почему сегодня так всё сложно в искусстве - потому что вокруг него вертятся миллиарды. А там, где большие деньги, никогда не бывает чисто.

«Бяки против Шемяки»

- "АиФ-Петербург": Когда-то вы ставили памятники в Петербурге и Москве, делали спектакли в Мариинском театре, а что сейчас?

- Уже семь лет делаем в Москве анимационный кукольный фильм «Гофманиада». Если есть деньги, на такой проект требуется два года, но нам не дают ни копейки. А на голом энтузиазме работать ещё 3-4 года. И у меня в России много врагов. В своё время, в 27 лет, меня с треском выгнали из страны, хотя я тихо писал натюрморты, иллюстрировал Гофмана и Достоевского, а днём убирал помойки. Сегодня нет власти, которая могла бы снова сунуть в дурдом или выслать. Но приходится сталкиваться с очень злыми людьми и отзывами. У меня даже заведена папка «Бяки против Шемяки». Я по-прежнему многим мешаю, может, потому, что говорю то, что думаю, не люблю вилять, выслуживаться, кланяться. А мои идеи сводятся к тому, чтобы сделать что-то доброе и интересное.

- "АиФ-Петербург": По-моему, с властями у вас давние добрые отношения. Известно ведь, что мастерскую на Садовой улице вам «дал» Владимир Путин.

- Не так давно я имел честь в Бельгии ужинать тет-а-тет с Владимиром Владимировичем. Он меня поддерживает, но чиновники и премьер-министра не слушают. Это как с Граниным - он тоже фактически добился благословления Путина на создание Фонда бедным литераторам, но на бюрократическом уровне дело застопорилось…

- "АиФ-Петербург": «Патология» побеждает и в искусстве, и в обществе?

- Эстетика и красота всё равно сильнее. Понятие красоты живёт внутри каждого. Скульптор Майоль однажды рассказал, что во время прогулок - а он жил недалеко от порта - всегда останавливался рядом с матросами. Те обсуждали проходящих мимо девушек и всегда точно отмечали самую красивую!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах