162

Леонид Мозговой: «Культура передаётся через рукопожатие»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. Аргументы и факты - Петербург 17/08/2011

«Как сладкий сон»

- "АиФ-Петербург": Леонид Павлович, именно Сокуров открыл вас для кинематографа, и, насколько я знаю, в августе исполнилось 20 лет со дня вашей первой встречи?

- Да, в этом году у нас сплошные юбилеи - Александру Николаевичу исполнилось 60 лет, мне - 70. К Сокурову я попал случайно, мне позвонила его второй режиссёр Вера Новикова, с которой я был знаком, и предложила попробоваться на роль Чехова в картине «Камень». Тогда мы проговорили с Александром Николаевичем часа два. И я навсегда попал под обаяние его личности. Первый съёмочный день был в начале января, в Ялте, на крыше дома Чехова. Я был в мокром белье, а Сокуров ещё и поливал меня водой, со словами: «Будете вспоминать, как сладкий сон». Так и вышло - хоть я дебютировал в кино поздно, в 50 лет, зато сразу у такого режиссёра.

- "АиФ-Петербург": Потом вы сыграли у Сокурова Ленина, Гитлера, а правда, что должны были - и японского императора Хирохито в картине «Солнце»?

- Для Хирохито получились очень хорошие фотопробы: мне даже сделали узкие глаза. Но Сокуров предупредил: если утвердит на роль, мне придётся полгода провести в буддийском монастыре, и что он опасается за мою психику. Фото же повёз в Японию, и там сказали: «У этого актёра в глазах озеро, а у императора должен быть океан».

- "АиФ-Петербург": В «Фаусте» вы - единственный российский актёр? И одна из ваших трёх ролей - женская?

- Из наших артистов снимался ещё Антон Адасинский, который, правда, давно живёт в Германии. Подробностей о «Фаусте» до премьеры режиссёр просил не разглашать. Могу лишь отметить, что ни для одного из моих персонажей грим не требовал пяти-шести часов, как это было для роли Ленина.

- "АиФ-Петербург": После «Фауста» вы поработали с Депардье на картине «Распутин», каково впечатление?

- Депардье - талантливейший человек. В гриме он очень похож на русского мужика Распутина. Французская группа работает так профессионально, что за 26 дней сняли всю картину! Когда меня представили режиссёру, увидел человека среднего роста, курящего сигару, с низким голосом: оказалось, это женщина! Она внимательно посмотрела на меня и тут же решила: «Подходит». Я играл монаха.

«Музейный артист»

- "АиФ-Петербург": В театральных кругах вы известны, прежде всего, как чтец, автор моноспектаклей по классике. Предпочитаете жить не в современности, а в мире литературы?

- Я даже называю себя «музейным артистом», потому что многих своих авторов - Пушкина, Достоевского, Некрасова, Блока, Набокова - читал в их же музеях. Удивительное ощущение.

- "АиФ-Петербург": В своё время с чтецкими программами вы объездили всю страну. Теперь жанр не востребован?

- К сожалению. И не знаю, можно ли возродить. Когда-то был замечательный международный студенческий конкурс чтецов имени Яхонтова - и его убрали. Я не против телевидения, но «ящик» многое убил, испортил вкусы. Хотя и сейчас в России нашлись бы люди, которые пришли бы, к примеру, на программу, посвящённую Окуджаве. Когда я её исполняю, у собравшихся теплеют глаза, они подпевают. Но руководителям филармоний прибыльнее приглашать попсу.

- "АиФ-Петербург": Входят в моду аудиокниги. Вы ведь многое записываете?

- Тоже от случая к случаю. Вот позвонили из «Фонда Лихачёва»: «Мы хотим, чтобы вы записали воспоминания Дмитрия Сергеевича». И получилось 18 часов. На радио есть много записей, как-то Битов услышал и пожаловался:

«А почему вы меня не читаете?» Я нашёл его потрясающую вещь «Фотография Пушкина» и записал.

- "АиФ-Петербург": Так у вас всё происходит стихийно?

- Агента нет, сам не умею ничего «организовывать». Хочется, конечно, работать больше, но уж как складывается. Вот позвали двое выпускников Университета кино и телевидения сняться в дипломных фильмах. Роли интересные, с удовольствием согласился. Когда ты в семьдесят лет кому-то нужен, это же замечательно.

- "АиФ-Петербург": А как получилось, что вы стали педагогом?

- Девять лет назад меня позвал преподавать Пётр Вельяминов. Нынешние студенты - чистые, хорошие люди, многие - из провинции. В институте пашут с утра до ночи, но всё равно будут вспоминать, «как сладкий сон». Моё главное желание - не просто научить, а передать им любовь к театру. Самому очень повезло на преподавателей - учился у великого Бориса Зона. Он любил цитировать Островского: «В театре или священнодействуйте, или убирайтесь вон!»

- "АиФ-Петербург": Вы задумывались: какое же будущее ждёт ваших воспитанников?

- Я всего лишь учу плавать, а справляться с бурями или штилем им придётся самим. Но, во всяком случае, наши студенты становятся людьми культурными. Нам Зон часто повторял: «Надо культуру передавать через рукопожатие.

Я пожимал руку Станиславскому, тот - Щепкину, Щепкин - Пушкину. Так что до Пушкина - всего четыре рукопожатия». Я пожимал руку Зону, от меня получается - пять, теперь передаю эстафету. Кстати, сейчас готовим книжку про Зона, а я в своё время описал всю его систему обучения в письмах к жене. Она сохранила нашу многолетнюю переписку - 997 писем! Так взял кусочки прямо оттуда.

- "АиФ-Петербург": Вы храните традиции, Сокуров назвал вас «великим артистом». Но на улице любого артиста из сериала узнают скорее, чем вас. Не обидно?

- Это же хорошо, что могу спокойно по улицам ходить. Узнают те, кто видел картины Сокурова, кто любит литературу. Что же тут обидного?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах