1052

Иван Охлобыстин: «Жена не прочитала ни одну из моих книг»

Кадр из фильма

Недавно актер, драматург, сценарист и писатель Иван Охлобыстин представил в Петербурге свой новый роман «Улисс».  А также рассказал, что думает о сериале «Интерны»,  семейной жизни и безжалостной «телевизионной машине».

Легче потерять конечность  

 «Улисс» - такая книга есть и у Джеймса  Джойса. Но что  это за роман?  Финал эпохи модерна в литературе.  По мне, честно говоря, удивительно скучное произведение.   Мутные страдания мутного дядьки, который  и себя ни находит, и со своей пассией не может  определиться. Целый день он посвящает анализу своей «рогоносности».  Мне, колхознику и  тушинскому панку, такие терзания непонятны.  Заставь меня силой перечитывать – ни за что, потерять конечность легче. У нас все попроще, жестче и быстрее решается.

«Улисс» - у меня в романе так называются  часы. Главный герой - часовой мастер, который пытается восстановить древний  механизм, созданный любимым учеником Леонардо да Винчи.  Кто-то из великих сказал: «Мы  всегда пишем тот роман, который хотели бы прочитать сами». Я  огляделся по сторонам и понял - мне очень не хватает литературы о любви.  Искреннего исследования, без попытки понравиться, заворожить, а как есть. Это как гнилое золото осени. Серьезные отношения: не  веселые побегушки без трусов, а на самом высоком уровне. Так я взялся за этот роман. Написал, прочитал, мне показалось  скучно и я все отложил на два месяца в сторону. А затем  пришла в голову мысль, как донести это до читателя. Кстати, моя жена не прочитала ни одного моего произведения.  Об остальном  судить вам.

Где вдумчивое кино

Есть поговорка: «Бог в мелочах, а дьявол в крайностях». Не надо идти на крайности. Наоборот – нужно, чтобы могли  реализоваться перспективные художники.  Это касается разных сфер искусства, но особенно кино. Потому что сегодня, что снимать, у нас решают не профессионалы, а  любой, у кого есть деньги.  В итоге  сценарии  пишут любовницы продюсеров,   снимаются - друзья продюсеров, люди сомнительные с точки зрения  мастерства.  Получается ерунда. Почему-то не понимают, что  мы сильны интровертным, вдумчивым  кино. «Три тополя на Плющихе», «Берегись автомобиля», «Любовь и голуби»… Это фильмы, которые сначала внутри созрели, потом  появились на экране. Картины,  которые случаются - их нельзя сделать технически.  А англосаксы экстраверты: сначала бабахнуло, потом  они задумались.  Поэтому у них самый яркий  фильм последнего времени «Мстители». Я  пошел,  чуть не заснул. Для нас это абсурд.

Почему так? Думаю, срабатывает и разница менталитетов. Нам не интересно смотреть на сверхлюдей.  Потому что каждый уверен: он и есть тот самый сверхчеловек.  Что Ницше,  «Так говорил Заратустра»,  написан конкретно о нем.  Отсюда и наша ответственность за плачущего негритенка. Не знаю, откуда она появилась. Мы будем бедствовать сами,  но другим тоннами  станем отправлять посылки.   Кажется, бред, но мы всегда  так жили. У нас страна далекая от  индивидуализма. Мы пытаемся  быть такими, с восхищением смотрим на интуристов, но все же это совсем не наше. Наверное, поэтому  нам, неказистым,  господь дал на попечение самую  большую территорию на Земле.

Не хотели позориться

 «Интерны» – отличный  сериал. Мы сняли аж 352 серии. Там действительно качественный хороший юмор. Но в 2015 – м, вместе со всей командой,  решили закончить  выпуски. Проблема в том, что все действия ленты разворачиваются в заданном  интерьере, а в его рамках все сюжеты уже обыграны и исчерпаны. Можно, конечно, снять еще сотню серий. Безжалостная телевизионная машина тебя, как половую тряпку, будет выжимать до последнего … Но, рано или поздно, пришлось бы опуститься до слизистых. Нас пять с половиной лет любил народ, а вся эта похабщина, которая рано или поздно последует, всю эту любовь убьет. Решили не позориться.  

Чтобы не сжечь друг друга

Я человек хулиганистый, но аскетичный. Мы, тушинские панки, везде умеем пригодиться. Учась во ВГИКе, меньше всего на свете я предполагал, что стану священником. Церковь в наш дом пришла как-то … практично.   Когда мы поженились с Оксаной, первые две недели присматривались друг к другу. Потом протрезвели и поняли - оба те еще «огоньки». Моментально сожжем друг друга. Нам срочно нужно было что-то посередине, некая платформа. И как-то так  получилось, что познакомились с пастором Волгиным. Он как раз и стал тем «огнетушителем», благодаря которому мы с Оксанкой все еще вместе. 

Затем, тоже совершенно случайно, друзья попросили меня подвезти архиерея из Средней Азии. Ему нужно было в  поселок, а я жил недалеко.  И вот мы выехали на «Ниве» в это Софрино и по дороге у нас слетело колесо.  Мы с ним вместе толкали мою машину, было очень стыдно, я постоянно извинялся. Наконец решили вызвать эвакуатор, который  назывался… «Ангел». Совпадений таких не бывает.

Пока ждали подмогу, сели играть в  карманные шахматы. Слово за слово,  начали делиться откровенными историями, и он сказал, что я подхожу для службы в церкви. Плюс это пойдет на пользу моему профессионализму. Я приехал домой, и говорю Оксане: «Собирайся, мы едем в Среднюю Азию,  похоже,  никогда не вернемся». Она минуты две молча размышляла, а потом со всей свойственной женщинам мудростью сказала: «Самый большой чемодан в нашем доме у Маринки». Так  началась моя церковная деятельность.

Спасибо за то, что есть

Люблю  церковный мир. Это отдельная  Вселенная. В церковь прихожу не из страха, а потому, что  мне  надо кому-то говорит спасибо за то, что есть.  Годами я пользовался самым лучшим. Родился в замечательной стране, живу среди прекрасного народа. Заявляю ответственно, так как  объездил почти весь мир. Конечно, представитель каждого государства так скажет о своей нации. Но для меня лучше всего Россия.  У меня верное окружение, хотя это очень разные люди. И толстосумы, и голодранцы, интеллектуалы, хулиганы -   все  яркие, интересные люди.  Счастлив,  что они у меня есть. Я этого не заслужил.  Поэтому  прихожу в церковь,  чтобы  поблагодарить Бога. Это естественное побуждение. Веру укрепляет только жертвенность.  Как только она кончается, начинаются  интеллектуальные прения.

Любовь, как зубная боль? 

Настоящая влюбленность, когда идешь - и любишь трамвай, хулигана, лампу. Живые  и неживые предметы. Это как зубная боль.  Когда болит зуб,  ты не диктатор, не гуманист,  Швейцер или Эйзенштейн, а просто  человек, у которого болит зуб. Тоже самое с любовью.  Это как психическое заболевание. Что-то мистическое, что трудно назвать, но  что дает шанс надеяться на лучшее.   «Улисс» - книга о печальной невозможности быть счастливым по стечению обстоятельств.  Отчаянное понимание, что  мог,  но не случилось. Звездочка пролетела где-то рядом.  Любовь ничем нельзя мотивировать. Это просто то, что происходит. Как время. Его нельзя потрогать, увидеть. Кажется даже, что его  нет, но именно оно -   самое главное. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5


Самое интересное в регионах