aif.ru counter
764

«А я сказал – фламандец». Как Николай I курировал строительство Эрмитажа

Сюжет Эрмитажу - 255!
Знаменитый портик с колоннами, которые держат атланты (наши дни) и постоянный билет в императорский Эрмитаж (1859 год).
Знаменитый портик с колоннами, которые держат атланты (наши дни) и постоянный билет в императорский Эрмитаж (1859 год). © / Фото предоставлено Государственным Эрмитажем

Новый Эрмитаж стал первым в России публичным художественным музеем, в котором по решению императора Николая I сделали доступны для горожан великолепные художественные коллекции русских царей. О том, как он создавался, рассказали в Эрмитажной академии.

В чем Конфликт архитекторов?

В 1838 г. Николай I совершил поездку в Германию, чтобы навестить своих венценосных родственников. Во время осмотра музеев Мюнхена - Глиптотеки и Пинакотеки - императора сопровождал известный баварский архитектор Лео фон Кленце, автор проектов этих музейных зданий. Они произвели на русского царя сильное впечатление. Николай Павлович провел несколько часов, разговаривая с архитектором и обсуждая проблемы, связанные с Эрмитажем. Екатерининский Эрмитаж уже стал тесен для коллекции, к тому же государь вознамерился создать новый музей, открытый для публики. Итогом беседы стало решение построить в Санкт-Петербурге музейное здание, и Лео фон Кленце получил приглашение приехать в Россию. 

В июле 1839 г. утвердили «Предложение об устройстве музеума...», согласно которому разработанный Лео фон Кленце проект должна была воплотить в жизнь Строительная комиссия Зимнего дворца во главе с главным архитектором В. П. Стасовым. В нее также вошли известные зодчие А. П. Брюллов и Н. Е. Ефимов, а автор проекта обязывался следить за постройкой, время от времени приезжая в Петербург.

История одиннадцатилетнего строительства, начавшегося в 1840 г., полна конфликтов, возникавших между властным и суровым Стасовым, явно недовольным приглашением иностранца, и Кленце, который боялся, что его замысел будет искажен. Архитекторы обменивались язвительными письмами, однако решающим в их спорах было слово императора. В результате Лео фон Кленце пришлось согласиться на некоторые изменения. Музей предстояло возвести в непосредственной близости от императорского Зимнего дворца, на участке между Малым Эрмитажем и Зимней канавкой. Кленце предлагал снести все здания, существовавшие на этой территории, в том числе и екатерининский Большой Эрмитаж (Ю. М. Фельтен, 1770-1787), и корпус Лоджий Рафаэля (Дж. Кваренги, 1783-1792).

Однако по настоянию комиссии здание Большого Эрмитажа удалось сохранить, что лишило новый музей запроектированной северной анфилады залов и главного фасада, ориентированного на Неву. Корпус Лоджий Рафаэля был встроен в новую архитектурную оправу и стал неотъемлемой частью здания Нового Эрмитажа. Петербургские зодчие также настояли на некоторых изменениях проекта ради лучшего приспособления здания к северному климату и на использовании более пригодных для этих целей строительных материалов.

Новый Эрмитаж со стороны Миллионной улицы, 1861 год.
Новый Эрмитаж со стороны Миллионной улицы, 1861 год. Фото: Public Domain

Чем помог император?

По новой планировке южная сторона здания, выходящая на Миллионную улицу, стала главным фасадом с парадным входом, который акцентирован портиком с каменными скульптурами атлантов, высеченных из сердобольского гранита по проекту А. И. Теребенева. Кленце чрезвычайно высоко оценил искусство скульптора: «Красота и благородный стиль этих скульптур, чистота и тонкость работы и блеск полировки не оставляют желать ничего лучшего... ».

Немецкий архитектор придал облику здания, возведенному, по его собственному определению, в стиле «неогрек», строгость и монументальность. Строение украшают статуи и барельефы, изображающие знаменитых художников, архитекторов и скульпторов прошлых эпох. Согласно проекту, первый этаж предназначался для размещения античных коллекций, древней и новой скульптуры, экспозиции рисунков и гравюр, а также библиотеки. Интерьеры второго этажа, оформленные с дворцовой роскошью, отводились для экспозиции живописи и декоративно-прикладного искусства. Парадная лестница с величественной колоннадой на втором этаже создавала настроение особой торжественности - поднимаясь по ней, посетитель ощущал, что он входит в храм искусств. 

Новый Эрмитаж создавался под бдительным контролем Николая I. Император вникал во все вопросы, тщательно изучал присылаемые Кленце чертежи и рисунки. Архитектор исполнил более 800 эскизов, отразив в них каждую деталь отделки помещений, мебели и даже экспозиции, которую он стремился ввести в ансамбль интерьера.

Каковы правила посещения?

Новый Эрмитаж открыли для публики в феврале 1852-го. А за год до этого выпущена «Инструкция по управлению музеем». Штат сотрудников состоял из 29 человек (плюс 90 человек обслуживающего персонала). Император Николай I повелел учредить правила, на основании которых собрания музея стали доступными не только знатокам и любителям, но «каждому отдельно с билетом», выданным придворной конторой Его Величества. Во время обсуждения этих правил в записке обер-гофмаршалу Шувалову Ф. А. Жиль (начальник I отделения императорского Эрмитажа) писал: «В Европе принято, что в подобных случаях следует показывать большую щедрость, потому что одни только владетельные особы в состоянии собирать сии огромные хранилища... Но как Музей Эрмитажа есть собрание, собственно принадлежащее Государю Императору, и публика по Высочайшей воле туда допущена будет с некоторыми ограничениями и по билетам, от посетителей просто требуется:

- чтобы они оставляли у сторожа шинели их, трости, зонты и проч.,

- чтобы они в строгом смысле удерживались от прикосновения к предметам, находящимся в залах Эрмитажа. Посетителям дозволяется обращаться к хранителям, когда они пожелают иметь какие-либо особые сведения».

«Живописные картины и портреты распределяются в эрмитажных галереях по школам, художникам и эпохе их произведения, и чтобы оные имели, сколь возможно, выгоднейшее для них освещение», - писал начальник II отделения Императорского Эрмитажа Ф. А. Бруни.

Николай I ежедневно с 13 до 14 часов руководил комиссией, занимавшейся отбором и размещением картин. «Если раз он решил, что картина такой-то школы, его уже мудрено было переубедить. - Это фламандец! - Ваше Величество, мне кажется... - Нет, уж ты, Бруни, не спорь. Фламандец!».

Первоначально весь второй этаж был занят картинной галереей. Три просвета были отведены испанской, итальянской и фламандской (преимущественно Рубенсу и Ван Дейку) школам. В малых кабинетах (за исключением «Кабинета императрицы», вместившего собрание керченского золота) разместили экспозицию итальянской живописи. В расположенных вдоль нынешнего зала Рембрандта представлена французская и немецкая школы. Далее следовал зал Снейдерса и маленький фламандский зал. В Шатровом зале и смежном угловом находились картины голландских и фламандских художников; нынешний зал Рубенса был залом Рембрандта, два смежных с ним зала заняты произведениями русской школы. В большом зале майолики располагалось собрание резных камней. 

Организация Эрмитажа - от окончания постройки здания до создания новой структуры (5 отделений) и окончательного переустройства всей экспозиции музея - заняла 12 лет. Популярность Эрмитажа с середины 1860-х гг. возросла во много раз. Вероятно, это было связано со свободным входом в музей. К 1880 г. посещаемость достигла 50 000 человек в год. Кроме издания каталогов напечатали списки картин, помещенные в каждом зале, и так называемые «ручные каталоги», наклеенные на плотный картон и снабженные деревянной ручкой, которые предоставлялись посетителям. В 1865 году в «Отечественных записках» писатель Д. В. Григорович опубликовал путеводитель по музею «Прогулка по Эрмитажу». Предисловие гласило: «Произнесите слово Эрмитаж! В любом конце России каждый уже слышал его. О нем расспрашивают даже те, которые никогда не бывали в Петербурге». 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество