Примерное время чтения: 8 минут
670

Остался верен стране. Хабенский о новом спектакле и отъезде звезд из России

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. Аргументы и факты - Петербург 30/03/2022
Вероника Такмовцева / АиФ-Петербург

В Петербурге начались гастроли Московского художественного театра им. А. П. Чехова. Они проходят на сцене Александринского театра, где зрители увидят три  ярких спектакля сезона 2021-2022 года:  «Враки, или завещание барона Мюнхгаузена», «Вальпургиева ночь, или шаги Командора»  и «Сирано де Бержерак».

Кстати, появление «Сирано» связано со скандалом. Дело в том, что в афише первоначально была указана «Звезда вашего периода» - авторская «пессимистичная комедия с элементами автосарказма» Ренаты Литвиновой. Однако буквально за день до начала гастролей  стало известно, что звезда покинула Россию и отменила все свои выступления. Пришлось срочно вводить новый спектакль, которым и стал «Сирано». 

Впрочем, для художественного руководителя МХТ им. Чехова Константина Хабенского даже такой неприятный «сюрприз» не стал чем-то исключительным. Скорее, это еще один факт из тех порой странных и неожиданных вещей, которые окружают его в жизни и на сцене. Об этом знаменитый артист рассказал журналистам, в числе которых был и корреспондент SPB.AIF.RU.

Мюнхгаузен жил в Петербурге?

Константин Юрьевич, первые большие гастроли, которые вы проводите в качестве художественного руководителя, проходят в родном для вас Санкт-Петербурге. С каким чувством будете здесь выступать?

- Для всех артистов это особое чувство, потому что наш питерский зритель – лакмусовая бумажка, проверка работы на содержание, достоинство, уровень и качество юмора. Поэтому для меня каждый приезд сюда - испытание. И сейчас очень жду, какой будет реакция на спектакли, которые мы привезли.

В первом спектакле «Враки, или завещание барона Мюнхгаузена» вы не просто играете главную роль, но и являетесь одним из авторов пьесы.  Необычный ход...  

- Дело в том, что пьесы не было и мы с Виктором Крамером стали придумывать легенду. Я поучаствовал в сочинении текстового и сценического решения. В итоге получилась история из рассказов Распе и немного из биографии самого барона. Кстати, такой человек (Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен – прим. ред.) не только существовал в реальности, но и в  XVIII веке, в годы своей молодости, жил в Петербурге. Возможно, для кого-то это станет откровением.

Фото: АиФ-Петербург/ Вероника Такмовцева

Вы настолько органичны в этой роли, что, кажется, в вас самом живет Мюнхгаузен… 

- Знаете, если заниматься актерской профессией, как я и мои коллеги, то  без этого ощущения  внутри будет скучно и не интересно работать. Такой образ  должен присутствовать, особенно у людей творческих. Ведь почему мы остановились на Мюнхгаузене? У меня где-то в глубине давно жила история Дон-Кихота и другие такие же сюжеты. И когда в «Сапсане», между Москвой и Петербургом, мы с Виктором Крамером начали это обсуждать и возник Мюнхаузен, я понял – сюда входят все идеи, которые мы вынашивали. 

В кризис помогают охотнее

Но почему «завещание барона Мюнхгаузена»? И ориентировались ли вы на знаменитый фильм Марка Захарова?

- Давайте сначала  поймём, что значит завещание. Нотариальный документ, или то, что мы  передаём друг другу на словах - идеи, фантазии, мысли? Мне кажется,   что большинство все же склоняется ко второму варианту.  Это самое главное. А люди,  у которых нет фантазии, расценивают как  бумагу с подписями и печатями. Также мы посчитали бессмысленным бороться с кинематографом. Та пьеса была  хороша в свое время. Поэтому взяли не характеры, а только имена действующих героев. Чтобы зритель мог  легче ориентировался в новом материале.

Все было настолько захватывающе, что  мы были в предвкушении сочинительства, спектакля, которого нет. Более того. На благотворительном аукционе я  продал две ложи на прогон, на определённое число. Хотя, повторю, постановки еще не существовало.  Деньги пошли на пользу детям.  Поэтому, мне кажется, спектакль правильно начал жить еще до- рождения.

Вы упомянули о вашем фонде. Сейчас сложное время, в том числе для финансовой поддержки. Не уменьшилось ли в пору кризиса число благотворителей?

-  В нашем  фонде очень хорошая команда, которая собиралась годами и все проекты  сегодня сохраняются. Даже пандемийная пауза не стала помехой. Наоборот, практика  показывает, что когда возникают непростые обстоятельства, люди охотнее помогают друг другу. Есть проблемы  с медикаментами, с этим сегодня многие столкнулись, но они решаются.

Спектакль – «с печи»

Вам пришлось срочно вводить  другой спектакль из-за уехавшей в Европу  Ренаты Литвиновой. Как в целом вы относитесь к звездам, покидающим сегодня Россию?

- Если говорить о замене спектакля – это нормально. Сегодня одно название в репертуаре, завтра – другое. Болезнь никуда не уходит. Люди продолжают болеть…   Что касается уехавших  артистов,  отвечу за себя. Я продолжаю работать в своей профессии и хочу сделать так, чтобы мне и людям рядом со мной было интересно заниматься нашим делом. 

И все же премьера «Сирано до Бержерак» прошла совсем недавно. Эту «героическую комедию», как указано в афише, на сцене МХАТ играли всего два раза. В Петербурге - третий. Нет ощущения, что спектакль «сырой»?

- Да, он нуждается, чтобы его немного «обкатали», «наиграли», но обстоятельства таковы, что показываем  прямо «из печи». С трепетом наблюдаю, как Юра Чурсин работает и развивается в  роли Сирано. Я видел прогон и премьеру – как говорят в Одессе, это две большие разницы. Мне кажется, спектакль, как и само произведение,  сделан в метафизическом направлении и выходит просто за рамки сюжета. Он не про сегодняшний день, а  с заделом на все времена, с отсылкой к разным Сирано, из разных эпох. Очень интересно, как его примет публика.  

Фото: АиФ-Петербург/ Вероника Такмовцева

На гастроли в Петербург вы привезли постановки разные по жанру, темам и стилистике. А как в целом можно охарактеризовать направление, в котором  сейчас работает ваш театр?

- Пожалуй, никак.  МХАТ  и хорош тем, что у него нет какого-то определенного направления,  специальной  глыбы, которую он тащит за  собой.  Поэтому сегодняшний МХАТ – это место поиска как для зрителей, так и режиссеров. Вместе со всеми, кто к нам приходит, он может радоваться своим успехам. А иначе если театр уже нашел себя и  стоит на месте, он мне не очень интересен.

Мы знаем вас как прекрасного актера, но сейчас вы художественный руководитель. Насколько гармонично в вас уживаются большой начальник и артист Хабенский?

- Какая там гармония, плохо уживаются. Что-то подобное происходит, когда ты правой ногой стоишь в воде, а левой - на суше. Когда какой легче? Летом, наверное, правой, зимой – левой. Здесь та же самая  история. Я пока учусь, набиваю шишки в своих фантазиях и замыслах.  Что-то получается, что-то нет, но я продолжаю действовать  по тому же правилу.  Заполняю свою жизнь многими событиями и  если хотя бы наполовину удается сделать намеченное, уже хорошо. Многим кажется, что у меня не 24 часа в сутки, а 32. Сам удивляюсь, но  я так живу и  предлагаю такой ритм своим коллегам. У нас много планов, наработок и уже сегодня мы думаем о следующем сезоне.

Кстати. Помимо спектаклей в Александринском театре пройдут четыре мастер-класса для студентов петербургских театральных вузов. Их проведут:  30 марта Игорь Верник, 28 марта Дмитрий Назаров, 1 апреля ректор Школы-студии МХАТ Игорь Золотовицкий и Константин Хабенский. 27 марта, в Международный день театра,  он встретится с будущими актерами и режиссерами.  Тема встречи отвечает профессиональному празднику всех, кто связан со сценой  - «О чем говорить в День театра».

Материал подготовила Елена Данилевич

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах