5385

«Продвинутые не смотрят «ящик». Леонид Парфенов – о России, ТВ и «Намедни»

Парфенов выпустил новый том
Парфенов выпустил новый том "Намедни". www.globallookpress.com

Хотя Леонида Парфенова уже давно нет на телеэкранах, его популярность не утихает. Один из самых известных российских журналистов продолжает вести активную деятельность: снимать фильмы по исторической тематике и работать над своим знаменитым книжным проектом «Намедни». Парфенов приехал в Петербург, чтобы презентовать новый том под названием «Намедни. Наша эра. 1931-1940», где он при помощи дневниковых записей, редких документов и уникальных фотографий рассказывает о непростом периоде советской истории.

О новом томе «Намедни»

– Это восьмой том по исчислению и минус первый по хронологии. Телепроект «Намедни» начинался с 1961 года, и книжный было логично начать оттуда же. Были сделаны все годы до 99-го, и меня уговорили написать и о более ранних периодах. «Оттепель» не понять без военных заморозков, поэтому предыдущий том был с 46-го по 60-й. Было понятно, что нарастает постсоветская Россия в нынешнем исполнении, когда и власть, и общество черпают многое из советского периода – своих представлений, какой должна быть страна, державность.

Я придумал девиз – фразу, которую повторяю с самого первого тома: «Мы живем в эпоху ренессанса советской античности». Я делал 30-е годы из того соображения, что сталинский социализм и был главным. Даже если признаются репрессии, голодомор и коллективизация, все равно это называется «наше славное прошлое», и нужно это деконструировать – рассказать, из чего все состояло.

Получилась некая «москоцентричность»: в то время в нашей централизованной стране были московские тренды. В книге я соблюдал метод «события – люди – явления». 30-е годы были суровыми годами репрессий, подготовки к войне, ликвидации кулачества, большого террора, военных кампаний. Но вместе с тем это было время и частной жизни. Жить стало веселее: танго, «Рио-Рита» «Веселые ребята».

Я решил возродить книжный проект, когда социализм оказался вдруг актуальным, в то время как телевизионный проект делался как «до свидания» – мы там были последним поколением советских людей, на нас это повлияло, и неплохо бы разобраться, с каким опытом за плечами мы ввалились в постсоветскую жизнь, как мы помним туфли-шпильки, журнал «Юность», полет Гагарина и позывные «17 мгновений весны». Потом оказалось, что это никуда не уходит: матрица наложилась на новую реальность.

Парфенов уже много лет является одним из самых популярных и востребованных журналистов.
Парфенов уже много лет является одним из самых популярных и востребованных журналистов. Фото: www.globallookpress.com

Я сам сижу на верстке книжного проекта «Намедни». Я навсегда «ушиблен» картинкой, и не могу рассказывать, не показывая. Такого формата больше нигде нет.

О современной России

– Россия не находится в самоизоляции. Мы можем выезжать за границу и возвращаться обратно. Мы живем в условиях многовариантности. Каждый выбирает свою судьбу сам. На государство наложены санкции, на меня – нет. Я не чувствую ущемленности. Мне никто не говорит, что я страшный медведь, вторгающийся в киберпространство Запада, и меня нужно лишить пармезана. Мы не живем в тоталитарном обществе, где гражданин приравнивается к государству.

Я никогда не считал Россию «не Западом», да и весь остальной мир не считает. Если мы попытаемся подать себя как Восток, никто нас никогда не примет в таком виде. Для всех мы Запад. Это увиливание от собственной судьбы – рассказы о том, как они там страшно на нас злобны и только ждут, чтобы отхватить от нас куски пожирнее.

О Матильде

Журналист поделился своими взглядами на интернет, ТВ и искусство.
Журналист поделился своими взглядами на интернет, ТВ и искусство. Фото: www.globallookpress.com

– По-моему, скандал по поводу «Матильды» – чушь собачья. Это же всего-навсего кинопленка. Она теперь даже не целлулоид, а электронный носитель. И с этим воевать? Кому и что доказывают: что у Николая II не было романа с Матильдой Кшесинской? А чего тогда дворец Кшесинской стоит на Петроградской стороне? Было юношеское увлечение, был роман. Есть огромное количество мемуаров, все это происходило на глазах у людей: тогда никто этого не скрывал, не стыдился. А познакомил с Матильдой Николая его отец, Александр III. Если людям хочется ходить на демонстрации – это их личное дело, но они должны оставить другим право посмотреть этот фильм! Это вечная проблема: люди берут слово и настаивают, что оно и есть последнее, и что оппоненты должны заткнуться. Вот это возмутительно.

Кто-то полагает, что так нельзя про царя. Я хорошо помню те времена, когда в Министерстве культуры и в ЦК нужно было утверждать артистов какого-нибудь областного драмтеатра: нужно было человека в гриме посылать в Москву!

Теперь же нам все это объясняет дама из Крыма, которой после заявления о том, что фраза из Грибоедова «служить бы рад, прислуживаться тошно» принадлежит Суворову, нужно вообще молчать о русской истории. Это до бесконечности может продолжаться – насаждение праведности. А дальше мы будем выяснять, кто недостаточно праведно ополчился на «Матильду», кто не так яростно кидал «коктейли Молотова» в офис режиссера Учителя. Если хотят ополчиться, то, по логике, главным врагом Николая II был не Алексей Учитель, а Владимир Ленин: посносите памятники тогда, если он вам так дорог. Боритесь с пережитками советской власти. Но у этих людей с историей, видимо, так же, как и с фразой Грибоедова, приписываемой Суворову.

Об интернете и ТВ

– Я не пропал с экранов телевидения, я делаю фильмы. Они есть на YouTube. Я каждый год выпускаю их, они огромные, смотреть – не пересмотреть, суток не хватит. Ну а штатно я ни на одном телеканале не работаю, мы друг другу не подходим. Меня уволили по цензурным соображениям 14 лет назад еще. Куда мне пойти штатным работником? Надо же придерживаться редакционной политики, а я не разделяю этих взглядов совсем.

От телевидения никто никаких открытий не ждет, они не там происходят. Это уже такая олдскульная технология для тетенек-бюджетниц.

Интернет не только конкурирует с телевидением, а почти его добил в смысле актуальности, модности и очевидности тренда. От телевидения никто никаких открытий не ждет, они не там происходят. Это уже такая олдскульная технология для тетенек-бюджетниц. В массовой модной публике отношение к нему именно такое. Большинство продвинутых людей «ящик» просто не смотрят. Сейчас некоторые снимают ролики, которые набирают десятки миллионов просмотров. Иногда это сделано очень изощренно, как клипы Шнурова, а иногда очень вроде просто, дешевыми способами, но взрывной эффект миллионов просмотров достигается явно не бюджетом, потраченным на создание.

Меня нет в социальных сетях, хотя надо бы, конечно. Но у меня есть предыдущий опыт другого отношения к инфоповоду. У меня осталось ощущение, что повод должен быть значительным, чтобы выходить с ним к людям. А тут можно просто шутить или сообщить, как прошел твой день. Люди не содержания ждут, а эмоций: это мне понятно, но сам я этим пока не занимался. Несомненно, это замещает традиционные СМИ. Ну и хорошо. Пусть будет больше хороших и разных журналистов.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах