Примерное время чтения: 7 минут
296

Уроки сильнее смерти. В Петербурге издана «Блокадная педагогика».

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. Аргументы и факты - Петербург 20/04/2022
«Блокадная педагогика» – метафора профессиональной стойкости, противодействия смерти и сохранения человеческого достоинства. Педагогического мастерства, возведенного до высот подвижничества.
«Блокадная педагогика» – метафора профессиональной стойкости, противодействия смерти и сохранения человеческого достоинства. Педагогического мастерства, возведенного до высот подвижничества. АиФ

Книга выпущена благодаря поддержке Благотворительного фонда Грачьи Погосяна. Об истории ее создания, поисках материалов и актуальности темы в наши дни рассказала один из авторов, профессор Ирина Колесникова.

«Не забывай, что ты в строю!»

Елена Данилевич, SPB.AIF.RU: Ирина Аполлоновна, как возникла идея создания «Блокадной педагогики»? Какие материалы положены в ее основу?

Ирина Колесникова: Сейчас можно встретить немало воспоминаний педагогов и учеников, переживших блокаду. Однако целостного представления о работе системы образования в осажденном городе нет до сих пор. Вместе с коллегами мы попытались восполнить этот пробел. В основу издания легли материалы, хранящиеся в Академии постдипломного педагогического образования, школьных музеях, Центральном государственном и домашних архивах. Большинство из них ранее не публиковались. Для нас «Блокадная педагогика» – это метафора профессиональной стойкости, противодействия смерти и сохранения человеческого достоинства. Педагогического мастерства, возведенного до высот подвижничества.

– Как учителя в погибающем от страшного голода и холода городе готовились к урокам? Что в первую очередь старались объяснить ученикам?

– В это трудно поверить, но прежде всего им хотелось сохранить подрастающее поколение для «будущей радости» послевоенной жизни, в наступление которой свято верилось. Помочь выжить своим воспитанникам не только физически, но и нравственно. Ведь на уроки приходили ученики, до предела истощенные, иногда с полностью искалеченной психикой. Особенно в самую тяжелую зиму 1941–1942 гг. Известен случай, когда подросткам пришлось мастерить умершему товарищу гроб из школьной парты, за которой тот сидел еще вчера…

Многие педагоги при этом сами были полуживыми, но чувство профессионального долга заставляло приходить в класс. Как правило, учитель имел два плана урока: один – для обычной работы, другой – на случай артобстрела или бомбежки.

«Чем труднее жизнь наших учащихся, тем лучше должны быть наши уроки. В наши дни в нашем городе духовная пища должна быть первосортной», – писала тогда учительница Ивашкевич. В системе воспитания на первый план выходило пробуждение патриотических чувств, отношение к учебе как личному вкладу в борьбу с врагом. «Садясь за школьную скамью, не забывай, что ты в строю!»

– А где брали наглядные пособия, тетради, канцелярские принадлежности?

– Многое делали сами, импровизировали, шли в ход и подручные средства. Так, чтобы показать объект на карте, использовали цветные шнурки и бумажные стрелки. Хорошим подспорьем стали учебные фильмы, плакаты, газеты и журналы военных дней. В блокадную стужу, когда замерзали чернила, а пальцы не могли держать ручку, универсальным средством обучения оставалась устная речь. Вслух читались отрывки из исторических книг, проводились устные диктанты, математические вычисления, доказательства теорем. Учителя-словесники, находясь со своими подопечными в бомбоубежище, часами могли им рассказывать о литературных произведениях, по памяти воспроизводить фрагменты. Конечно, для этого нужно было иметь огромный профессиональный ресурс, накопленный в предыдущие годы.

В детский сад – в 12 лет

– Педагогика тесно связана с подготовкой пособий, учебников, научно-популярных книг. Как в блокаду учителя находили силы еще и для создания новых методик?

– В военные годы изучение лучшего опыта не прекращалось. По результатам научно-исследовательской работы тринадцати площадок блокадного города появился альбом «Военное обучение учащихся Ленинграда в 1942–1943 учебном году». За время войны был собран материал для четырех докторских и девяти кандидатских диссертаций по педагогической тематике. Издано нескольких фундаментальных пособий и научно-популярных детских книг.

– Удивительно, но уже весной 1942-го в школах Ленинграда ввели «продленку», хотя в мирное время она появилась только в 1950–1960-х годах. Получается, блокадная школа работала на опережение?

– Суровая действительность заставляла на ходу перестраиваться, искать нестандартные формы. В детских садах, например, произошло вынужденное «смешение возрастов». В силу обстоятельств туда принимались дети до 11–12 лет. Это привело к новому пониманию преемственности обучения в связке «дошкольное образование – начальные классы». Работали и «школы в подземелье», а весной – в саду, на скамейке. На уроке, который в любой момент мог прерваться сигналом воздушной тревоги, развернутое объяснение нового материала заменялось самостоятельными заданиями, зачетами по отдельным темам. Были открыты и вечерние школы. Туда пришли подростки, взрослые по жизненному опыту, но оставшиеся детьми в плане учения, поэтому стремились с каждым работать индивидуально.

– Как ленинградским педагогам удавалось все выдержать, не сломаться, а, наоборот, отдавать душевное тепло другим?

– В одном из решений блокадного педсовета зафиксирован такой пункт: «За детей, если понадобится, быть готовыми отдать жизнь». И это не просто фраза. Есть множество свидетельств самоотверженного участия педагогов в судьбе ребят, оставшихся без присмотра. Так, учительница истории Миронова за два с половиной месяца разыскала около ста сорока безнадзорных детей. Перенесла их на руках и перевезла на санках в детский дом.

Всю блокаду работала и учительница Строгонова. В школе, где она трудилась, открыли детский дом – и Надежда Васильевна вместе с такими же самоотверженными педагогами спасла 625 детей. В 1943 году во время жестокого артобстрела здание разбомбили, пять учительниц погибли. Сейчас Надежде Васильевне 102 года. По ее просьбе на доме, построенном вместо уничтоженной фашистами школы, установлена мемориальная табличка с фамилиями погибших. А в январе 2022-го торжественно открыли скульптурную композицию «Блокадному учителю».

Как работать с молодежью?

– В книге накоплен большой материал. А как произошла встреча с Грачьей Мисаковичем, который помог ее выходу в свет? 

– Над рукописью мы работали три года. Затем очень долго тщетно искали, кто бы мог профинансировать издание. Обратиться за помощью в Благотворительный фонд им. Г. М. Погосяна предложил внук Н. В. Строгоновой, что мы и сделали. Со стороны Грачьи Мисаковича моментально последовал теплый и заинтересованный отклик. Кроме того, многие начинания его Фонда оказались непосредственно связаны с блокадными событиями и историей школ, упомянутых в нашей книге. По его инициативе увековечена память ленинградских детей, погибших в октябре 1941 года при бомбежке на станции Тихвин. Установлены информационные доски с именами героев-выпускников в школах № 207 и 209. В школе № 206 открыта фотогалерея «Во славу Отечества». Наш издательский проект стал ярким примером, как идеи меценатства в соединении с гражданской инициативой независимой группы исследователей могут привести к результату, важному для всего общества.

– Насколько актуальна такая книга сегодня, когда от описанных событий нас отделяет 80 лет?

– На вопрос: что такое блокада? – современный педагог может услышать от детей XXI века удивительные ответы: «Это такой праздник для бабушек и дедушек, которые сражались давным-давно с бандитами», «Про нее фильмы страшные»… Возникает серьезная проблема: что и как рассказывать сегодня молодежи о том времени, какими источниками пользоваться. Очевидно, что нужно создать единое цифровое пространство, чтобы аккумулировать информацию об образовании в блокадном Ленинграде. Для этого потребуется тесное сотрудничество архивистов, историков, сотрудников музеев, педагогической общественности.

В свою очередь молодым наставникам, которые возьмут в руки эту книгу, она позволит понять, как много может сделать учитель для будущего. Даже в самых трагических условиях. Сегодня активно обсуждается престиж учительской профессии – и это дополнительный аргумент к важному вопросу о социальной миссии педагогов. Поэтому хочется еще раз поблагодарить всех, кто работал над книгой и помог ее изданию.

Кстати

20 апреля состоится презентация книги «Блокадная педагогика» в Архивном комитете Санкт-Петербурга (ул. Таврическая, 39).

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах