456

«Не живем, а выживаем». Шевченко и Лошак о России, Донбассе и свободе слова

Мария Игнатова / АиФ-Петербург

Телевидение, которое смотрят граждане, отключает критическое сознание, считают известные журналисты Андрей Лошак и Максимом Шевченко. В рамках проекта «Открытая библиотека» они встретились в Петербурге, чтобы обсудить болезненные вопросы современности: жизнь в российской провинции, ситуацию на Донбассе, отношение государства к отдельной личности. «Россия: особый путь» – именно так озаглавили диалог журналисты. 

О фильме Андрея Лошака «Путешествие из Петербурга в Москву: особый путь»

Андрей Лошак: Россия исчезла с экранов телевидения и, соответственно, из моей картинки жизни. Я поехал, чтобы посмотреть, как живут 85 %  нашего населения.

Фильм «Путешествие из Петербурга в Москву: особый путь» был сделан для телеканала «Дождь», поэтому я прекрасно понимал примерную аудиторию и ее, к сожалению, ограниченность. Я осознаю, что фильм не может распространяться за пределы определенной страты. Широкие массы его не увидят.

Максим Шевченко:  Я считаю, этот фильм – очень ясный, трезвый, жестокий и реалистический взгляд. Он продолжает традицию русского критического реализма. Ужас, грязь, запустение русской жизни, ее кошмары и отчаяние – это старая традиция, которую показывали честные люди как либеральных, так и консервативных взглядов. Это абсолютно четкое, реалистическое описание, прежде всего, глубочайшего экономического, а, стало быть, демографического кризиса.

Суть вопроса, который поднял Андрей своим фильмом, состоит в том, исчезнет ли окончательно то, что является моей родиной с ее прекрасным русским народом? Или у нас есть какие-то пути, чтобы сохранить, возродить и воссоздать? Я считаю, что исчезновение государства приведет к дальнейшему истреблению оставшегося в живых населения. Сохраняя жесткий каркас федерального государства, нужно максимально работать над развитием местного самоуправления. 

Сохраняя жесткий каркас федерального государства, нужно максимально работать над развитием местного самоуправления.

О государстве и личности

Андрей Лошак: В чем собственно феномен книги Александра Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву»? Тогда же писали в основном оды. Это было время государственной экспансии: Россия активно расширялась, прирастала новыми территориями. Радищев был первым человеком, кто литературно оформил совершенно другое отношение к жизни. Именно он обратил внимание на положение крестьянина, на беззаконие, которое творила тогдашняя власть.

По сей день продолжается сражение человека, который считает, что важнее всего права личности, и людей, которые считают, что в основе всего - интересы государства. В России, я считаю, государство всегда подавляло личность. Как писал Ключевский: «Государство крепло, народ хирел». В этой парадигме мы живем почему-то всегда.

В книге Радишева основным вопросом является вопрос свободы. К сожалению, сейчас, когда я проехал 700 км, я увидел, что народ по-прежнему не понимает ее ценности. Нет свободы выборов, нет свободы слова… Люди с этим смирились, потеряли возможность каким-либо образом влиять на свою собственную жизнь. Люди живут своей жизнью, государство – своей.

Людей, которых я встречал, счастливыми не назовешь. На вопрос «Как живете?» девять из десяти скажут: «Не живем, а выживаем».

222 Фото: www.russianlook.com

О событиях в Донбассе

Максим Шевченко: Восставший и воюющий Донбасс сражается за честь и достоинство Украины. Я считаю, Донбасс – это территория независимой, свободной Украины, где люди на основах местного самоуправления взяли в руки оружие.

Напомню, что Донецко-Криворожская республика была одним из первых форматов создания свободных советов на территории бывшей советской империи. По соседству находилась Гуляйпольская республика, связанная с именем Нестора Ивановича Махно. Поэтому традиции народного самоуправления в этой местности восходят не к администрации президента РФ. Они гораздо более глубокие, серьезные и основательные.

Отмечу также, что не более 35% населения Донбасса – русские, остальные – украинцы, греки, армяне, евреи. Это абсолютно интернациональное пространство, которому чужд и омерзителен тот угар национализма, который идет из Киева. 

Восставший и воюющий Донбасс сражается за честь и достоинство Украины. Я считаю, Донбасс – это территория независимой, свободной Украины, где люди на основах местного самоуправления взяли в руки оружие.

О просвещении

Максим Шевченко:  Екатерина II была вполне либеральным правителем. Она была императрицей, которая вошла на русский престол с лозунгами «Россия должна стать Европой!». Она придерживалась того самого формата власти, который вводил Россию в Европу. Это продолжалось пока не произошел Пугачевский бунт, пока Россия не ответила на ее либеральные реформы.

И вот парадокс: либерально-западнические реформы, проводимые женщиной, которая исповедовала радикально-либеральные взгляды, привели к созданию самой чудовищной тюрьмы, в которой огромное количество коренного населения стало просто рабами, продаваемыми на рынке. Именно при Екатерине крепостное право достигло своего максимального звучания. Это обычное следствие всех этих западнических реформ в отношение нашей страны.

Российская империя – это оккупационная администрация, представленная немецкими принцессами, датско-британским домом, по отношению к огромному количеству русского народа. XVIII век – это непрерывная гражданская война, это истребление калмыцкого, татарского населения, закрепощение казаков, массовые преследования старообрядцев.

Максим Шевченко, Адыгея Фото: АиФ/ Фото Алексея Гусева

Андрей Лошак: Просвещение должно быть, но оно невозможно с той ситуацией свободы слова, которая существует. О каком просвещении может идти речь, когда телевидение превращено в пропагандистскую пушку?

Прежде всего, нужно прекратить врать. Если допустить какие-то разные точки зрения, то из этого что-то начнет рождаться. Телевидение, которое смотрят граждане, в нынешней ситуации отключает критическое сознание.

Прежде всего, нужно прекратить врать. Если допустить какие-то разные точки зрения, то из этого что-то начнет рождаться.

О провинции и сельском хозяйстве

Андрей Лошак: Мы разговаривали с фермером, который не может взять кредит, потому что, как он объяснил, банк ему не дал кредит на сельское хозяйство. Зато выдает кредиты на открытие заправок и магазинов. Вот это ощущение заброшенности – очень страшное. Это настоящее кладбище.

Максим Шевченко: Кто несет ответственность за эти заросшие бурьяном земли? Кто является их собственником? Муниципальное образование? Муниципальное образование получает деньги в соответствии с теми законами и бюджетами, которые у них есть.

Я не верю ни в какие выборы, если честно. Считаю, что выборная представительская демократия – это величайшая ложь нашего времени. Я верю в советы, как в реально единственный орган народовластия. Для России, как и сто лет назад, по-прежнему актуален лозунг «Земля – крестьянам, фабрики – рабочим, мир – народам». Если это будет, то ни либералы, ни консерваторы ничего не смогут сделать с выжившим и пережившим все эксперименты народом.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах