aif.ru counter
401

Елена Драпеко: «Не воевать, а договариваться»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. Аргументы и факты - Петербург 18/05/2016

Депутата Елену Драпеко часто видят в Калининском и Красногвардейском районах Петербурга, где открыты её общественные приёмные. С какими проблемами приходят жители и чем им можно помочь?

- Вопросы, с которыми обращаются люди, вполне житейские, понятные, - говорит Елена Драпеко, депутат Госдумы от партии «Справедливая Россия». - Ведь кто в основном живёт в этих районах? Обычные люди - труженики,  ленинградская, петербургская  интеллигенция. Это мои зрители, соратники, участники движения за духовное возрождение страны. К сожалению, сегодня проблем в районах предостаточно. Строятся небоскрёбы, однако соответствующая инфраструктура так и не создана. Поликлиник, недорогих магазинов, детских садов по-прежнему не хватает. Владельцы автомобилей жалуются на отсутствие парковок, пешеходы - на испорченную выхлопами экологию, изувеченные газоны. И те, и другие - правы. Недавно решали вопрос с детскими площадками. Оказалось, карусели и горки построили, а дренажную систему вокруг - нет.

В итоге снег сошёл, и песочницы превратились в озёра. Виновных, как водится, нет.

Маляр за 150 тысяч

- Очевидно, больше всего вопросов по коммунальным службам, чего стоит скандал с капитальным ремонтом, который сейчас разгорается в городе. Знаю, что у вас своя позиция по ЖКХ.

- Это самое больное. Люди приносят документы, фотографии разрушающихся домов, которые необходимо немедленно ремонтировать. Однако если заглянуть в график проведения капитального ремонта многоквартирных домов, становится понятно: здание ждёт масштабное обновление лишь через 5-7 лет. При этом люди добросовестно платят взносы за капремонт. Естественно, у жильцов возникает вопрос: зачем вносить деньги на ремонт здания, если в ближайшие годы их дом приводить в порядок не будут?! Узких мест достаточно много, да и насколько вообще справедлива система «общего котла», когда деньги из фонда на капремонт расходуются не на приведение в порядок конкретного дома, жильцы которого собрали необходимую сумму для обновления коммунальной системы своей многоэтажки, а на здания в другом квартале, районе? И от жильцов не зависит, когда именно их дом поставят на ремонт. Мы обращались в Конституционный суд, просили отложить введение платы за капремонт хотя бы на 5 лет, пока система пополнения фонда станет прозрачной, но КС признал взносы законными.

Также поражает непрозрачность расчётов. Недавно увидела смету на ремонт здания, в которой работа маляра в день была оценена в 150 тысяч рублей! Очень хочу посмотреть на этого маляра. Сегодня мы направили запросы в жилищный комитет города, ЖКС № 1, чтобы объяснили, как в Петербурге формируются тарифы за работу сотрудников коммунальных служб. С нетерпением ждём ответа.

- Но это вопросы, касающиеся всех. А кому-то конкретно удалось помочь?

- Недавний пример. В Калининском районе 30 лет пытается улучшить жилищные условия семья Светланы Александровой. Семь человек - муж с женой, трое детей и двое внуков - ютятся в небольшой двухкомнатной квартире. Очередь на дополнительное жильё подошла уже три года назад. Семье должны были выделить ещё одну квартиру, однако за всё это время подходящую жилплощадь так и не смогли подобрать… Отчаявшаяся женщина обратилась в мою общественную приёмную, и мы подготовили письмо в адрес губернатора Санкт-Петербурга. Как итог - в ближайшие дни петербурженка вместе с родными сможет посмотреть несколько вариантов.

Работа депутата похожа на детектив. Каждое обращение - это настоящее расследование. Сначала вопрос изучают наши юристы - насколько законны требования заявителей. Затем мой аппарат в Госдуме смотрит, к кому обратиться, кто обязан заняться решением проблемы. По итогам ставим всё на контроль и следим, чтобы было исполнено в срок.

Чиновники обязаны ответить

- Вы один из самых результативных депутатов Госдумы, но как вам удаётся победить чиновников и бюрократию? Как, например, был принят резонансный закон, запрещающий строительство на расстоянии 100 метров от памятников культуры? Кстати, в народе его так и называют - «закон Драпеко».

- Во-первых, у депутатов Госдумы есть преимущества. По ФЗ № 116 чиновники обязаны мне ответить. Более того, если необходима встреча - не имеют права отказать. Я этой возможностью всегда пользуюсь и по ряду обращений веду прямые переговоры. Во-вторых, везде, в том числе и среди управленцев, есть порядочные, высокопрофессиональные люди. Поэтому я не воюю, а предпочитаю договариваться, искать единомышленников. Так, в законе «о 100 метрах» удалось заручиться поддержкой Минстроя, что было самое трудное. Ведь сначала говорили, что мы мешаем инвесторам и бизнесу. Письмо с протестом против ограничений пришло даже из Петербурга. Тогда на уровне вице-премьера Дмитрия Козака мы вместе с Минстроем, Минкультом и представителями города провели два серьёзнейших совещания. В итоге удалось найти решение даже в такой сложной ситуации, и закон был принят. А представители Минстроя, если есть вопросы, касающиеся этого ведомства, теперь обязательно участвуют во всех совещаниях нашего комитета в Госдуме.

- Кстати, о Минкульте. На днях вы выступили против идеи кандидата от «ЕР» Сергея Боярского, который предложил перевести в Петербург Министерство культуры. С чем не согласны?

- Сергей Михайлович пред- лагает переселить к нам Мин культ, чтобы оживить работу местного профильного комитета. Но это, по моему мнению, неправильно. Если госслужащие плохо справляются с обязанностями, значит, их надо либо учить, либо придать ускорение старинным народным способом. У нас своих чиновников полный город, а здесь прибавится ещё целое министерство. Зачем? А вот что необходимо, так это вернуть городу телеканал «Культура». Сейчас уже мало кто помнит, что в самом начале он должен был вещать из Северной столицы и распространять высокую петербургскую культуру на всю страну. Закончилось тем, что ценный ресурс у нас отобрали, перевели в Москву и сегодня туда очень трудно пробиться. Я готова побороться за его возвращение и предлагаю Сергею Боярскому присоединиться.

- Вы защищаете культуру, город и добились, чтобы новодел не вторгался и в исторические пригороды. А также пытаетесь навести порядок с ремонтом домов-памятников. Удаётся?

- Эти два закона имеют особое значение для Петербурга. Хватит в Царском Селе, Павловске, Ломоносове возводить уродливые строения из стекла и бетона чудовищного цвета. Сейчас тем, кто собирается строить здесь здания, нужно взять либо типовой проект, либо представить утверждённый эскиз будущих апартаментов. Это может быть и большой дом, однако он не должен рвать ткань исторической застройки, как происходит сегодня.

Отдельный вопрос - ремонт домов-памятников, а таких в Петербурге свыше 600. Люди, которые там живут, сегодня очутились в бюрократической ловушке. С одной стороны, это аварийные здания, где немедленно нужен ремонт, в том числе и на средства жильцов.

С другой - памятники истории, которые по закону не ремонтируются, а реставрируются. А это совсем другие средства, которых у людей нет. Поэтому сейчас мы готовим новый закон, по которому Смольный может участвовать в реставрации, даже если там нет городской собственности. Это станет большим облегчением для жителей. Проект уже внесён в Госдуму, и мы надеемся принять его до конца нынешнего созыва.

Без школ и медпомощи?

- Также вы хотите утвердить социальные стандарты, но разве эти нормы не прописаны в действующем законодательстве?

- Как ни странно, сегодня это просто рекомендации, которые были приняты ещё в 1998 году. А ведь это важно: сколько должно быть больниц, детских садов, театров, чтобы гарантировать каждому гражданину соблюдение его конституционных прав на здравоохранение, образование, доступность культурных ценностей. Ведь сегодня что получается? Есть деньги - финансируем, нет - оптимизируем. В итоге целые сёла остаются без школ и медицинской помощи. Что будет на той или иной территории - решает бизнес, выкупивший или арендующий площади. Вот и выходит, что магазины в зданиях торгуют алкоголем, а бабушка с палочкой должна идти за хлебом за три квартала.

- Власть при этом говорит: на инфраструктуру денег нет.

- Повторю вслед за Станиславским: «Не верю». Получают же банки астрономические суммы для стабильности финансовой сферы! Спекулятивный капитал открыто вывозит миллиарды в офшоры, элита жирует, а правительство не индексирует пенсии работающим. Поэтому деньги есть, и это не запасы казны, а дополнительные ресурсы. Наша партия «Справедливая Россия» каждый год публикует альтернативный бюджет, где мы показываем - вот средства, которые надо использовать на благо населения. Но министры отмахиваются: «Нет, лучше банкам дадим очередной триллион». В этих и других вопросах мы не согласны с кабинетом, но наша оппозиция - конструктивная. И есть принципиальные вещи, от которых не отступим. Мои родители учили меня: пообещал - сделай, будь честным! Поддержи! Защити! Хочу, чтобы эти ценности вновь стали основой нашего общества, а я лично могла использовать свою силу, опыт и статус, чтобы помогать людям.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах