127

Владимир Маленчук: «Перенаселения» в СИЗО нет

«Через три года построим новую колонию»

- Можно ли в следственном изоляторе и колониях иметь сотовые телефоны?

Денис, Петербург.

- Нет, нельзя, это запрещено законодательством. В колониях мы разрешаем  только таксофоны: осужденные приобретают карточки в магазине и пользуются ими. Время мы не ограничиваем. Естественно, разговоры не должны занимать целый день - в свободное время человек может пользоваться услугами связи и общаться с родными. Что касается следственного изолятора, то на то он и изолятор — свобода человека временно ограничивается, дабы не было с его стороны давления на свидетелей, судей и правоохранительные структуры.

- А как в ваших учреждениях дело с Интернетом обстоит?

- Интернет у нас не положен. Только служащим — руководству учреждений.

- А с прессой как? Есть свежие газеты?

- Конечно. Пресса поставляется ежесуточно. Каждый осужденный и подследственный имет право приобретать и выписывать газеты. Кроме этого, существует такое понятие как радио и телевидение - по этим каналам тоже последняя информация до наших подопечных доводится.

- Мой брат жалуется на тесноту в камере. Есть ли какие-то нормативы, определяющие количество людей в одном помещении?

Людмила Петровна, Всеволжск.

- В камере следственного изолятора на одного человека приходится 4 квадратных метра. Мы сегодня такую норму выдерживаем. В колонии на каждого осужденного положено два с половиной квадратных метра. К сожалению, не во всех учреждениях эта норма соблюдается, есть незначительный переизбыток в колониях общего и строгого режима. Но я думаю, что это временное явление. В 2009 году мы планируем приступить к проектированию новой колонии, а с 2011 года начать ее строительство. Она будет находиться на базе колонии №8 в Борисовой Гриве.

Питание в тюрьмах — почти что санаторий 

- Мне интересно: какой процент бывших заключенных снова совершает преступления и возвращается в места лишения свободы? Есть ли в Петербурге и области службы, которые помогают бывшим заключенным адаптироваться к жизни на гражданке?

Алексей Игнатов, Выборг. 

- Спасибо. Хороший вопрос. Точный процент возврата назвать невозможно, потому как он год от года разный. Но в основном, я вам скажу, речь идет о не более чем о 20-25 процентах. Рецидив происходит не потому, что никто не занимается этими людьми, а потому что многие считают, что ниже их достоинства работать на стройке или убирать улицы. Каждому ведь нужно обязательно иметь кабинет, быть директором или считать деньги в фирме... Но такой возможности, к сожалению, нет.

Конечно, различные службы есть, они в первую очередь помогают в трудоустройстве. Мы тоже за полгода до освобождения начинаем с человеком работать, предлагаем ему ряд предприятий, ряд профессий, которые он мог бы осилить и принести пользу. Чаще всего речь идет о строительных специальностях, работе по благоустройству города — работе, скажем так, невысокой квалификации. Хотя если человек имеет большой опыт, ему, конечно, предлагаются профессии более высокого уровня. Я, может быть, про кабинет и директорское кресло с долей иронии говорил, но так оно и есть. Каждый видит себя кем угодно, только не уборщиком или озеленителем города. Проще совершить кражу и оказаться вновь в местах лишения свободы.   

- А можно находящемуся в СИЗО заказывать еду в ресторане? У многих ведь возможности позволяют.

Татьяна, Петербург.           

- Вы знаете, во всех следственных изоляторах Санкт-Петербурга и Ленинградской области питание соответствует тем нормам, которые утверждены нашими ведомственными приказами. Кроме того, нашим подопечным поступают продуктовые посылки. Плюс у нас в каждом следственном изоляторе и колонии есть магазин, в котором арестованные и осужденные могут приобрести тот или иной продукт.

Я вчера был в пятом учреждении: в магазине порядка 350-370 наименований только продовольственных товаров. Представляете, какой уровень? Начиная от конфет, сигарет, заканчивая колбасами, печеньем  и так далее.

... Заказывать в ресторане? Да, я думаю, что когда-нибудь мы придем к этому. Правда, для этого нужен будет дополнительный штат, потому что те же продукты должны подлежать досмотру. Но уже сейчас у нас существует дополнительное питание и четыре различных диеты для нуждающихся и больных. Туда включены молоко, яйца, мясные и рыбные продукты. Для несовершеннолетних - фрукты, соки натуральные, колбасные изделия. Я думаю, мы их достаточно и сегодня кормим.

Брачная ночь? Почему бы и нет?

- Наши знакомые покупают мебель, сделанную руками заключенных  - и дешевле, и качество устраивает. А что еще производят на зонах и где все это можно купить?

Александр Петрович, Ломоносов.

- Сегодня учреждения уголовно-исправительной системы Санкт-Петербурга и Ленинградской области выпускают более 700 наименований изделий различного рода. Это и строительные материалы (дорожная плитка, бордюрный камень, отделочно-облицовочная плитка), и мебель. В женской нашей колонии мы шьем форму для Министерства обороны, для Министерства по чрезвычайным ситуациям. Где это можно купить? И при колониях есть торговые точки, и специализированные магазины есть, через которые мы реализуем эту продукцию.

Цены действительно дешевле, мы же выпускаем оптом все. Сегодня Санкт-Петербург разместил у нас муниципальный заказ на изготовление мебели для школ, больниц, спортивных комплексов. Мы с удовольствием такие заказы  выполняем: и заключенные работают, и деньги остаются внутри города.   Интересно, что пятое учреждение, например, у нас является в Северо-Западном регионе монополистом по выпуску клубной и театральной мебели. Мягкие сиденья, которые мы делаем, даже у Хазанова в Театре сатиры стоят.

- Слышала, что становится все больше браков с заключенными. Так ли это? Если да, то с чем может быть связано? Есть ли какие-то послабления для зеков, например, первая брачная ночь?

Галина, Петербург.    

- Начнем, наверное, с последней части вопроса. Конечно же, когда регистрируется брак, мы всегда идем навстречу, - для осужденных, которые находятся в местах лишения свободы (то есть в колониях), мы предоставляем длительное свидание с вновь испеченной женой. И в дальнейшем длительные свидания предоставляются. Мы за то, чтобы на свидания к нашим подопечным приезжали законные жены, а не гражданские.

Кстати, регистрируются браки не только в колониях, но и в следственных изоляторах. Я, наверное, месяца три назад был в шестом изоляторе и наблюдал такую картину: стоит белый лимузин, выходит оттуда невеста, в окружении родственников и в сопровождении работников ЗАГСа заходит в следственный изолятор. Там у нас есть специальное помещение для социального работника, там регистрируют брак. После этого невеста едет отмечать свадьбу с родственниками, а жениха сопровождают в камеру следственного изолятора. Мы же не можем предоставить ему возможность еще и принят участие в свадьбе! Точнее, закон не позволяет.

- Но таких браков действительно больше?

- Я не знаю. Мне кажется они были всегда.

- Зачем это нужно заключенным, понятно. Но зачем женщинам?

- Вот этот вопрос бы женщинам задать! (смеется) Я не готов за них ответить. Может быть, морально поддержать. Может, у них чувства были на протяжении длительного времени, и люди просто не успели пожениться до того, как мужчина оказался в местах лишения свободы... 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах