352

Дмитрий Быков: «Мы живем в стране, которая культивирует все худшее, что может быть в человеке»

Тема беседы «СССР. 20 лет спустя» носила не только ретроспективный характер: вместе со зрителями Быков провел параллели с настоящим, поговорил о материях философских и поделился планами на будущее. Беседу записала корреспондент SPB.AIF.RU Елизавета Фоменко.

Об идеалах и носках

- Все мы сойдемся на том, что Советский союз утонул, империя пала. Можно относиться к этой эпохе сколь угодно критично, но мы видим, что погубившие ее вещи обернулись гораздо большей бедой. Очень многие идеи, которые советский проект предложил России, для любой другой страны могли бы оказаться спасительны и целительны, но у нас благие начала были сожраны первыми. Зато самое отвратительное, что было в Советском союзе, наоборот, оказалось чрезвычайно живуче. Для меня наиболее точную характеристику советского дали Стругацкие. В книжке «Пикник на обочине» они словами Рэдрика Шухарта описали, что это было: «Да у нас дыра, но сквозь эту дыру сквозит будущее». Критика СССР с той точки зрения, что там невозможно было купить колбасу или мужские носки – величайшая пошлость. Я предпочел бы жить в стране, где есть цель, смысл, идеалы. Для меня это ценнее, чем хорошие носки. Да, Советский союз был изрядной дырой во многих отношениях, но в эту дыру сквозило будущее. А сегодня мы живем на полураспавшихся останках советского трупа.

О страхах и свободе

- Согласен с Искандером, что советский страх был однонаправлен, поскольку максимум зла впитало государство. Современный же человек живет внутри ежа, вывернутого наизнанку, эти страхи уставлены на него со всех сторон. Человеческая жизнь всегда управляется страхом, будь то страх смерти или разорения, страх перед государственным монстром, который сегодня всесилен. В советское время была хоть крошечная надежда найти управу на того или иного чиновника, сегодня вас даже не начнут слушать. У каждого времени свой страх, и обрести полную свободу от него невозможно. Я не ощущаю себя абсолютно независимым, скорее не очень простым. Я свободен лишь от постоянной оглядки на то, что обо мне подумают, потому что привык, что уж точно ничего хорошего.

О границах нравов

- Сейчас занимаемся запуском журнала «Советский союз». Этот бренд известен, но мы возвращаем его в другом формате, не глянцевом и пропагандистском, в котором он существовал в поздние советские годы, а в формате нейтрального, недискуссионного описания канувшего явления. Если говорить о задачах литературных, то главное для меня – смягчение нравов и расширение границ терпимости, нужно напоминать людям о возможности чуда, о том, что жизнь не ограничивается душными помещениями.

О современной России

- Полагаю, что у СССР можно взять по крайней мере две вещи, которые необходимы для сегодняшней России, если она хочет существовать как государство. Первое: она должна объявить вне закона любой национализм в его грубых этнических пещерных формах и второе – точно также вне закона должны быть любые суеверия, которые не имеют отношения к официальным религиям. В условиях советского проекта на доске стояла чрезвычайно сложная комбинация, у этой комбинации были разные варианты развития, но смахивать ее с доски – нелучший вариант. При любом строе существуют лицемерие и подонки. Но есть социальные условия, которые поощряют худшее в человеке, а есть условия, стимулирующие лучшее, заставляющие расти, вытягиваться, кем-то становиться. Мы сегодня живем в стране, которая культивирует все худшее, что в человеке может быть: лень, праздность, стремление наживаться за чужой счет, цинизм. Да, советская власть натворила отвратительных дел, но при этом всегда говорила очень правильные слова, и эти правильные слова успели воспитать несколько неплохих поколений. Я долгое время для себя решал вопрос, почему это так, и пришел к выводу, что важен не вектор, а масштаб. Советская диктатура была первоклассной, а нынешняя свобода является второсортной, это очень посредственная свобода. Из высокосортного навоза может вырасти что-то превосходное, но из второсортного - никогда.

Я ни в коем случае не агитирую за советский проект, думаю, что сегодня отношение к нему должно стать максимально безэмоциональным. Мы должны перестать любить или ненавидеть советскую власть и попытаться извлечь уроки. Русская болотистая среда - это среда, которая дает очень мало возможностей, чтобы ее изменить, но для перемен внутренних она предлагает бесконечное количество вариантов, как говорил Валерий Попов: «Действуйте! Внутренние перемены, в отличие от внешних, требуют не более минуты!»

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5


Самое интересное в регионах