(обновлено )
Примерное время чтения: 6 минут
281

Господь дарует Победу. За что награждали священников в блокадном Ленинграде

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. Аргументы и факты - Петербург 15/11/2023

Чуть более 80 лет назад, 11 октября 1943 года, произошло удивительное событие, не имевшее к тому времени аналогов в истории Советского Союза – государственные награды впервые получили 12 священников Русской православной церкви.  Все они были награждены медалью «За оборону Ленинграда».

С учетом того, к началу войны на весь многомиллионный город и Ленинградскую область насчитывалось 32 священнослужителя, можно констатировать – благодарности от Советской власти удостоился каждый третий представитель ленинградского православного духовенства. 

Борьба с церковью

После свержения монархии и становления Советской России начался её путь как «атеистического общества». Как писал Владимир  Ленин: «Мы дoлжны бoроться с религией. Это — азбука всего материализма и, следовательно, марксизма. Но марксизм не есть материализм, остановившийся на азбуке. Марксизм идёт дальше. Он говорит: надо уметь бороться с религией, а для этого надо материалистически объяснить источник веры и религии у масс».

В первые годы Советской власти у большевиков не доходили руки заняться непосредственно борьбой с церковью – духовенство, скорее, страдало наряду со многими иными  «бывшими». Новые власти считали «веру» рудиментом в будущем социалистическом обществе, и ждали, что церковь исчезнет само по себе.

Тем не менее, ожидания себя не оправдали. Количество прихожан в сохранившихся после Гражданской войны храмах даже росло – на фоне голода и разрухи, люди искали утешение в вере. Поэтому гонения на РПЦ стали целенаправленными примерно с конца двадцатых годов. Считается, что  за несколько лет террора было расстреляно больше 10 тыс. священников, а отправлены в лагеря и ссылки более 100 тыс. клириков.  Уничтожались, разграблялись и закрывались тысячи церквей, храмов и монастырей. Например, Соловецкий мужской монастырь стал Соловецким лагерем особого назначения.

Если к 1935 году Ленинградская область насчитывала около 1,5 тыс. священнослужителей, то уже к 1937 году их осталось всего 32 человека. В огромной Ленинградской епархии уцелел только 21 храм.

И такая «атеистическая политика» продолжалась бы и дальше, если бы в 1939 году не началась Вторая Мировая Война.

Кстати
Закрытый под склад Смольный собор в годы войны переоборудовали в бункер, который находился в подвалах здания. Сюда спускалось городское руководство, в том числе Андрей Александрович Жданов, во время бомбёжек. Считается, что чуть позже, уже после окончания войны, бункер даже оснастили противоатомной защитой.

Оплот спокойствия

После нападения Германии Советскому правительству срочно пришлось пересмотреть своё отношение к церкви. Третий Рейх активно использовал «антирелигиозную политику» СССР в своих целях, склоняя православное население оккупированных территорий к сотрудничеству. Сообщая, что борются с «безбожной властью», нацисты позволяли открывать приходы и возрождать духовную жизнь. 

Поэтому советское правительство решает в своих интересах отступиться от политики гонения и начинает пусть и косвенно, но поддерживать РПЦ. Для возрождения един-
ства в стране, подъёма патриотических настроений, власти вспоминают такие исторические фигуры, как Александр Невский, Михаил Кутузов. Выходят патриотические фильмы, реабилитируются русские полководцы. А в блокадном Ленинграде церковь становится оплотом спокойствия, помощи ближним, а иногда и буквально укрытием от бомбёжек и голода. По предложению митрополита Алексия уже с 23 июня 1941 года приходы Ленинграда начали сбор пожертвований на оборону города. Приходской совет Князь-Владимирского собора предложил на свои средства открыть лазарет для раненых и больных воинов и 8 августа передал на его обустройство 710 тыс. из 714 тыс. имевшихся у общины рублей. Без какого-либо участия городских властей в подвале Спасо-Преображенского собора было оборудовано бомбоубежище на 500 человек для прихожан и жителей окрестных домов.

В период блокады богослужение проводилось во всех действующих храмах, и лишь Серафимовская кладбищенская церковь в январе-апреле 1942 года была закрыта. В неё стали складывать тела умерших. Как свидетельствуют очевидцы – на протяжении всей блокады богослужения проходили в переполненных храмах. Обязательными были специальные молитвы о даровании победы воинству. Священники служили особый молебен «в нашествие супостатов», который был повсеместным и в Отечественную войну 1812 года. Богослужения пришлось приспособить к военным условиям: утром они начинались в 8 часов, вечером – в 16, ведь молящимся нужно было успеть благополучно вернуться домой до наступления комендантского часа. Первоначально по сигналу тревоги верующие уходили в бомбоубежища, затем привыкли и службы зачастую не прерывались, лишь дежурные МПВО поднимались на крыши храмов.

По так и не опровергнутым слухам, в 1943 году на некоторых богослужениях в Никольском кафедральном соборе присутствовало даже командование Ленинградского фронта во главе с маршалом Леонидом Говоровым. 

 

Заголовок выпущенной спустя 75 лет книги, посвящённой этим событиям, как нельзя лучше характеризует настроения, царившие тогда в среде ленинградских верующих и духовенства, – «Господь дарует нам Победу». При этом всем священнослужителям в блокадном Ленинграде выдавался паёк по самой маленькой карточке – иждивенческой, и среди них были смерти из-за голода, особенно в первую блокадную зиму.

При этом священники не только служили в храмах и помогали больным и голодающим, но и активно участвовали в обороне города, многие входили в группы местной противовоздушной обороны   - к примеру, в справке, выданной 17 октября 1943 года архимандриту Владимиру (Кобецу) говорилось, что он «состоит бойцом группы МПВО дома, активно участвует во всех мероприятиях обороны Ленинграда, несёт дежурства, участвовал в тушении зажигательных бомб».

Верующими вносились также пожертвования на авиационную эскадрилью и танковую колонну.

17 мая 1943 года сам Сталин обратился к ленинградским священникам с личной благодарностью. Его телеграмма была опубликована в газете «Правда»:

«Прошу передать православному духовенству и верующим Ленинградской Епархии, собравшим кроме внесенных ранее 3 млн. 682 тыс. 143 рублей дополнительно 1 млн. 769 тыс. 200 рублей на строительство танковой колонны им. Димитрия Донского, мой искренний привет и благодарность Красной Армии». И. Сталин.

Награда священникам 

В 1943 году священнослужители перестали быть изгоями и считаться исключительно «социально-опасным элементом». Свидетельством этого и стало состоявшееся 11 октября награждение. Заслуги каждого из священнослужителей названы в наградных листах по-разному. Так протоиерей Михаил Славнитский получил свою медаль, потому что «состоял в группе самозащиты и нес дежурство по обеспечению общественного порядка в своём доме».  Протоиерей Павел Тарасов «участвовал в деятельности городской специальной комиссии», а протоиерей Николай Ломакин – «в городской и областной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков».  В любом случае, это был символический акт, свидетельствующий об окончании гонений на церковь.

К сожалению, после войны, в 60-е годы политика партии снова вернулась к строительству «атеистического государства». Новые постановления и законы, которые урезали полномочия и возможности религиозных общин, активно принимались вплоть до 1988 года. Самое интересное было, что такая политика проводилась под лозунгами за восстановление ленинских доктрин и как «борьба со сталинизмом».

Никола защитил?
Существует церковное предание о помощи небесных сил при обороне г. Колпино. С XVIII века жителями этого города особенно почитался чудотворный образ Святителя Николая, хранившийся в местном Свято-Троицком соборе. В 1937 г. собор был закрыт, в начале августа 1941 г. спецгруппа НКВД даже взорвала верхнюю часть его колокольни, так как та могла служить ориентиром для немецкой артиллерии. По одной из версий, образ Николая Чудотворца перед самым закрытием собора был спрятан в надёжном месте несколькими благочестивыми прихожанками. Во время войны многие старушки говорили, что «пока Никола в городе, фашист в Колпино не войдёт». Так и случилось. Уже после окончания войны жительницы Колпина передали образ Святителя Николая в открывшуюся в 1946 г. в Невском районе Ленинграда Свято-Троицкую церковь «Кулич и Пасха».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах