1239

Кров и кусок хлеба. Как устроена современная работорговля

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. Аргументы и факты - Петербург 14/07/2021
Периодически появляющиеся в прессе сообщения об измывательствах над рабочими на стройках в неких пригородных коттеджах чаще всего и связаны с клиентами «работных домов».
Периодически появляющиеся в прессе сообщения об измывательствах над рабочими на стройках в неких пригородных коттеджах чаще всего и связаны с клиентами «работных домов». / Сергей Хорошавин / АиФ

Как только на улицах Петербурга потеплело, фонарные столбы в центре города, на городских вокзалах и в традиционных местах массового скопления неблагополучных граждан запестрели объявлениями, в которых людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, оказавшимся без крыши над головой и куска хлеба, предлагали кров, еду и работу. Эксперты говорят, что это больше всего похоже на приглашение в настоящее рабство.

Замена мигрантам

Никаких подробностей благотворители про себя не сообщают, указывая только номер телефона. Мы смогли дозвониться по одному из указанных в объявлении номеров и пожаловались на запойного родственника, которому нужна помощь, - нам любезно объяснили, что готовы взять его на трудотерапию. Человек будет трудиться на стройке, получит кров, еду и минимальную зарплату на руки. По месту проживания - строгая дисциплина, алкоголя не будет, зато можно получить консультацию психолога. Единственный минус - неофициальное трудоустройство, «ну вы же понимаете». Как быть, если родственник не захочет перебираться на новое место жительства? За ним готовы приехать, и опыт в вербовке таких кадров, как признался наш собеседник, у организации есть.

По всем признакам речь идет о так называемых «работных домах», рассказали в петербургской организации по помощи бездомным «Ночлежка». Фактически это билет в трудовое рабство. Подобные организации были широко распространены по всей стране в 1990-х–начале 2000-х, потом их число стало уменьшаться, но кризис на рынке труда, связанный с пандемией и оттоком мигрантов, вновь сделал предложение актуальным.

«В Петербурге по итогам 2020 года на 30% сократилась выдача трудовых патентов. Сейчас в городе работают 180-190 тысяч мигрантов», - рассказал директор Санкт-Петербургского государственного автономного учреждения «Центр трудовых ресурсов» Алексей Чистяков.

С учетом числа мигрантов, трудившихся без оформления, нехватка рабочих рук для неквалифицированного труда на стройках оказывается еще значительнее - и эту нишу заполняют клиенты «работных домов». С точки зрения законодательства, юридически они остаются в «серой зоне» - формально речь идет не о трудоустройстве, а о некой волонтерской помощи в рамках курса по лечению алкогольной или иной зависимости. На практике же люди вкалывают на «дядю», который собирает все сливки, выделяя на проживание какой-то минимум - а к тем, кто возмутится или попробует уйти, могут применить силу. Периодически появляющиеся в прессе сообщения об измывательствах над рабочими на стройках в неких пригородных коттеджах чаще всего и связаны с клиентами «работных домов».

И это еще более мягкий вариант. Случается, что «завербованных» вывозят в другие регионы страны, где они, потеряв контакты со своим прежним окружением, лишившись документов, оказываются в полной власти новых хозяев.

Государство в стороне

Одна из самых известных «сетей» работных домов - так называемое «Преображение России» - в 2008-2010 годах включала в себя около 300 учреждений, работавших в 180 городах страны и ближнего зарубежья, в том числе на Украине и Белоруссии. Особенно активны «дома» были в Петербурге и Ленобласти. Крах организации начался с того, что подопечные одного из центров украли и съели собаку с дачного участка заместителя прокурора. Тот устроил скандал, подключил знакомых силовиков - ситуация дошла до Валентины Матвиенко (в то время губернатор Петербурга. - Ред.), и за проверку «Преображения» взялись всерьез. В 2011 году организацию ликвидировали официально, на лидеров и участников завели ряд уголовных дел, а организатора сети Андрея Чарушникова осудили за убийство одного из подопечных. Однако схемы работы «Преображения» никуда не исчезли.

Руководитель гуманитарных проектов «Ночлежки» Андрей Чапаев убежден - любая разновидность «помощи», в рамках которой люди без документов работают за еду и ночлег, ‒ не благотворительность, а эксплуатация, часто связанная с насилием.

«Честные благотворительные организации не подписывают со своими клиентами (реабилитантами) договоры о волонтерской помощи, а если берут на работу, заключают трудовые договоры. Они заинтересованы в том, чтобы их клиенты ушли от них самостоятельными людьми, а не в их эксплуатации для извлечения прибыли, - объясняет он. - Честные реабилитационные центры работают на основе обкатанных действенных программ (например, по модели анонимных алкоголиков), а не на трудотерапии. Часто можно встретить броские названия, схожие с наименованиями известных благотворительных организаций: «Линия жизни», «Перспектива» и так далее».

Как считают специалисты, систему работных домов может поменять только государство, которое должно заняться планомерной деятельностью по социальной реабилитации и трудоустройству потенциальных клиентов «работных домов». Однако пока проблемой занимается только полиция, и то в самых крайних случаях.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах