Примерное время чтения: 6 минут
67

Накормить планету. Академик о том, как увеличить урожаи во всём мире

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. Аргументы и факты - Петербург 27/09/2023
Сельское хозяйство и научный прогресс идут рука об руку.
Сельское хозяйство и научный прогресс идут рука об руку. Министерство сельского хозяйства КЧР

Проблема мирового голода обсуждается не первый год. А сейчас она особо обострилась на фоне украинского конфликта и трудностей с вывозом зерна.

Петербургский академик, специалист в области генетики и селекции растений Виктор Драгавцев уверен, что уже сейчас учёные вплотную приблизились к решению проблемы с продовольствием. О своих исследованиях он рассказал spb.aif.ru.

Досье. Виктор Драгавцев
Cпециалист в области генетики, эпигенетики и селекции растений. Доктор биологических наук, профессор генетики. Академик РАСХН (2001), академик Российской академии наук (2013). С 1984-го по 1990 г. руководитель селекционного центра и зам. директора по науке Краснодарского НИИ сельского хозяйства им. П. П. Лукьяненко, а затем на протяжении 16 лет возглавлял ВНИИ растениеводства им. акад. Н. И. Вавилова в Санкт-Петербурге. С 2006 года – главный научный сотрудник ФГБНУ «Агрофизический НИИ». Автор более 500 научных трудов, включая 22 моно- и коллективных монографий. В его копилке также 6 авторских свидетельств и патентов на изобретения.

«Отремонтировать» зерно

Елена Банокина, SPB.AIF.RU: Виктор Александрович, сейчас много говорят о вопросах продовольствия в странах Африки и проблеме мирового голода. А что могут этому противопоставить учёные-селекционеры?

Виктор Драгавцев: С помощью селекции можно создавать сверхурожайные сорта с хорошим качеством зерна. Человечеству сейчас этого очень не хватает.

Например, за последние 7 лет мы, используя созданные нашей научной школой новые технологии селекции, создали четыре сорта пшеницы, которые дают на 40–70% больше урожая. Выведенный нами сорт яровой пшеницы «Икар» завоевал первое место по объёмам полученных в 2023 году семян, которые сейчас везут эшелонами по всем регионам России. Мои ученики и соратники создали в Тюмени сорт яровой пшеницы «Гренада». В прошлом году он дал 75 центнеров зерна с гектара – это высокий результат для северного Зауралья! По урожаям он обогнал озимые южные сорта. Его выращивают от Предуралья по всей Сибири, в Бурятии, в Казахстане, в Монголии.

Мы также создали новую теорию «устройства» признаков продуктивности, 16 новых технологий селекции и разработали первый в мире проект – селекционный фитотрон.

В этом приборе просто поворотами рукояток можно будет создавать типичную погоду для любой точки планеты. Сегодня без него мы делаем сорта, превышающие стандартные на 40–70%, а с помощью фитотрона урожаи можно поднимать на 70–90%. Такие «отремонтированные» сорта можно использовать самим, а также продавать другим странам. Учитывая, что в камерах фитотрона можно выращивать по 4–5 поколений в год, реально в три раза ускорить сам процесс создания сорта.

– Участвует ли в этой работе ВИР (Всероссийский институт генетических ресурсов растений им. Н. И. Вавилова) в Санкт-Петербурге?

– Там есть камеры, в которых изучают физиологию растений, однако ВИР – это хранилище генетических ресурсов растений, но не селекционный центр. Сегодня в университетах учат, что у каждого сорта есть стабильная паспортная генетика. Мы доказали, что это не так – открыли такое явление, как смена числа и продуктов генов, которые уже наработаны в клетках сорта, если поменялся лимитирующий фактор среды. То есть если идёт дождь, то на признак работают одни продукты генов. А если начинается засуха, то продукты других генов «подпирают» тот же признак. На основе нашего открытия мы создали десять ноу-хау, которые приносят мощный экономический эффект. Дают большие деньги в бюджет страны, увеличивают урожаи пшеницы, снижают стоимость хлеба. Ну и, конечно, решают проблему мирового голода.

– Насколько я понимаю, пока ваш фитотрон это только экспериментальный образец. А когда проект будет запущен в полномасштабную работу?

– Надеюсь, что к октябрю получим решение о включении нашего проекта в список первоочередных. Мы получили положительную визу Владимира Путина. Научные исследования уже проведены, мы работали над проектом с 1984-го по 2018 год. Сами нашли землю под строительство ангаров. Нашли организации, которые возглавят строительство, – это Физтех или институт МЧС. Сейчас нужны средства только для создания технико-экономического обоснования проекта и на сам проект – это около 10–12 млн руб. Если мы решим строить федеральный фитотрон, то это 100 климатических камер, которые должны обслуживать 200 сотрудников: инженеры-климатологи, программисты, специалисты по роботизации, физиологи, биохимики. Фитотрон может делать сорта для любых мега-, макро- и микроэкологических зон, согласно Национальному географическому атласу России.

Селекцию можно вести с любыми растениями: от укропа до баобаба. Хотите картофель, хотите землянику. Также можно вести и селекцию лесных пород – в обычном режиме на обнаружение самого ценного генотипа в лесу требуется 10–15 лет, а наша технология идентификации позволяет сделать это за 3–4 минуты.

– Мы можем решить сразу несколько проблем?

– Важнейшая задача нашей страны – это развитие сельских территорий. Если мы дадим людям, живущим на этих территориях, сорта, которые на 70–90% более урожайные, то обеспечим пищей не только их самих, но и крупный рогатый скот, и птицу. У нас произойдёт рост экономики сельских территорий.

Выпрашивают китайцы

– За свою жизнь вы разработали немало изобретений. Когда-нибудь зарубежные предприниматели предлагали выкупить ваши идеи?

– Конечно, но никакие ценные идеи продавать нельзя. Например, китайцы уже три года наседают на меня и предлагают строить фитотрон на территории Китая. Если мы согласимся на это, то лидером по производству высокоурожайных сортов станет не Россия, а Китай. А я, как россиянин, не хочу отдавать наши наработки. Придумали в России – и реализовывать будем здесь же.

Разработками интересуются французы, американцы, Сингапур, Вьетнам. Думаю, история будет интересна Африке, где тяжёлая ситуация с урожаем – например, в Сомали получают всего 4 центнера зерна с гектара. Это очень мало. Но селекция может решить проблемы мирового голода.

– Несколько лет назад российские власти заговорили про идею сбережения народа России. В неё входит и защита семьи, и укрепление социальных гарантий, и развитие культуры, экономики. А как этой программе может помочь селекция растений?

– Первым об идее сбережения народов России заговорил писатель Александр Солженицын (впервые его статью опубликовал «АиФ» в №5 за 2008 г.). Тогда эту мысль многие поддержали, но реальной целью для страны она стала после того, как президент Владимир Путин особо подчеркнул важность этой проблемы. Вы уже перечислили основные её принципы, и хочу отметить, что многое из этого делается. К сожалению, медленно, с торможениями, но работа идёт.

Чтобы улучшить жизнь населения, повысить рождаемость, продолжительность жизни, нужно поднять экономику страны. Главными рычагами этого (в соответствии с недавним постановлением правительства РФ) являются генетика, селекция и семеноводство. То есть выведение новых сортов и гибридов растений. Наши власти об этом говорили ещё три года назад, в частности, премьер Михаил Мишустин заявлял о поддержке генетических технологий и финансировании новых разработок в селекции и семеноводстве.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах