21792

«Мы не бомжи. Мы – бродяги». Один день из жизни петербургских бездомных

Автор фото: Яна Раловец

Стеклоочиститель вместо вина

На первом этаже ночлежки на Боровой улице – помещение для хранения продуктов и кулер. Пожилой мужчина в грязной одежде и с запахом перегара пытается залить кипятком порошковое пюре. «Иди отсюда, старый!» - прикрикнул на него соцработник. На улице бездомного дожидаются еще двое – мужчина и женщина. «Ты там ничего интересного не увидишь, все отмытые и ухоженные, - заверил бездомный бродяга корреспондента «АиФ-Петербург». - А вот я тебе покажу, как бомжи живут на самом деле. Мы все уличные. Такие, как мы, в приюте не нужны. Это, кстати, Танюха, а это Толя Америка. Меня Гена Финн зовут, я по-фински хорошо шпарю». В доказательство Гена начинает быстро и самозабвенно говорить по-фински.

 

Автор фото: Яна Раловец

 

У Танюхи в руках четыре мешка с собранной одеждой и едой. Она несет их на базу – место, куда бомжи из одного клана складывают найденные припасы. «Сейчас мы тебе проведем экскурсию, - подмигивает Америка, - только анашу допьем». Анашой бомжи называют самодельный стеклоочиститель, который они покупают по дешевке у местного барыги. Америка достает из-за пазухи пластиковую бутыль с темной жидкостью и одноразовые стаканчики. Пьют Финн и Америка медленно, смакуя, как будто это дорогое вино. «Приходится много пить, - объясняет Толя, - особенно зимой. Если ложиться спать трезвым, не уснешь – очень холодно на улице, и все болит. Поэтому мы стараемся так напиться, чтобы вечером просто вырубило: где упал, там и уснул до утра. Стараемся найти место, где проходит теплотрасса – там потеплей». Чаще всего бездомные спят прямо на улице. Сначала полицейские забирали бомжей в участок, потом перестали – что с них возьмешь? Теперь только гоняют иногда, а чаще и вовсе не обращают внимания.

 

АвтАвтор фото: Яна Раловецор фото

 

Боярский не взял трубку

Чтобы как-то скрасить свою жизнь, бездомные выдумывают себе прошлое и выдают его за реальность: «Хочешь вообще обалдеть? – спрашивает Америка. - Я раньше был барабанщиком в группе «Земляне». И с Цоем играл тоже. А с Мишей до сих пор общаюсь – ну, с Боярским, для меня он Миша. Он не знает, что я бомжую, я скрываю это. Бывает, созваниваемся». Америка делает вид, что набирает номер Боярского и ждет ответа. «Не берет трубку. На съемках, наверно, занят», - заключает Толя. По его словам, раньше у него была шикарная квартира с мебелью восемнадцатого века, но завистники провернули махинацию, отобрали квартиру и документы – и вот уже два года Толя живет на улице. Финн – бывший моряк. Из дома его выгнала жена, и Гена пошел жить к сестре. На работу устроиться не получалось по состоянию здоровья, сестра вечно злилась, и Финн ушел из дома. Бомжует он пять лет.

 

«У меня раньше было три машины - все жена отобрала, - вспоминает Финн, - а я, между прочим, в молодости еще Бродского в «Сайгоне» слушал, мы с ним друзьями были. Я прихожу, было, на его выступления, а он мне: «Генка, здорово!» и начинает: «Ни страны, ни погоста не хочу выбирать, на Васильевский остров я приду умирать».

Подходим к небольшой кирпичной будке. Здесь бомжи иногда ночуют. Кровать сооружена на трубе с горячей водой. Правда, в будке только одно место – бездомные ночуют здесь по очереди. У Толи звонит телефон. Мобильники есть практически у всех бездомных. «Это по работе, - объясняет Америка, - подработка часто подворачивается. Бывает, подвезти кого-то надо или разгрузить товар. А в прошлом году мы работали в СКК на «Пиратской станции», рекламу раздавали. У меня и браслет до сих пор остался», - Америка гордо демонстрирует красный бумажный браслет на запястье.

 

Автор фото: Яна Раловец

 

Археологи мусорных баков

На пути - первая помойка. «Здесь нечего делать, - говорит Финн, - тут уже археологи прошлись». Археологами или геологами бездомные называют всех бомжей, которые копаются в мусорных баках. Финн и Америка знают всех бездомных города. «На Ваське прикольные геологи есть, на Петроградской, - рассказывает Финн, - но есть и такие кланы, с которыми мы не в ладах, деремся иногда. Они совсем опустившиеся люди, воруют, причем часто у таких же бездомных. Им даже бутылки сдавать лень. Сидят в переходах и денег просят. А у нас принцип – мы никогда не воруем. И матом не ругаемся. И вообще не ругаемся, ты же заметила?»

 

Автор фото: Яна Раловец

 

 

Однажды Америка с Финном заметили, что у идущей перед ними женщины в норковой шубе из кармана выпала банковская карта «Visa». Бездомные подобрали карточку, окликнули женщину и вернули ей пропажу. «Она посмотрела брезгливо, двумя пальцами взяла карточку за край и даже «спасибо» не сказала, - вспоминает Америка. - Мы хоть и привыкли к такому обращению, а все равно каждый раз обидно».

 

Автор фото: Яна Раловец

 

Следующая помойка еще не обработана археологами, и Финн с Америкой начинают раскопки. Америка находит георгиевскую ленточку: «Надо же, что люди выбрасывают! Это же память о великом подвиге русского народа!» - и он убирает ленточку в карман. Финн нашел две пары панталонов, большие и маленькие: «Ничего себе, их еще делают, - удивляется Финн, - сколько же им лет? Это, видимо, панталоны Александра Васильевича, полководца Суворова, а это – его жены Палашки». Но вот бомжам улыбается удача: они находят металлический стол, за него можно выручить неплохие деньги. Они прячут его за угол помойки – заберут на обратном пути. Вдруг Америка замечает в мусорном баке мягкую игрушку – пушистого цыпленка. «Какой симпатичный пигмейчик! – восхищается Америка, - почему его выкинули, он же вон какой милый. Возьму себе».

 

Автор фото: Яна Раловец

 

Любую дверь можно вскрыть

Теперь надо купить стеклоочиститель на вечер. Пол литра – тридцать рублей. Подходим к подъезду, где живет барыга. Америка звонит в домофон, но никто не открывает. «Да он дома, просто под кайфом небось», - говорит Финн. Он берет обыкновенную зажигалку, прислоняет ее металлической частью к замку домофона, и дверь открывается. «Так можно сделать практически с любой дверью, - улыбается Финн, - ты разве не знала? А можно просто дернуть посильнее». Барыги и правда не оказывается дома. Америка закуривает «Беломор». На пачке указана дата изготовления – 1975-ый год. «Это мне Розенбаум подарил, - хвастается Америка, - я его как-то на концерт вез».

 

Автор фото: Яна Раловец

 

«Ты, наверно, замерзла? – спрашивает Финн, - пойдем погреемся у костра». Подходим к длинному четырехэтажному зданию. Это – давно заброшенные бани. Здесь нет ни окон, ни отопления. Теперь это база бомжей. Спать здесь не теплее, чем на улице. В здании бомжи готовят еду и иногда ночуют. Поднимаемся на верхний этаж по лестнице без перил. «Осторожней иди, держись стенки, - наперебой кричат Финн с Америкой, - а то мы, бывает, напьемся очистителя и падаем отсюда, очень больно». У Америки разодран нос и подбородок – результат вчерашнего падения.

 

Автор фото: Яна Раловец

 

Банный день

Большое помещение на четвертом этаже завалено грудами мусора и одежды. Сюда бомжи приносят все подряд. На окне стоят запасы еды: баночка с кислой капустой, контейнер с картошкой и макаронами, чай, конфеты и упаковка кошачьего корма. По груде мусора гуляет черная кошка. В центре стоит стол и диван. «Вчера праздновали Танюхин день рожденья, - объясняет Америка, - продуктов в «Ашане» закупили, посидели. Вот даже воздушный шарик остался».

 

Автор фото: Яна Раловец

 

У стены сидят еще двое бомжей. Они развели костер и греют чайник на решетке. «Завтра в баню идем?» - спрашивает один из них. «Конечно, идем, - отзывается Америка, - мы раз в неделю в баню ходим. Баня на Болтах всего десять рублей стоит, эти деньги всегда можно найти. Сдал алюминиевую банку – вот уже 40 копеек, бутылки подороже. А у меня всегда деньги водятся, я же подрабатываю».

 

Автор фото: Яна Раловец

 

«Ты приходи сюда, если что, - говорят на прощание Финн и Америка, - мы всегда рады пообщаться, если не пьяные. И еще – нас не надо жалеть. Каждый человек – хозяин своей судьбы. Мы сами выбрал себе такую жизнь. Мы ведь не бомжи. Мы – бродяги. Чувствуешь разницу?»

 

Автор фото: Яна Раловец
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах