aif.ru counter

До Поднебесной. История любви студентки из СССР и революционера из Китая

Свои чувства они пронесли через годы и расстояния.

Отношения, которые растянулись на долгие годы.
Отношения, которые растянулись на долгие годы. © / Из личного архива

В эти дни отмечают китайский новый год. А в Санкт-Петербурге живёт семья, где этот праздник воспринимается совершенно по-особому. По иронии судьбы родные люди почти 60 лет провели вдали друг от друга: сын - в Петербурге, родители - в Китае.

Влюблённый революционер

Всё началось 1 октября далёкого 1955-го. В этот день в Ленинграде состоялся вечер, посвящённый очередной годовщине договора о дружбе между Китаем и Советским Союзом. Отношениям между двумя странами тогда придавали большое значение, поэтому бал проходил в роскошном Таврическом дворце, куда пригласили также лучших студентов. Среди них была и 24-летняя Людмила Бабаскина, коренная ленинградка, будущий врач. Начались танцы, к девушке подошёл интересный молодой человек. Она отметила его необычную внешность: китаец, но высокий, с вьющимися волосами, симпатичный. И вдруг он… свободно заговорил по-русски.

«Выяснилось, что Го Нин - выпускник Института железнодорожного транспорта, - вспоминает историю семьи их сын, Алексей Го. - В нашу страну его прислали, чтобы научился восстанавливать железные дороги и мосты, в чём так нуждалась народная республика. Он уже получил диплом и собирался возвращаться, однако встреча с мамой, в которую влюбился с первого взгляда, всё перевернула. Вместе они провели целый вечер и договорились встретиться ещё. Тогда мама и не догадывалась, что её спутник, несмотря на европейские манеры и интеллигентный вид, настоящий революционер. И даже имя, которым он представился, - партийный псевдоним».

Родился Го Нин в знатной семье. Его мама была талантливым художником, чьи картины, кстати, приобрёл и Эрмитаж. Отец - высокопоставленный военный, получивший образование в Японии и Англии. Причём в Королевском морском корпусе в Дартмуте он учился вместе с будущим королём Великобритании Эдуардом VIII, который на весь мир прославился тем, что отрёкся от короны ради женитьбы на любимой. Казалось бы, наследник богатого рода продолжит укреплять семейные капиталы. Однако ещё в школе, а затем уже студентом Щи Кан - так на самом деле звали парня - организует демонстрации против режима, участвует в социалистической революции. За протесты против власти смельчаку грозил расстрел, и ему посоветовали сменить имя. Так появился Го Нин, что в переводе значит «мирное копьё». Впоследствии этот псевдоним закрепился за ним навсегда.

Впервые на китайской стене.
Впервые на Великой Китайской стене. Фото: Из личного архива семьи

Комната с ледяным полом

Впрочем, красавица ленинградка в эти подробности тогда не вникала. Они просто любили друг друга и хотели быть вместе. Мама Людмилы, вопреки традициям того времени, тоже проявила мудрость и не препятствовала их счастью. Впоследствии она признавалась: боялась - вдруг потом судьба у дочери не сложится и та будет во всём винить мать. Удача улыбнулась им и в дальнейшем. Го Нину в Китае неожиданно быстро дали разрешение на продолжение учёбы в аспирантуре ЛИИЖТа. А в СССР, как будто специально для них, в 1957-м отменили запрет на брак с иностранцами, до этого разбивший не одну судьбу. Так что Людмила Бабаскина и Го Нин стали в Советском Союзе одной из первых пар, зарегистрировавших смешанную семью. На студенческой свадьбе гуляли больше 40 человек - полный интернационал. А ещё через год, в 1958-м, родился сын. Похожий на отца, но голубоглазый и светленький, как мать.

«А вот дальше начались трудности, - продолжает рассказ Алексей Го. - Учёба закончилась, и отца ждали на родине - надо было строить новую жизнь. Впрочем, для него, идейного коммуниста, другого варианта просто не существовало. Даже накопившуюся за несколько лет большую зарплату, которая ему полагалась в Китае на время учёбы, он отдал в фонд развития страны. Мама тоже без колебаний была готова отправиться с ним в незнакомую страну. А вот меня, 10-месячного, на семейном совете решили оставить на попечение бабушки и её сестры. Думали, что обустроятся и сразу же меня заберут. Однако разлука растянулась на долгие годы».

В 1959 году в Китае наступили тяжёлые времена. Безрассудные экономические эксперименты «великого кормчего» Мао дорого обошлись стране. Начались перебои с продовольствием, были введены карточки. Го Нин очень переживал, что увёз жену из благополучного Ленинграда в голодный Пекин. А она его успокаивала. Мол, выжила в самую страшную первую блокадную зиму, под бомбёжками эвакуировалась по Дороге жизни, с мамой пешком прошла пол-Европы в составе эвакогоспиталя, так что теперь ничего не боится.

К тому же ей удалось найти работу в клинике Красного Креста для иностранцев, что стало настоящей удачей. Там можно было неплохо питаться и даже кое-что приносить домой мужу. Правда, товарища Го соратники по партии за это критиковали. Страдали и от холода. Зимой в общежитии, куда их поселили, еле топили, в трубах замерзала вода, и цементный пол в комнате казался ледяным. Привезти малыша в такие условия она не могла.

В страхе за мужа

Семь лет Людмила Афанасьевна разрывалась между Пекином и Ленинградом. Всеми правдами и неправдами получала разрешения, чтобы при первой возможности приехать и увидеть сына. Последний перерыв был в два года. В 1966-м она уже окончательно решила забрать Алёшу, как в Китае грянула «культурная революция», которую историки назовут «десятилетием хаоса и страданий». Родителей Го Нина, владевших в Шанхае особняком, уплотнили, подселив пролетарские семьи, а его самого за обучение в нашей стране и жену-иностранку отправили на четыре года в далёкую деревню для «трудового перевоспитания». Это называлось «идеологическая проработка»…

«Домой отец вернулся обессиленный, больной гепатитом, - говорит Алексей Го. - Мама, которая была гражданкой СССР, могла уехать в Ленинград, никто этому не препятствовал. Правда, требовалось развестись с мужем. Но как ни болело сердце за родных, она приняла единственно правильное для себя решение - остаться с любимым человеком».

Китайские родственники к русской невестке тоже относились тепло, всячески поддерживали. За профессионализм и человечность очень уважали её и пациенты. Сегодня в Китае эта хрупкая мужественная женщина, всю жизнь посвятившая лечению больных, известна под именем Ба Ишэн. Первые две буквы - начало её фамилии Бабаскина, а ишэн по-китайски значит врач.

Разлука с сыном была долгой.
Разлука с сыном была долгой. Фото: Из личного архива семьи

Увидеться мать и сын смогли лишь через 17 лет. Людмила Афанасьевна чудом, пробив бюрократические стены двух стран, приехала в Ленинград 31 декабря 1982-го. Получился настоящий новогодний подарок!

К сожалению, этой встречи не дождались ни её мама, ни тётя, заменившая Алёше бабушку. Да и сам Алексей уже был взрослым, женился, закончил Первый медицинский и стал врачом, как мама. Хотел поступить и в аспирантуру, но не удалось. Какому-то слишком бдительному начальнику не понравилось, что «родители за границей». В ту пору это было почти клеймо. С отцом Алексей встретился и вовсе через 27 лет, когда в 1986-м сам первый раз отправился в Китай. Очень волновался, но они сразу узнали друг друга и крепко, по-русски, обнялись…

Сегодня Алексей Го работает в НИИ гриппа, заведует отделением вирусных респираторных инфекций у взрослых, кандидат медицинских наук. К родителям он ездит ежегодно и каждый день звонит, благо современные средства связи это позволяют. Обязательно навестит их и в 2017-м, ведь в этом году отцу исполняется 90 лет, а у родителей бриллиантовая свадьба! Несмотря на возраст, они полны сил. Го Нин уже 30 лет занимается каллиграфией, которая в Китае возведена в ранг искусства, освоил компьютер, ещё недавно пел в хоре. А Людмила Афанасьевна является почётным председателем русского клуба Шанхая. Между собой они говорят по-русски, и Го Нин так же нежно называет жену Люсей. Как будто и не прошло 60 трудных, сложных, но таких счастливых лет…

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Может ли татуировка помешать устройству на работу?
  2. Где должна храниться медкарта?
  3. Кто сколько сейчас получает в Петербурге?