1489

Главный хранитель. Президенту музея «Петергоф» Вадиму Знаменову 80 лет

Я был хранителем разгромленного, обворованного музея – и не только фашистами.
Я был хранителем разгромленного, обворованного музея – и не только фашистами. Commons.wikimedia.org

SРB.AIF.RU расказывает о восстановлении заповедника после войны и о расцвете музея под руководством Вадима Знаменова.    

Обворованный дворец

В музее Знаменов работает с 1965 года, то есть уже более полувека. Пришёл сюда после окончания исторического факультета Ленинградского университета главным хранителем. Он вспоминает, что когда его знакомили с дворцом и парком, казалось невероятным, что станет ответственным за всё это громадное «хозяйство». Но и не совсем понимал, что же делать, ведь заповедник ещё не залечил раны войны. Сожженный и взорванный дворец подняли из руин, но там долго работал кинотеатр, и только в 1964 году открылись первые залы.  Не были восстановлены павильоны, парки, лишь частично – фонтанная система.

Никогда Петергоф не представится суровым, как, например, Кронштадт.
Никогда Петергоф не представится суровым, как, например, Кронштадт. Фото: АиФ/ Владимир Сергеенков

«Нестерпимо вспоминать, из какой нищеты мы выбирались, -- рассказывает  Вадим Валентинович. – Я был хранителем разгромленного, обворованного музея – и не только фашистами. Из него выгребли всё, что могли – сначала советская власть, потом крупные музеи, мы ведь были «ЦПКиО». Когда я просил вернуть хоть что-нибудь, отвечали уклончиво. Только через годы удалось получить наши вещи из Павловска, Царского Села.         

Все эти достижения пришли уже после того, как Знаменов стал директором музея. Ну а потом начался настоящий расцвет заповедника.

Со дна моря

Долгие годы работа кипела сразу на многих объектах, зато и удалось восстановить Ольгин и Царицын павильоны,  Мыльню, Восточный вольер, вернуть пятиглавие дворцовой церкви, закончить «золотую анфиладу» Большого дворца.

В анфиладе поменяли и весь паркет, потому что после войны он был случайного рисунка, не по Растрелли, и музею никак не удавалось достать морёный дуб – не было его в стране! Но и эту проблему Знаменову удалось  решить.  

Была отреставрирована и приобретена масса предметов. К примеру, коллекция китайского фарфора для Монплезира. Вадим Валентинович  рассказывал: «Где же достать китайские чашки XVII века? Мы прибегли к тому же, к чему когда-то прибегли во дворце Шарлоттенбург. Ведь сохранилось много сведений о потерпевших крушения китайских кораблях: где лежат, что везли, куда направлялись. Мы нашли распродажи вещей, поднятых со дна моря. На аукционе «Кристи» купили несколько чайничков. Большое количество старинного китайского фарфора привезли из Голландии. Все предметы встали на свои места, за их подлинность я ручаюсь».    

Чудеса в «Вольере»

Кстати, возвращение заповеднику подлинного имени – Петергоф, а не Петродворец, как было в советское время – тоже пришлось на директорство Знаменова. И даже чудеса в это время случались. Так, в павильоне «Вольер» обнаружили подлинную живопись XVIII века.

Возвращение заповеднику подлинного имени – Петергоф, а не Петродворец, как было в советское время – тоже пришлось на директорство Знаменова.
Возвращение заповеднику подлинного имени – Петергоф, а не Петродворец, как было в советское время – тоже пришлось на директорство Знаменова. Фото: АиФ/ Яна Хватова

Вадим Валентинович рассказывает: «Об этом павильоне исследователи писали, что сооружение – неинтересное, позднее, мол, подлинный, петровский «Вольер» давно исчез. Поэтому с реставрацией не спешили, павильон ветшал, на потолке была живопись на холсте, висевшая как тряпка. Когда же принялись за дело, и сняли эту «тряпку», под ней оказалась живопись на бумаге, а когда и её сняли, увидели на досках первоначальную, петровскую!    

Но она прожила странную жизнь: видимо, когда в XIX веке ремонтировали купол, доски разобрали, а укрепив конструкцию, вернули на место в произвольном порядке, композиция оказалась перепутанной. Это не волновало, потому что павильон – как я уже упомянул, украсили другой живописью. Реставраторы загнали в компьютер все первоначальные изображения, и теперь над нами купол с подлинником.

Памятник победам

«Мне кажется, в России есть только одно безоговорочно весёлое место – Петергоф, -- утверждает Знаменов. – Вот постарайтесь закрыть глаза и припомнить его – никогда Петергоф не представится суровым, как, например, Кронштадт, а всегда летним, праздничным, золотым. Петергоф – козырная карта России, так было с XVIII века, со времени основания резиденции Петром Первым. Весь комплекс – это памятник победам России в Северной войне, а в дальнейшем он воспринимался как памятник всем нашим победам – и культурным, и политическим. Трагедии страны не обошли его стороной, Петергоф был разрушен. И, тем не менее, возродился.

Иногда меня спрашивают, сколько же нужно лет, чтобы Петергоф был восстановлен окончательно? Я думаю, что это постоянная работа».

Ну а от себя можно добавить, что Петергоф ещё и памятник великим трудам Вадима Валентиновича Знаменова. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах