aif.ru counter
1412

Магометанин с «Ермака». Генерал-майору Исааку Ислямову - 150 лет

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. Аргументы и факты - Петербург 29/07/2015 Сюжет Проект «Два капитана»

Даже если этот ответ барона только старая байка полярников, истина в этом легендарном ответе есть: суровая Арктика не признаёт среди людей различий по социальному, национальному и религиозному признаку.  А ценит талант, мужество и профессионализм.

Гидрограф-мусульманин

История освоения морей Северного Ледовитого океана не сможет похвастаться множеством мусульманских имён. Холодно, да и далеко они от традиционных «исламских морей», от турецкого или арабского флота. А вот полярник-гидрограф имелся. И не какой-нибудь, а лейтенант флота - гидрограф и метеоролог в команде ледокола «Ермак», под флагом самого адмирала Макарова.

Исаак Ислямов. Фото: Commons.wikimedia.org

В этом году исполняется 150 лет со дня рождения Исаака Ибрагимовича Ислямова, генерал-майора корпуса гидрографов. Возможно, он первый из правоверных мусульман воздал хвалу Аллаху среди льдов Арктики в самом начале ХХ века.

Сын унтер-офицера Балтийского флота, он родился в Кронштадте в июне 1865 года. В главной базе флота во второй половине ХIХ века действовала мечеть, куда и ходил молиться маленький татарчонок со всей семьёй. А ещё он обожал смотреть на корабли под Андреевским флагом и завидовал блестящим морским офицерам. Естественно, что худородный сын унтер-офицера не мог поступить в Морской кадетский корпус. Зато дворянское происхождение не было обязательно при поступлении в Морское Инженерное училище, благо и находилось оно в Кронштадте.

В 1882 году «сон свершился наяву» - молодой подпоручик корпуса флотских штурманов ушёл в своё первое дальнее плавание уже в офицерском чине. И стал подпоручик Ислямов специалистом своего дела, да таким, что когда адмирал Степан Макаров подбирал офицеров на свой «Ермак», сын унтер-офицера, уже переаттестованный в лейтенанты флота, был помощником заведующего метеорологической частью Главного гидрографического управления морского министерства. В 1894 году он успел получить ещё и высшее военно-морское образование, окончив гидрографическое отделение Морской академии.

Свою роль в выборе адмирала сыграло и то, что биография молодого лейтенанта очень напоминала Макарову его собственную. Степан Осипович в книге «Ермак» во льдах», которую успел написать перед началом русско-японской войны, характеризовал офицерский состав ледокола так: «Лейтенант Ислямов работает специально по гидрографии четвёртый год. Он уже разработал некоторые вопросы по астрономии и метеорологии, о чём поместил много отчётов в журнале «Морской Сборник». В его ведении находятся все хронометры и метеорологические инструменты. Он лично участвовал в определении места судна, изучал и выверял инструменты, обмерял толщину и вышину льда». То есть к походу на ледоколе лейтенант-мусульманин был готов и практически, и теоретически.

Существует фото, которое не публиковалось более века. Лейтенанты Ислямов и Шульц измеряют размеры ледовых торосов. Исаак Ибрагимович не только одет в цивильную шубу, но и на голове у него настоящая чалма. Вот что ещё интересно: первый командир ледокола «Ермак» - православный русак Васильев, старший офицер судна - лютеранин-немец Шульц, а офицер-гидрограф - татарин-мусульманин Ислямов. Вот уж действительно перед белым медведем - все равны. То есть это «первый арктический интернационал» на льду Арктики!

В поисках Седова

С началом русско-японской войны вице-адмирала Макарова переводят из Кронштадта на Дальний Восток - командовать флотом Тихого океана. Новый главком зовёт с собой офицеров, качество которых ему подтвердила Арктика. Лейтенант Ислямов на броненосец «Петропавловск» не попал, а всю оборону Порт-Артура прослужил старшим штурманским офицером броненосца «Севастополь». Заслужив три боевых ордена, в том числе Святой Анны 4-й степени с мечами и с надписью «за храбрость».

В 1912 году капитана 2-го ранга Ислямова вновь судьба бросила на Север. Пропала экспедиция лейтенанта флота Седова, который вздумал достичь Северного полюса на паруснике «Святой Фока». Несостоявшийся покоритель полюса ещё в процессе подготовки к походу настроил против себя всю флотскую общественность. Без прямого приказа из морского министерства никто из офицеров флота не хотел организовывать спасательную экспедицию. А как приказать добровольцам? Вызвался лично только Ислямов. Возможно, потому, что сын унтер-офицера понимал как никто другой причину многих поступков Седова - сына бедного крестьянина-иногородца с азовского побережья.

Седова спасти он не успел, остатки его экспедиции сами добрели до Большой земли. Но судно под началом Ислямова добралось до берега острова Шпицберген, где русский флаг установил его сын - 15-летний кадет Морского корпуса Ильяс Ислямов. Интересно, что сам сподвижник Макарова был женат… на лютеранке Вере Панаги. А оба сына будущего генерал-майора Ислямова были крещены по православному обряду.

Символ старого режима

В сентябре 1917 года Ислямова уволили в отставку с мундиром и с пенсией с производством в чин генерал-майора флота. Хотя в Петрограде осенью 1917 года ходить в генеральском мундире было смертельно опасно, а пенсия превратилась в символ старого режима. После большевистского переворота и службы в «белом» флоте генерал-майор Ислямов осел в Стамбуле, где получил кафедру гидрометеорологии в военно-морской академии ВМФ Турции. Там и скончался в 1929 году, не дожив и до 65 лет. 

Старый гидрограф бродил по берегу тёплого моря и вглядывался в зелёно-голубую даль… обманывая самого себя, тщетно пытаясь увидеть в мареве зноя белую глыбу полярного айсберга. Что, тут не бывает айсбергов? Не скажите… На всё воля Аллаха!

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество