2606

«Жил, как звереныш». Как Глеб Горбовский из беспризорника стал поэтом

Глеб Горбовский всегда ненавидел скукоту и тягомотину – и в жизни и в стихах.
Глеб Горбовский всегда ненавидел скукоту и тягомотину – и в жизни и в стихах. © / Съемка А. Браво / http://www.youtube.com/

SPB.AIF.RU вспоминает историю жизни ленинградского поэта, которому сегодня исполнилось 85 лет.

Три года оккупации

Глеб Горбовский родился 4 октября 1931 года на Васильевском острове. В 1937 году его отца сослали в лагеря по ложному обвинению в подготовке покушения на министра путей сообщения Лазаря Когановича. Мальчишка остался практически без присмотра. Летом 1941 года мама отправила его к бабушке в город Порхов. Вскоре грянула война, и городок был захвачен немцами. Позже Горбовский вспоминал:

«Три года оккупации я жил - чтобы выжить... Жил, как звереныш! Не довелось мне быть ни юным партизаном, ни пионером-героем. Отирался возле немецких госпиталей, где вкалывали подсобниками наши пожилые мужики - расконвоированные военнопленные. Ну и я вроде - при них. Возили на лошадях дрова с лесной делянки, с карьера - песок, с колодца - воду; чистили отхожие места. Как к нам относились немцы? Могли и конфету-бомбошку какую-нибудь протянуть, могли и шалость простить, даже шкоду, а могли и повесить за ничтожную провинность».

Он выжил, но хлебнул горя. Это было время полного сиротства, беспризорности, постоянной смертельной опасности. Парень фактически одичал, научился воровать, своими глазами видел публичные расстрелы и массовые повешения на центральной площади Порхова. Те страшные годы не могли для него пройти даром. 

Бог миловал

После окончания войны Глеб Горбовский попал в детприемник, затем в детский дом. Лишь через год его разыскали и вернули домой родители. Но 14-летний подросток уже был неуправляем: курил, пил водку, подворовывал на ленинградских рынках. Отчим регулярно вызволял пасынка из милиции после драк и облав по злачным местам. Когда Глебу не было еще и 16 лет, прокурор Василеостровского района предложил без суда отправить трудного подростка в исправительную колонию. Мать и отчим не возражали. Так в 1947 году Горбовский оказался на нарах.

Когда Глебу Горбовскому не было 16 лет, прокурор Василеостровского района предложил без суда отправить трудного подростка в исправительную колонию.
Когда Глебу Горбовскому не было 16 лет, прокурор Василеостровского района предложил без суда отправить трудного подростка в исправительную колонию. Фото: www.globallookpress.com

«Бог миловал, не дал моей душе проржаветь насквозь. Я сам нашёл выход: поздним летом 1947 года убежал из колонии, благополучно добрался до опечатанной комнаты в Ленинграде, где узнал от соседки адрес отца, который жил на поселении».

Сегодня поэт признается, что тогда ему несказанно повезло. Побег удался, его не задержали и не вернули на нары, затем было полное опасных приключений путешествие к отцу в Кинешму. Там родитель директорствовал в местной школе и преподавал литературу.

Эта встреча с отцом в корне изменила жизнь 16-летнего бродяги и воришки, пустила ее в правильное русло. Глеб начал читать художественную литературу запоем, из него полились стихи – неумелые, наивные. Отец критично был настроен к новому увлечению сына, считая, что прежде чем заниматься поэзией, необходимо получить образование. Ведь к тому моменту у Глеба было всего два класса образования. За год парень с помощью папы окончил семилетку, отец сумел сделать для сына паспорт и остальные документы.

С иронией и улыбкой

Но приключения будущего поэта на этом не окончились. Он вернулся в Ленинград, поселился в комнате коммуналки на Васильевском острове, которую ему оставили родители. В 1951 году его призвали в армию, и загремел Глеб Горбовский на три года в стройбат. Там пришлось общаться с недавними сидельцами на нарах (в этом виде войск служили, в основном, вчерашние беспризорники и малолетние рецидевисты - прим.).

«Я не был среди них белой вороной, у меня тоже была воровская наколка на руке», -вспоминает Глеб Яковлевич. Уже тогда он заработал авторитет в той среде благодаря своему поэтическому таланту. Написанная им песня «Сижу на нарах, как король на именинах» сегодня является народным фольклором, тогда же все знали автора этих строк. Горбовский постоянно убегал в самоволки, вел себя вызывающе и независимо. За это из трех лет службы он просидел на гаупвахте 296 суток – почти год!

После возвращения из армии Горбовский окончил девятилетку, поступил в Полиграфический техникум, но главное - начал посещать литературные и поэтические кружки. Его творчество понравилось нескольким наставникам, таким как писатель Давид Дар и ленинградский поэт Глеб Семенов. Наконец, первое самостоятельное стихотворение Глеба Горбовского было опубликовано в волховской районной газете «Сталинская правда». Для того, чтобы набраться житейского опыта, «обогатить начинку личности», Глеб Яковлевич отправился по стране.

В 70-е Горбовский стал писать стихи для детей, которые издавались миллионными тиражами.
В 70-е Горбовский стал писать стихи для детей, которые издавались миллионными тиражами. Фото: Commons.wikimedia.org

«Мне удалось посетить Ферганскую долину в Средней Азии, поработать в тайге Северного Сахалина и Верхоянского хребта в Якутии, в Долине гейзеров на Камчатке, увидеть Тикси и Амдерму, Лену и Амур, наконец, даже очутиться у подножия вулкана Тятя на Курилах! В полевых условиях — в землянках, будках, палатках — я жил и бытовал по законам рюкзачно-скитальческого клана романтиков тайги, гор и равнин».

И везде он писал стихи, не только фантазировал, но по-настоящему жил и об этом писал. Знаменитым Глеб Горбовский стал в 1968 году, когда вышел в свет четвертый сборник его стихов «Тишина». Эта книга была запрещена за антисоветчину, благодаря этому на «черном рынке» сборник продавался за баснословные деньги. А ведь тираж у книжки был огромен – 50 тысяч экземпляров!

«Мои стихи не были диссидентскими: слишком густ был патриотический замес в моем сознании, слишком сильна любовь к Родине. Но они были необычны - по-своему окаянны, своенравны - и уже потому не укладывались в прокрустово ложе официальной поэзии, раздражали блюстителей лжеидеологии той поры».

Взлет популярности не прошел бесследно для талантливого поэта. Он начал много выпивать, участвовал в многочисленных застольях ленинградских поэтов. Особенно близок был с лирическим поэтом Николаем Рубцовым, с которым было немало выпито. Но работу никогда не оставлял, еще с юности выработал в себе привычку ежедневно писать несколько страниц текста. Увлекся прозой, выпустил десятки повестей. В 70-е стал писать стихи для детей, которые издавались миллионными тиражами. Одним из первых среди советских поэтов он сумел выехать за границу, выступая там для группы наших войск.

Сегодня Глеб Яковлевич Горбовский живет в писательской деревне в Комарово. Как сам шутит: там ему выделили «полбудки». Несмотря на преклонный возраст, продолжает писать стихи.

«О чём они, спрашиваете? Да обо всём на свете! О многоликой жизни и грядущей смерти. И о старости тоже. Однако неизбежные в моём возрасте нытьё и брюзжание смиряю спасительной иронией и улыбкой. Всегда ненавидел скукоту и тягомотину – и в жизни и в стихах!»

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах