Примерное время чтения: 9 минут
110

Рука об руку – со времен былинных. Петербург - центр пересечения культур

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. Аргументы и факты - Петербург 10/08/2022 Сюжет 100 лиц Северной столицы

2022 год стал в нашей стране годом народного искусства и нематериального культурного наследия народов России. Мы живем в огромной многонациональной державе, каждый из народов которой богат своими искусством, традициями и обычаями. Для Петербурга этническое и культурное многообразие было характерно для города с первых дней его основания. Фундамент же многонационального наследия Северной столицы был заложен еще в середине первого тысячелетия.

До призвания варягов

По данным археологов, славяне начали основывать свои первые поселения в районе Невы примерно в VIII–IX веках. К тому моменту на этой территории уже проживали финно-угорские племена (предки современных финнов, карелов и вепсов), которые пришли сюда с верховий Волги. Именно поэтому большинство рек и озер на северо-западе носят непривычные для славянского уха названия. Почти одновременно со славянами (а возможно, и чуть пораньше) на землях, которые к нашему времени стали Петербургом и Ленинградской областью, начали селиться и скандинавы – к примеру, поселение викингов в Старой Ладоге некоторые исследователи относят к VII веку. Центром славянского освоения северо-запада был Новгород, купцы и воины которого постепенно дошли даже до Ботнического залива и берегов Баренцева моря. Отношения между различными племенами на территории нашего края складывались по-разному – периоды мира и дружбы сменялись взаимным ожесточением, после которого устанавливались новые союзы. С годами взаимное сотрудничество людей разного происхождения укреплялось, доказательствами чего служат данные археологии и летописей – к примеру, при раскопках древнего Новгорода найдены берестяные грамоты с торговыми записями на карельском языке, а скандинавские саги рассказывают о столкновениях викингов с союзами новгородцев и финно-угорских племен. Любопытно, что при этом другие скандинавы продолжали жить в своих прежних поселениях, устанавливая все новые и новые родственные связи с окружающими народами. Пестрота этого плавильного котла народов нашла свое отражение в знаменитой легенде о призвании варягов.

Напомним, что, согласно канонической версии, все началось с того, что скандинавы смогли добиться выплаты дани от местных племен, однако те, объединившись, сумели вышибить незваных гостей за море. Но тут же, как это часто бывает, победители рассорились между собой, и начались у них взаимные распри. «И бысть межи ими рать велика и усобица, и въсташа град на град, и не было больше в них правды», – пишет о тех событиях новгородский летописец. Тогда, чтобы прекратить раздоры, и было решено пригласить из-за моря легендарного Рюрика, которого признали бы все здешние племена, и который мог бы, не будучи связан ни с одним из них, править честно и справедливо. Историки, кстати, до сих пор спорят – так ли в самом деле происходили все описанные события, и существовал ли Рюрик в реальности, однако важно, что летописцы отразили это призвание через такую формулировку: «Сказали чудь, словене, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». Среди четырех племен, которые перечислены в летописи, два народа – славянские, это словене (будущие новгородцы), а также кривичи (предки будущих псковичей и части белорусов). А вот два другие – финно-угорские: чудь (собирательное название для финнов, карелов, ижорцев и так далее) и весь (вероятнее всего, предки современных вепсов). Так что какими бы ни были обстоятельства призвания варягов на самом деле, одно несомненно – первое же государство, образованное на землях вокруг Невы, изначально было многонациональным.

Чьих будет Баба-яга?

Ничего не изменилось и впоследствии. Несколько столетий за территорию, где позже расположился Петербург, шла борьба между Новгородом (позже Московским княжеством) и Швецией. Союзниками русских ратников всегда выступали местные финно-угорские народы – так, известно, что Александра Невского о высадке ярла Биргера предупредил старейшина племени ижора, а воины этого народа активно участвовали в отражении шведского набега. 

Разумеется, шло и взаимное культурное влияние. Историки отмечают, что поскольку славяне и финно-угры взаимодействовали издавна, еще с дописьменных времен, то сейчас нет никакой возможности полностью разделить происхождение всех элементов культуры. Таков, к примеру, сказочный образ Бабы-яги. Предание об этой лесной ведьме встречается в фольклоре всех славянских народов – от поморов Русского Севера до сербов и черногорцев. При этом особенности жилища Бабы-яги (избушка на курьих ножках) лучше всего понимаются при обращении к практической стороне жизни лесных финнов. Специалисты уверенно связывают это странное жилье с домами на сваях, которые были широко распространены в северной лесной зоне. На сваи для защиты от лесных грызунов на русском Севере поднимают амбары и по сей день. Но так поступали не только с амбарами. 

«Избушками на курьих ножках называли особые срубы на сваях, где хоронили мертвых финно-угорские народы», – поясняет автор портала «Культура.РФ» Екатерина Гудкова. 

Люди разных народов

К началу Северной войны территории вдоль Невы, на которых позже будет основан Петербург, были довольно плотно заселены. Русское поселение Невский городок, известное с середины XVI века, было захвачено шведами, и на его месте появилась крепость Ниеншанц, однако многонациональность жителей сохранялась. В городе, население которого к середине XVII в. составляло около 2000 человек, жили шведы, русские и финны. Причем если лютеране ходили в кирхи в самом Ниеншанце, то православные получали духовное окормление в селе Спасском, располагавшемся в районе современного Смольного монастыря и населенном русскими и ижорцами. Позже в городе стали играть значительную роль немцы, которые, как известно по летописям, даже конфликтовали с местными шведами. Позже терпимость к православным в шведском городе уменьшилась – церковь в Спасском закрыли, русским и карелам запретили селиться в самом городе. Впрочем, когда в 1702 году сюда прибыл Петр Первый с войском, то выяснилось, что шведский гарнизон находится под командованием Ивана Опалова (Apollof), происходившего из старинного новгородского боярского рода, перешедшего в свое время на службу королю Швеции. 

Интернациональный характер этой местности только усилился после решения Петра Первого основать на берегах Невы новую столицу России. Как известно, русский царь вообще придавал крайне малое значение этническому происхождению своих сподвижников. Среди «птенцов гнезда Петрова» кого только нет – это и русские аристократы из самых знатных родов, и служилые немцы, и знаменитый Ганнибал из Эфиопии, и крещенный еврей, один из самых умелых российских дипломатов Пётр Шафиров. Петра Первого не интересовало происхождение человека. Главное – деловые качества. А поскольку строительство столицы будущей Российской империи требовало и привлечения сил и ресурсов со всей страны, то немудрено, что в Санкт-Петербург потекли люди самых разных национальностей. Будучи столицей империи, Петербург привлекал к себе людей разных национальностей со всех концов страны. Здесь появились храмы всех религиозных конфессий, и в аристократических салонах, и на улицах города звучала разноязыкая речь. Основную массу строителей города, конечно, составили русские крестьяне (а также белорусы и украинцы) вместе с жителями соседних «чухонских» деревень – финны-ингерманландцы, вепсы, карелы, ижора, весь. Однако появился, по личному указанию Петра, и поток переселенцев из более дальних краев. Так, 10 сентября 1709 года Петр написал П. М. Апраксину: «Потрудитесь, дабы будущею зимой татар, черемис и мордвы выслать тысяч пять в Петербург на перемену первым». В описании Петербурга 1722 года говорится: «Когда строилась земляная Санкт-Петербургская крепость, оную татары, бывшие в службе, дерном укладывали, а потом при артиллерии всякую работу отправляли». По окончании срока работ многие татары остались в городе. Первая татарская слобода возникла на Петербургской стороне около Петропавловской крепости. Вместе с Татарским рынком и лавками она изображена на карте Петербурга 1717 года. Большая и Малая Татарские улицы в 1770-х годах были переименованы в Николаевские, а Татарский переулок рядом с мечетью есть и сейчас. Первый городской рынок на Березовом острове назывался «ростовские ряды» – многие торговцы были выходцами из Ростова Великого. И когда он сгорел в 1710 г., а на его месте мелкие торговцы построили шалаши-лавчонки, то он получил прозвище «татарский табор». Появились в городе и армянские купцы – первые упоминания об армянах в Петербурге относятся к 1708 году, а в 1710 году уже были основаны «армянские конторы» – торговые агентства. Различные народы России активно привлекались и на военную службу. С самого начала строительства новой столицы России башкиры принимали участие во всяких работах, снабжали город провиантом, охраняя обозы в пути. Несли конную воинскую службу, участвовали в военных кампаниях Петра I. Матрос Денис Калмыков, начавший свою службу при Петре с самых низов, стал контр-адмиралом, служил командиром Кронштадтского порта, вошел в историю как один из создателей первого военно-морского устава России.  

Содружество зодчих

Понятно, что своим имперским обликом Петербург также обязан сотрудничеству самых разных народов и, прежде всего, европейских архитекторов. Среди них в первую очередь следует назвать Доменико Трезини. Итальянец, служивший в Дании, фортификатор, впоследствии талантливый градостроитель и архитектор, Трезини нашел в России свою вторую родину. Здесь он стал Андреем Трезиным. С его именем связано создание Петропавловской крепости, ее Петровских ворот, собора и его колокольни со шпилем, Летнего дворца и Александро-Невской лавры, Гостиного двора и здания Двенадцати коллегий на Васильевском острове, «образцовых домов». Наконец, Трезини разработал первый генеральный план Петербурга. С 1703-го по 1716 г. Трезини был единственным зодчим в Петербурге. Вклад его в создание столицы трудно переоценить. Замечательный русский архитектор Михаил Григорьевич Земцов был современником Доменико Трезини. Посланный Петром для обучения архитектуре и строительному делу за границу, Земцов впоследствии выдвигался Петром, который поручал ему ответственные стройки, постепенно заменяя иностранных архитекторов русскими. Земцов завершал строительство кунсткамеры на Васильевском острове и строил Подзорный дворец в устье Фонтанки, создавал павильоны, каскады и фонтаны Петергофа, спроектировал и почти построил Аничков дворец, участвовал в составлении чертежа дворца в Стрельне и в выработке планов застройки Петербурга. Так, в содружестве, соперничестве и творческом диалоге создавался самый красивый город России. 

Мнение власти

Первый заместитель председателя городского комитета по межнациональным отношениям Алексей Силкин:

«В Петербурге сформировалась более благополучная обстановка в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений по сравнению с другими регионами Российской Федерации. Неудивительно, потому что изначально Санкт-Петербург задумывался и создавался как город, в становлении которого принимали участие многие национальности, как народы России – русские, татары, башкиры, так и привлечённые иностранцы – итальянские и голландские архитекторы. Поэтому изначально Петербург соткан не как лоскутное одеяло, а как искусный ковер».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах