Примерное время чтения: 8 минут
425

Стрелецкие казни. Почему Петр так свирепо расправился с мятежниками?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. Аргументы и факты - Петербург 24/08/2022 Сюжет Петру I - 350 лет
Были казнены более тысячи стрельцов, причём пятерым Петр I отрубил головы лично.
Были казнены более тысячи стрельцов, причём пятерым Петр I отрубил головы лично. / Василий Суриков / public domain

25 августа 1698 года Петр Первый, прервав свое Великое Посольство, срочно возвращается в Москву – так начинается одна из самых кровавых и неоднозначных глав в истории петровского правления: расправа над мятежными стрельцами. Царь не просто показывает себя жестоким и решительным человеком, но и собственноручно рубит головы мятежникам, требуя от приближенных личного участия в масштабных средневековых зверствах. С чем была связана свирепость Петра Первого, и пошла ли она на пользу русскому государству?

Русские мушкетеры

Стрельцы появились на Руси еще в конце XV века и почти три столетия были главной военной силой государства. Это был прообраз регулярной армии, первоначально – лучники, а позже солдаты, вооруженные огнестрельным оружием. Поэтому стрельцов вполне можно было бы назвать русскими мушкетерами, – так как они выполняли ровно такую же функцию. Изначально в стрельцы набирали всех желающих из «гулящего народа», но позже они постепенно превращаются в своеобразную касту, пополняя стрелецкие полки своими сыновьями, внуками и племянниками. Стрельцам платили жалованье, у них была единая форма одежды, солдаты стрелецких полков регулярно участвовали в учениях. Таким образом, это была фактически первая постоянная армия страны. Численность стрельцов колебалась от века к веку, кроме того, стрелецкие полки стояли в различных городах страны, что затрудняет подсчеты, но в целом историки сходятся, что их общее число составляло 10–20 тысяч человек. Стрельцы сыграли значимую роль и в победе русских войск над крымскими татарами и турками в битве при Молодях, и во взятии Казани, и в целом ряде русско-польских конфликтов. Однако к концу XVII века стрелецкое войско понемногу теряет свое значение в качестве серьезной военной силы при столкновении с внешним врагом, зато начинает играть важнейшую роль во внутренней политике – московские стрелецкие полки оказываются способны по своему хотению свергать и ставить правителей, и юный Петр становится свидетелем такого события.

В 1682 году умирает царь Федор Алексеевич, у которого не оказалось прямых наследников. Престол должен был отойти одному из его братьев – либо 16-летнему Ивану (за которым стоял клан Милославских), либо 10-летнему Петру (будущему российскому императору, которого поддерживал клан Нарышкиных). Иван был старше, но нездоров, и поэтому боярская Дума провозгласила царем именно Петра Алексеевича. Однако Милославские не хотели смиряться с поражением, и на сцену неожиданно для всех вышла старшая сестра Петра и Ивана – царевна Софья Алексеевна. Умная и энергичная, она опиралась на Милославских, которых пугала перспектива прихода к власти конкурирующего клана, и тех самых стрельцов, в среде которых к тому времени накопилось недовольство постоянными задержками жалованья. 15 мая боярин Иван Милославский и его племянник Петр Толстой проскакали по стрелецким слободам, крича, что Нарышкины задушили царевича Иоанна Алексеевича. Взявшиеся за оружие стрелецкие полки ворвались в Кремль, смяв незначительную охрану, и остановились, увидев, что оба царевича – и Иван, и Петр – живы. Возникло замешательство, однако когда князь Михаил Долгоруков начал кричать на стрельцов, обвиняя их в измене, его сбросили на копья, и началась резня.

Выяснилось, что стрельцам загодя подсунули списки врагов Отечества, вооруженные люди вышибали ворота в царских палатах, убивали бояр и военачальников, а царская семья фактически оказалась в заложниках. На глазах юного Петра был зарезан его любимый дядя по матери Афанасий Нарышкин, позже схвачен, подвергнут пыткам и казнен другой дядя – Иван.

Страшные картины, увиденные юным царевичем, оказали огромное травмирующее влияние на его психику – современные историки полагают, что загадочные эпилептические припадки, которые всю жизнь время от времени будут «накрывать» Петра, спровоцированы как раз этими жуткими убийствами, происходившими у него на глазах. Петр, провозглашенный царем, как оказалось, не мог защитить от расправы самых близких ему людей. Стрельцы же потребовали провозгласить еще одним царем Ивана и поставить над ними регентом старшую сестру Софью, что и было сделано. Лично для Петра это означало, что его царская власть – номинальна. Более того, его мать предпочла больше не появляться в Кремле, и все семейство перебралось в Преображенское, где и проходило дальнейшее возмужание Петра.

Новый бунт

В сентябре 1689 года повзрослевший Петр Алексеевич сумел отобрать власть у Софьи, чье регентство заканчивалось – сестру он отправил в Новодевичий монастырь. К самим стрельцам у Петра претензий не было. Более того, в своих первых военных предприятиях, Азовских походах, царь опирался именно на этих русских мушкетеров. Однако выяснилось, что к этому моменту стрельцы уже не с такой готовностью переносили «тяготы и лишения воинской службы». Это были уже  не те «гулящие люди».

Наоборот, стрельцы оказались весьма зажиточной категорией населения с разнообразными привилегиями, включая возможность заниматься торговлей и промыслами, не неся общих для всех повинностей. Гибнуть в военных походах им не хотелось. Тем более когда казна регулярно задерживала жалованье. Традиционный образ жизни стрельца – летом участие в учениях или боях, зимой – пребывание в лоне семьи и занятия теми промыслами, что приносили им основной доход. Поэтому когда Петр со свойственной ему энергией развернул масштабные кампании, а некоторые стрелецкие полки не возвращались в места дислокации по 2–3 года, то в войсках начались ропот и дезертирство. Стоило же Петру уехать в Великое Посольство, как стрельцы взбунтовались.

В марте 1698 года 4 московских стрелецких полка покинули место службы и двинулись на столицу. В своих письмах и челобитных стрельцы жаловались «на бескормицу, притеснение и нищенство». Воспрянула духом и Софья, увидевшая шанс при помощи стрелецкого войска вновь вернуть себе корону. Среди стрельцов стали зачитывать два якобы написанных ею письма, призывавших полки к свержению Петра. Подлинность писем не была установлена. В войсках распространялись также слухи о том, что Петр «онемечился», отрекся от православной веры или вовсе умер в Европе. Москву же, помнившую резню 1682 года, охватил настоящий ужас.

Однако в этот раз у правительства нашлись силы для подавления мятежа – 18 июня полки нового строя под командованием Алексея Шеина и Патрика Гордона разбили мятежников в непродолжительной схватке. Заводилы бунта были схвачены и казнены, еще 156 человек били кнутом, а около 2 тысяч отправили в ссылку. Тем бы, может, все и закончилось, но в конце августа в столицу явился Петр, прервавший свое путешествие по Европе.

Расправа над стрельцами

Царь был в бешенстве. Ему вновь пришлось пережить тот детский страх, когда на его глазах убивали родных, но сейчас Петр уже был способен покарать убийц. Началось новое следствие. Более 1700 оставшихся в живых стрельцов, участвовавших в бунте, вернули в Москву и бросили в пыточные застенки. Царь пытался найти доказательства того, что за мятежом стояла царевна Софья, однако та свою вину не признала. Это спасло ей жизнь, но не дало свободу. Мятежную царевну заточили в Новодевичьем монастыре, где она и скончалась в 1704 году.

А стрельцов отправили на плаху. Казни начались 10 октября 1698 года. Были казнены более тысячи стрельцов, причем пятерым Петр I отрубил головы лично. Более того, царь требовал от своих ближайших сподвижников тоже участвовать в казнях.

«Эта громадная казнь могла быть исполнена потому только, что все бояре, сенаторы царства, думные и дьяки, бывшие членами совета, собравшегося по случаю стрелецкого мятежа, по царскому повелению были призваны в Преображенское, где и должны были взяться за работу палачей. Один боярин отличился особенно неудачным ударом: не попав по шее осужденного, боярин ударил его по спине; стрелец, разрубленный таким образом почти на две части, претерпел бы невыносимые муки, если бы Алексашка (Меншиков), ловко действуя топором, не поспешил отрубить несчастному голову», – рассказал австрийский дипломат Иоганн Корб.

По преданию, осужденных на казнь вывозили в черных санях, увитых черными лентами. Стрельцы должны были сидеть в санях по двое, а в руках держать зажженные свечи. Лошади тоже были черными, а возницы — одеты в черные тулупы. Именно так изобразил эти события на полотне «Утро стрелецкой казни» Василий Суриков.

После этого Петр Первый принял решение расформировать стрелецкое войско, включая те полки, которые никак в бунте не участвовали. Однако это решение было отложено из-за начавшейся Северной войны, и окончательно история стрельцов завершилась только в 1720 году, когда полностью сформировалась новая российская армия.

А роль боевого ядра этой армии взяли на себя гвардейские полки – Преображенский и Семеновский, сыгравшие особую роль в подавлении стрелецкого бунта. Ирония состоит в том, что гвардейцы, которые защитили петровский престол от стрелецкого мятежа, сразу после смерти Петра фактически взяли на себя ту самую роль, которую играли стрельцы в допетровское время. Именно опираясь на гвардию, различные претенденты на русский престол еще почти 100 лет устраняли своих конкурентов – душили шарфами, били табакерками, арестовывали и ссылали в Сибирь. Эту старую традицию царь-реформатор изменить не сумел, да, судя по всему, и не пытался.

А расправа над стрельцами стала одной из самых черных страниц царствовании Петра.

Подписывайтесь на наш Телеграмм-канал  – https://t.me/aifspb. Обсудить публикации можно в нашей группе ВКонтакте – https://vk.com/aif_spb.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах