Примерное время чтения: 8 минут
1195

Тесно и обидно. Почему по окраинам мегаполисов растут «человейники»?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. Аргументы и факты - Петербург 31/03/2021
Спальные районы должны строиться для жизни.
Спальные районы должны строиться для жизни. / Алиса Шавыкина / Из личного архива

Петербург, как и прочие крупные российские города, охватил целый пояс городов-спутников, состоящих из безликих кварталов новостроек. Такие дома возводят посреди чистого поля, и новоселы оказываются без какой-либо адекватной инфраструктуры: дороги, больницы и полиция в комплект к новой квартире не входят, их появления ждут годами. «АиФ» разбирался в происходящем: что и как строят, а главное - почему?

Жадность строит города

В 1990 году в селе Мурино проживали чуть более 3 тысяч человек, в 2002-м в поселке Мурино насчитывалось 5 тысяч, а в 2020 году в получившем статус города Мурине числились уже почти 70 тысяч жителей.

«Мурино на данный момент - самый большой город Ленинградской области. Уже сейчас фактически здесь живут около 100 тыс. чел., при этом численность населения будет еще расти. Официальные данные за реальностью не могут угнаться», - делится член совета новостроек Мурина Алиса Шавыкина.

Неделю назад она стала одним из организаторов пикетов в городе - в этот раз активисты требовали озеленения территорий, хотя могли бы протестовать и по любому другому поводу. Выбор огромен.

Ввод инфраструктуры не поспевает за увеличением количества горожан: в микрорайоне гигантские очереди в детские сады. Обычный для Мурина случай: ребенку уже почти три года, а номер в очереди - 450.

«Только сейчас проектируется поликлиника, больница в самом большом городе региона не запланирована в принципе, еще только строится отдел полиции. В данный момент отдел находится в Кузьмолове, и правоохранители приезжают, по нашим ощущениям, только на очень серьезные происшествия», - продолжает перечислять Шавыкина.

«Проект планировки микрорайона Западное Мурино утвердили в 2013 году, а уже в 2015-м началось активное заселение домов. В нем изначально были определены и зарезервированы места под поликлинику, полицию, спортивное ядро, - комментирует недовольство горожанки заместитель председателя правительства Ленобласти Михаил Москвин. - В каждом квартале зарезервировали место и под школу. Дом получал разрешение на строительство только с детским садом, потому что они встроенные».

Тем не менее в целом он согласен: проблемы есть.

«Да, нормативы по строительству детских садов в районах, куда переезжают в основном семьями, работают нехорошо, в результате образуются очереди, - объясняет зампредседателя. - Однако стоит учесть, что администрация Ленобласти выплачивает компенсацию семьям, чьи дети не попали в эти дошкольные учреждения, - ее можно использовать для покрытия стоимости частных детских садов».

А если говорить об охране правопорядка, собеседник сообщил, что в данный момент строится здание полиции - сейчас запущен нулевой цикл, а в апреле начнется непосредственное строительство. Также уже летом начнут возводить поликлинику.

«При этом мы не могли начать ее строить раньше, - поясняет Михаил Москвин. - Существует норматив: поликлиника появляется в городе лишь после того, как его население переваливает примерно за 50 тысяч человек. До этого момента она не предусматривается».

Признает зампредседателя и проблему с озеленением. Но уверен - ситуацию спасет рекреационная зона, которую планируется разбить в Северном Мурине, в районе деревни Лаврики. Это будет парк 22 га, начало реализации запланировано на следующий год.

«Мы открыты к нормальному взаимодействию и понимаем беспокойство жителей. Однако стоит понять: чтобы сформировалась инфраструктура, требуется примерно десятилетие, - заключает Михаил Москвин. - Нам нужно еще около трех-пяти лет».

Системная проблема

Практика показывает: проблема Мурина - далеко не единичный случай. Академик Российской академии архитектуры и строительных наук Ольга Малинова уверена: вся страна зашла в строительный тупик.

«Россия столкнулась с системной проблемой: Градостроительный кодекс явно написан так, чтобы быстро создать земельный рынок и рынок объектов недвижимости. В какой-то момент это, может, и было необходимо для накопления капитала, но сейчас мы оказались заложниками данного нормативного документа, - рассуждает эксперт. - В предыдущей его версии требовалось экономическое обоснование проекта того или иного строительства. Теперь такого нет».

Жилье возводят частные компании, муниципалы лишь согласуют проекты, дают разрешения, принимают объект. Они же - после сдачи жилья - достраивают необходимую инфраструктуру по мере развития агломерации. Получается, как в Мурине, - дома есть, но ни больниц, ни участков полиции, ни даже деревьев на момент заселения жилья нет. 

Ни сантиметра людям

Профессор, советник Российской академии архитектуры и строительных наук Сергей Митягин согласен с коллегой: «Всю конфигурацию дома или жилого комплекса рисуют, исходя из выгоды. Отсюда и многоэтажность, и однокомнатные малометражные квартиры-студии.

А заодно - узкие проезды вдоль домов: они выполнены по сельскому нормативу, чтобы пропустить пожарную технику, ни сантиметра больше. Более того, часто даже не проводят серьезного исследования грунтов - сваи просто забивают на большую глубину, они-то и держат всю конструкцию».

Экономят и на шумоизоляции. Так, монолитные материалы, из которых строят дома, хорошо проводят определенные звуковые волны: удары, кашель. Чтобы их погасить, стены должны быть двух- или трехслойными. Но это чересчур дорого.

«Приемка часто проходит по «зимнему варианту» - без озеленения, без парковок: «Сделаем потом». А «потом» застройщик просто уходит - ведь объект уже принят. Поэтому все так в Мурине и выглядит: много недоделок. И теперь это проблема муниципалитета, а страдают от нее горожане», - делится Митягин.

Специалист уверен: правительство должно нормативно ограничить многоэтажное строительство.

«Плотность застройки необходимо сократить. Сейчас разрешение на такие работы получают, исходя из площади 28 м2 на человека. Между тем если мы уйдем на 30-35 м2 на человека, как принято в Генплане, то не только создадим более комфортные условия проживания, но и разгрузим социальные объекты. Но для этого нужно государственное регулирование».

Депрессивные кварталы

По словам психотерапевта, преподавателя СПбГУ Александры Василенко, бедность визуального ряда и монотонность окружающей среды оказывают очень большое влияние на душевное состояние человека: «Современные муравейники в районах, где невозможно представить приятную прогулку, вынуждают людей замыкаться в своих квартирах. Там, где все однообразно, мало солнца и взгляду не за что зацепиться, психологическое состояние быстро начинает тяготеть к апатии, безысходности и тоске, причем отчасти это обусловлено биохимически. Даже у детей скука и отсутствие ярких объектов ведет к более медленному образованию нейронных связей. А взрослых мы видим просто менее заинтересованными в жизни, более несчастными и нередко - более тревожными. Жителям новостроек нужно чаще выбираться на природу, гулять в лесу, парке. За время пандемии выросло число людей, которые занимаются выращиванием чего-то живого и зеленого на своих балконах и подоконниках. И это тоже отличный способ сохранить какую-то связь с окружающим миром».

Комментарий: учиться у китайцев?

Архитектор, государственный советник Санкт-Петербурга 1-го класса Иван Уралов отмечает, что кварталы Мурино, Кудрово, Парнас и прочие, выросшие с нуля в пустых районах, характеризуются недостаточностью благоустройства, не решены транспортные вопросы: «Между тем я видел много новых городов в Китае: там ведут массовое строительство больших микрорайонов и сразу их не заселяют. Эти еще безлюдные агломерации абсолютно благоустроены: зелень, разбивка дорожно-тропиночных сетей, водоемы. И даже транспорт ходит - обкатываются маршруты. То есть люди придут не в чистое поле, чтобы выживать, а домой.

Помимо этого новые районы утратили какую-либо эстетическую связь с Петербургом. А ведь ее можно поддержать в колористике, в масштабе, принципах оформления фасадов, силуэте. Увы, но наши новостройки - проявление неуважения и нелюбви к людям».

Кстати

В мире уже был опыт строительства «человейников»: в послевоенных Германии и Франции их возводили на территориях, пострадавших от бомбежек. Сейчас, после ряда попыток реконструкции, они уничтожаются. Причина проста - дешевое жилье пришло в упадок, а районы, где они находились, превратились в гетто.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Топ 5


Самое интересное в регионах