aif.ru counter
49

Жемчужина без тепла умирает

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14 04/04/2001

Один известный зодчий назвал архитектуру раковиной, которую, подобно моллюску, строит для себя общество. И добавил: "Иногда раковина бывает с жемчужиной". В Петербурге такой жемчужиной веками был Каменный остров.

Дух места

То ли из озорства, то ли всерьез, лицеисты пушкинской поры однажды в лицейском садике на холмике из дерна установили мраморную доску со словами "Genio loci", что в переводе значит "Духу места".

Этот загадочный, призрачный, неповторимый, но вполне ощутимый "дух места" царил и на Каменном острове. Дух этот, словно джинн из бутылки, вырвался наружу с первых лет основания Петербурга, когда повелением Петра I владельцем острова стал троюродный дядя царя по материнской линии граф Гавриил Иванович Головкин.

На самом высоком месте - на месте нынешнего Каменноостровского дворца - граф построил "дворец государственного канцлера". И сразу же остров стал местом светских сборищ: во дворце принимали послов и устраивали маскарады, великолепные гулянья, вельможи считали за честь посетить пристанище Головкина. Да что вельможи! Сам Петр не раз бывал в гостях у канцлера и во время одного из своих визитов, согласно легенде, посадил дуб. Дуб и по сей день стоит за специальной оградой, напоминая о тех временах, когда на острове строились резиденции столичной знати, по его аллеям гулял Пушкин, возводили здесь свои шикарные особняки купец Елисеев и промышленник Путилов.

Но все это будет потом. Ну а вслед за Головкиным владельцем острова стал другой канцлер - А.П. Бестужев-Рюмин. Он решил создать на острове великолепный архитектурный ансамбль, построить громадный дворец и пригласил воплотить свой проект Пьетро Трезини - одного из авторов проекта Александро-Невской лавры. Уже тогда родилась традиция, которой владельцы дворцов и усадеб на Каменном старались никогда не изменять: поручать проекты самым модным, талантливым и удачливым петербургским архитекторам.

Когда "русский Гамлет" Павел I (Екатерина подарила ему остров) решил строить великолепный дворец, то наблюдать за строительством пригласил директора Академии художеств Ю.М. Фельтена. Дворец стал резиденцией царя и одним из центров светской жизни столицы - славился своими пышными праздниками, представлениями итальянской оперы.

По вечерам к самому красивому острову Невской дельты устремлялись украшенные гербами кареты, щегольские коляски придворных аристократов и заморских посланников, мечтавших побывать в Летнем театре на новой итальянской опере или французской драме, а после театра переместиться на чью-нибудь дачу и поуютнее устроиться в гостиной или на веранде. Мужчины потягивали бенедиктин или мадеру, дамы - шампанское. Публика неторопливо обсуждала светские новости и с восхищением глядела "на ясное бледное небо, на величавую Неву, озаренную светом неизъяснимым, и на окрестные дачи, рисующиеся в прозрачном сумраке" - это описание принадлежит Пушкину. А сам Пушкин не только задумчиво бродил по аллеям Каменного острова ("Когда за городом задумчив я брожу"), хандрил и написал здесь свой "Памятник", но и просиживал до утра за ломберным столиком, наслаждался изысканными французскими винами, вместе с друзьями устраивал довольно веселые кутежи или отправлялся в Английский клуб играть в бильярд.

Такие сборища ценили аристократы и поэты, вельможи и богатые фабриканты. При всем различии положений и кошельков и тех и других тянуло друг к другу, как, при всей их любви-ненависти, всегда тянет друг к другу власть и богему.

В Каменноостровском дворце уединился "властитель слабый и лукавый" - Александр I боялся, что Наполеон не ограничится Москвой, а направит свои войска и к Петербургу. На баржах уже начали вывозить на север ценные столичные архивы. Одна из барж стояла возле Сенатской - на ней предполагалось увезти снятого с каменной глыбы Медного всадника. И тут вдруг по городу поползли слухи, что какому-то майору несколько ночей подряд снится один и тот же сон: будто бронзовый Петр срывается со скалы и через Неву несется на Каменный, въезжает прямо в Каменноостровский дворец и грозно провозглашает:

- Пока я стою на своей скале, Петербург неприступен.

Слухи о "видении" майора Батурина дошли до самого Александра, и он велел оставить Медного всадника на месте.

К началу ХХ века Каменный остров многие стали называть "уникальным музеем загородных особняков", где можно было встретить любые стили - от классицизма и символизма до модерна и неоклассицизма.

До революции остров был великолепным петербургским оазисом, где строили особняки банкиры и промышленники, жил петербургский градоначальник. Собственники обязаны были поддерживать в порядке парки, водоемы и дороги, не имели права возводить глухие заборы и перегораживать пешеходные аллеи.

Остров глухих заборов

А после революции особняки приспосабливают под санатории и дома отдыха для трудящихся, они ветшают и уничтожаются, а сам остров переименовывается в остров Трудящихся. Правда, довольно быстро остров Трудящихся превратился в "остров глухих заборов", официальных резиденций с казенными инвентарными номерами К-2, К-5, в которых останавливались лидеры держав и звезды эстрады.

А до реконструкции старинных особняков руки у города не доходят. Дворец Половцева закрыт. Императорский театр пуст. В Царском дворце - военный санаторий. В знаменитой даче инженера Чаева - склад. На 2-й Березовой - огромная территория кинокопировальной фабрики с множеством несуразных строений.

Так выглядит сегодня Жемчужина, рожденная еще при Петре.

Петербургский Беверли-Хиллз

К своему 300-летию город мог бы сделать и себе, и своим жителям прекрасный подарок - возродить самый великолепный остров. Но у города, как всегда, на это нет средств.

Каменный остров так и будет тихо угасать, если городские власти не дадут возможность работать на острове частным инвесторам, способным под присмотром городских властей, коллег-архитекторов, специалистов по охране памятников и историков архитектуры осуществить свои проекты и тем самым спасти остров от умирания. Ну а вырученные от продажи элитного жилья деньги город вполне мог бы вложить в возрождение уникального острова.

Похоже, разумность такого подхода начинают понимать и руководители Петербурга.

- Вокруг Каменного острова сегодня немало споров, сталкиваются совершенно разные, порой полярные точки зрения, - говорит главный архитектор Петербурга Олег Харченко. - Одни требуют запретить на острове какое-либо строительство, другие предлагают разрешить на острове строительство коттеджей всем, кто только пожелает. Я сторонник золотой середины, которая и предусмотрена разработанным в 1998 году генеральным планом сохранения и развития исторического центра Санкт-Петербурга. В нем Каменный остров отнесен к "территориям рекреационных зон с отдельно стоящими зданиями и территориям парковых ансамблей, архитектурно-градостроительные характеристики которых не подлежат изменению". Я думаю, что на наиболее запущенных территориях, не представляющих исторической и архитектурной ценности и находящихся уже в собственности, можно разрешить строительство небольших жилых комплексов малой этажности под очень пристальным вниманием городских властей, специалистов по охране памятников и архитектурной общественности. Я имею в виду территории, принадлежавшие бывшей кинокопировальной фабрике и фирме "Цветы". Уже существует несколько очень интересных и красивых проектов.

Один из самых реальных и интересных проектов родился в мастерской известного петербургского архитектора Евгения Герасимова. Проект коттеджного жилого комплекса мастерская Евгения Герасимова сделала для строительной корпорации "Возрождение Санкт-Петербурга", успешно ведущей строительство элитного жилья в центральной части города.

- Строить на Каменном острове - честь для любого петербургского архитектора и строителя, - убежден Евгений Герасимов. - Главная наша задача - органично вписать наш комплекс в удивительную по красоте среду Каменного острова, вернуть первоначальный вид двум зданиям архитектора Фуфаевского, за годы советской власти изуродованным многочисленными несуразными пристройками. По рекомендации ГИОПа мы возродим и когда-то существовавший, но потом засыпанный канал, оденем его в гранит. Мы попытались создать интересный современный проект своеобразного петербургского Беверли-Хиллза на несколько десятков квартир, который не нарушит складывавшийся веками облик острова, как центра самого дорогого элитного жилья для петербургской аристократии, и вместе с тем будет отвечать тенденциям современной архитектуры.

Похоже, впервые за последние годы появился шанс возродить хотя бы частично территории Каменного острова и к 300-летию нашего города одна из его самых крупных жемчужин вновь наполнится жизнью.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах