47

"Голубые каски" тренируются на Псковщине

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41 10/10/2001

Двести с лишним километров от Петербурга, райцентр Струги Красные, Владимирский лагерь. Тут, на Псковщине, с начала октября приступила к тренировкам бригада контрактников, которые вскоре должны отправиться в качестве миротворцев в Боснию и Герцеговину. Им предстоит сменить псковских десантников. Несмотря на то что в этой части бывшей Югославии война закончилась шесть лет назад, шестьсот с лишним человек, будущих "голубых касок", готовят ко всему. Один день этой подготовки и увидел корреспондент "АиФ".

Творить мир по конкурсу

О том, что миротворцев будут набирать только из двух российских округов - Московского и Ленинградского, стало известно этим летом. Почему? Стоит предположить, что их посчитали лучшими. Так или иначе, но набор был объявлен. Как нам удалось узнать, треть миротворцев набирали из действующих военных, а две трети - контрактники, которые пришли из военкоматов. Каким образом отбирали этих людей, военные подробно не объяснили, одно ясно: на стенах военкоматов объявлений о наборе желающих послужить в Боснии не вывешивалось.

Что влечет любого военного к такой службе? Разумеется, уникальная для российской армии возможность заработать достойные деньги и в то же время служить в более спокойном месте, чем любая другая горячая точка. Рядовой миротворец получает около 1000 долларов в месяц, офицер еще на несколько сотен зеленых больше. Для сравнения: командующий Ленинградским военным округом сегодня получает 6 тысяч рублей в месяц, командир бригады - 4900, а обычный лейтенант - 1200 рублей. Понятно, что на звание миротворца сразу возник конкурс. Как говорят, около трех человек на место.

Условия отбора были жесткими, главное сито, разумеется, медкомиссия - здоровье должно быть идеальным. Потом психологическая проверка, профессиональный отбор. Брали только специалистов, и желательно тех, у кого уже есть опыт службы в миротворческих войсках. Многие из отобранных прошли Чечню, другие "горячие" точки. Из всех этих бойцов создали парашютно-десантную роту и различные специальные подразделения: рота связи, разведывательный взвод и пр. В бригаде 36 женщин, связистки, медики, повара. Вот всю эту весьма разношерстную компанию и отправили за 230 километров от Петербурга, а через месяц-другой их ждет Югославия.

Тяжело в учении, а боя не будет?

Осенний лес, пропускной пункт, бетонные заграждения на дороге, солдаты патрулируют дорогу. Солдат у шлагбаума останавливает потертый "жигуль", а затем пропускает к месту досмотра, где его ждут двое с автоматами. Слышны команды "Выйти из машины", "Руки на машину", "Отойти на 5 метров", "Открыть двери, багажник". Водитель в черном с желтыми полосами тренировочном костюме покладисто выполняет команды. Все идет нормально, и тут - надо же - гранатомет под холстиной в багажнике! Тут же водитель набрасывается на одного из патрульных. Из ближайшего леса выскакивают боевики и начинают стрелять. В считанные секунды подбежавшие солдаты открывают ответный огонь. Противник прячется за деревьями, вот один упал, второй, третий, а оставшиеся скрываются в лесу. И снова все тихо, только среди опавшей листвы желтеют полосы на штанах "подстреленного" водителя:

Так проходят тренировки в специальном миротворческом городке. Именно на этой площадке и преподают им "технику" работы миротворцев.

- Слушайте, но вы же все команды по-русски кричите, как вас эти местные поймут? - спрашиваем мы у военных.

- Да они уже за шесть лет выучили, все понимают, - успокоили они.

Вообще, как обещают, проблем с местными у миротворцев не будет. У них есть англоязычные переводчики, есть толмач, говорящий на местных языках, наконец, специально для будущих "голубых касок" сделаны разговорники, где есть весь необходимый набор слов и выражений. К тому же среди самих миротворцев найдутся те, кто не первый раз едет в Боснию, успели уже по-сербски научиться говорить.

- Вообще, с местными отношения нормальные, - говорит Анатолий Гусев, миротворец со стажем, - никаких проблем ни с боснийцами, ни тем более с сербами не возникало.

- Что им с солдатами конфликтовать, - вторит ему генерал Ушаков, - они же понимают: солдаты - люди подневольные, службу несут, приказы выполняют.

Хотя, вероятно, тут наши немного лукавят. Российские части, как известно, стоят на границе собственно мусульманской Боснии и Республики Сербской. Сербы-то, понятное дело, братьев славян любят и с ними проблем нет, а вот с мусульманами сложнее: у них, как рассказывали в свое время военные, негативные эмоции вызывают даже шевроны российских вооруженных сил - очень на сербский флаг похожи. Так что готовиться нашим стоит ко всему. Они и готовятся. "Спецподготовка", как пояснили военные, идет самая разнообразная. Для бойцов устроили своеобразные политзанятия и уроки типа краеведения. В бригаде будут офицеры, которые займутся работой с тамошней прессой и связями с общественностью, для них начальник окружной пресс-службы полковник Юрий Кленов провел специальные занятия.

Но помимо "миротворческих" тренировок идут и обычные, общевойсковые. Что, в общем-то, понятно - люди, собранные в бригаду, пришли сюда с разным опытом, кто-то на "гражданке" успел подзабыть общие дисциплины. Вот и учатся заново: стреляют на полигонах из всех видов оружия, медики сдают нормативы по работе с ранеными. На танкодроме гоняют на бэтээрах, противогазы на время надевают, бегают в химзащите, "вспышка слева", "вспышка справа": В общем, обычные армейские будни с "миротворческим" уклоном. Командиры уверены, что к концу октября это уже будет единая бригада, которая станет достойной сменой псковским десантникам. Правда, когда это произойдет и что их ждет там, в Боснии, никто точно не знает. Одно известно, что каски им передадут уже на месте:

А как у них?

Весной этого года автору в составе международной группы журналистов довелось побывать в немецких частях, которые расположены рядом с боснийской столицей Сараево, в местечке Райловач.

Немцы вовсю старались произвести благоприятное впечатление, и им это, надо сказать, удалось. Почти все здания, где размещаются немецкие войска, были в свое время подняты из руин, хотя и сейчас на стенах видны следы от пуль и осколков. Но внутри по-европейски чисто и красиво.

Изголодавшихся после нескольких часов пресс-конференций журналистов немцы решили накормить "простым солдатским ланчем" в солдатской же столовой. Сыры, колбасы, сосиски нескольких видов, пять-шесть разных салатов. Особенно был доволен Франсуа из Парижа - в этот день подавали замечательный французский луковый супчик.

После того как гости насытились, им, как и положено, предложили зрелище - показательные выступления специального взвода "Кугуар": два бронетранспортера и боевая машина пехоты кружились на плацу, их экипажи демонстрировали выучку и четкость выполнения команд. Это действительно убеждало - если случится какая "заварушка", ребята сумеют все разрешить. После "кугуарного" парада зрелища отнюдь не закончились. Казалось бы, простая экскурсия в военный госпиталь - ну, провести по кабинетам, показать приборы. Нет, и тут гордые своей работой медики решили устроить сюрприз. Неожиданно в дверях появились солдаты с тележкой, на которой тихо постанывала одетая в военную форму девушка: ссадины и синяки на голове и жуткая кровавая рана на ноге. Журналистам потребовалось некоторое время, чтобы понять, что перед ними просто разыгрывают спектакль на тему: оперативность и качество работы военной "скорой помощи", а раны - просто искусный грим. Работают немцы действительно быстро и четко.

Из поездки можно было вынести одно: на миротворческой службе европейские военные стараются жить с максимальным комфортом. В отличие от наших, для многих из них миротворчество, скорее, тяжелая обязанность, нежели счастливый шанс разбогатеть, хотя получают они значительно больше, чем российские бойцы. Да и чувствуют себя те же немцы, испанцы, американцы куда свободнее. На улицах Сараево в местных кафе всегда можно увидеть солдат НАТО, мирно пьющих кофе, беседующих с местными девушками. У наших, как говорят, порядки куда жестче. Кстати, автор, конечно, не мог не спросить у немцев, довелось ли им общаться с нашими миротворцами. Майор, сопровождавший нас, ответил, что приходилось, и о русских он может сказать только хорошее - они настоящие профессионалы и хорошие солдаты. Службу свою выполняют отлично. Вот только "закрытые" они, сложно информацию от них получать, да и общаются мало. Стоит надеяться, что новые миротворцы изменят это представление.

Из интервью российского солдата-миротворца

- Сколько вы собираетесь прослужить в Боснии?

- Как можно больше, хочу нам с детьми квартиру купить...

Из разговора в сараевском такси

Едем с представителем американской миссии. Он спрашивает у таксиста, говорит ли тот по-английски.

- Совсем чуть, - отвечает шофер, - несколько слов.

- Может, тогда по-русски можете? - с надеждой спрашивает американец.

- Нет уж, - цедит сквозь зубы таксист, - на русском пусть русские сербы разговаривают.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах