136

Семена спасут мир

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5 29/01/2003

Многие слышали о подвиге ученых ВИРа (Всероссийского института растениеводства) во время блокады: 14 растениеводов из числа живших тогда в этом здании умерли от голода, но не взяли ни зернышка из фондов института. Более того - они охраняли генетические сокровища от голодных горожан, как кощунственно это ни звучит. Они охраняли поля, где четыре военных лета пересевались культуры, семена которых не могли храниться долго. Конечно, в коллекции были утраты - страшные военные холода сделали свое дело, но основная часть генофонда была спасена и сохранилась до наших дней. И снова над коллекцией нависла угроза.

Чиновники против науки

Все петербуржцы и многие гости города не могли не обращать внимания на два величественных здания на Исаакиевской площади по обе стороны конной статуи Николая I. В одном из них до революции находилось Министерство государственных имуществ, в другом жил министр и помещались некоторые государственные службы. Оба здания - памятники архитектуры федерального значения и находятся под охраной государства. Оба содержатся в хорошем состоянии.

Но государство решило позаботиться о них еще больше, чем раньше, и выгнать оттуда учреждение, занимавшее их с 1922 года, передав под "территориальные органы федеральных органов" (так написано в распоряжении г-на Касьянова). То есть учреждение - вон, чиновников - на его место. Может быть, эта история не стала бы достоянием общественности - изгнание разных учреждений из центра стало почти привычным в нашем городе, если бы изгоняемым не стал Всероссийский научно-исследовательский институт растениеводства имени Вавилова - научный центр мирового значения, хранящий на своей территории один из богатейших на земном шаре генетический банк культурных растений.

Эти хранилища, оборудованные сегодня по последнему слову науки и техники, включающие в себя криокамеры с жидким азотом, перемещены быть не могут - они встроены в здание. Чтобы убедиться в невозможности переезда коллекции и генетического банка, мы совершили экскурсию по двум "вировским" зданиям, которые так нужны чиновникам.

Зернышки для потомков

Сначала - в хранилища попроще. Самое простенькое хранилище представляет собой большую комнату, уставленную стеллажами с металлическими ящичками, похожими на те, в каких раньше кипятили шприцы. Крышки многих ящичков перевязаны проволочкой: умные крысы наловчились сбрасывать ящики на пол, чтобы от удара отскочила крышка. В вировских коридорах с крысами успешно воюют коты на окладе. Кстати, ни одно из помещений института не было перестроено или даже отремонтировано без согласования с КГИОП - комитет никогда не имел никаких претензий к растениеводам по содержанию этих зданий. Так что практически все комнаты бывшего министерства имеют свои исторические очертания.

В каждом ящичке "простого" хранилища лежат матерчатые мешочки или бумажные пакетики, наполненные самыми разными, порой редкостными семенами. Все это - семена культурных растений, собранных в экспедициях, которые ВИР проводил по всему миру. Есть растения из Тибета, есть - из Южной и Северной Америки, есть эфиопские и японские семена. Проще сказать, каких нет. У них разные сроки хранения: что-то не теряет всхожести 30 лет, что-то должно пересеваться каждый год.

Каждый мешочек надписан, за каждым ведется наблюдение - когда пересевать, как ведут себя разные растения. Каждый день ящички в движении - открыть, закрыть, переложить, заменить. За десятилетия существования в этих стенах хранилища сотрудники ВИРа убедились, что в старом здании - идеальный для целей растениеводов микроклимат: практически постоянная влажность и температура, то есть всегда прохладно. Может быть, людям это и не очень, а семенам в самый раз. Между прочим, такие условия вряд ли подойдут привыкшим к комфорту чиновникам.

Криотанки держат оборону

И старые хранилища, и даже новые "холодильники" меркнут в сравнении с криохранилищем, построенным на деньги, выделенные правительством США по инициативе Альберта Гора, личного друга профессора Драгавцева. Установки, вырабатывающие жидкий азот, криотанки, помещение, похожее на операционную, где все стерильно, - как это перевозить? Или кому оставить - и что получить взамен? Здесь генофонд хранится сто лет. Будучи вытащенными из жидкого азота, семена должны быть пересеяны - их нельзя заморозить снова. В недра криогенных хранилищ имеют постоянный допуск только два человека: Николай Дзюбенко, замдиректора ВИРа (он же - директор Российского генного банка), и Галина Филипенко, заведующая лабораторией длительного хранения семян. Остальные смогут войти только в сопровождении этих двоих. Дисциплина и порядок в генном банке должна быть не хуже, чем в министерстве обороны, - любое несанкционированное проникновение в хранилище сродни проникновению на военный объект.

Два других хранилища построены совсем недавно, но на них уже возлагают большие надежды. Две камеры по 218 квадратных метров каждая создают условия для длительного хранения - здесь всегда холодно и сухо. Размеры этих камер жестко подогнаны под размеры помещений - т.е. проще разобрать здание, чем перетащить хранилища на новое место. А если они останутся на прежнем месте, трудно сказать, какие ценности будут хранить в этих дорогущих сооружениях "территориальные органы федеральных органов".

Специально заказанные пластиковые ящики, в которых уложены стандартные бутылочки с семенным материалом, запечатанные сургучом и "менделеевской замазкой", специальные стеллажи на роликах, чтобы даже слабосильный научный сотрудник мог сдвинуть их с места, не говоря уже об установках искусственного климата, - это все стоит очень больших денег. Когда летом 2002 года хранилище было готово, генеральный директор ВИРа профессор Виктор Драгавцев говорил: "Ну, теперь заживем спокойно, теперь все у нас есть, можно людям зарплату поднимать". Между прочим, пересев содержимого одного пакетика стоит пять с половиной долларов, а таких пакетиков в институте три с половиной миллиона.

Как подарить чужое имущество

Все содержимое генного банка ВИРа эксперты Всемирного банка в Вашингтоне оценивают в 8 триллионов долларов. Здесь есть культуры, которых лет тридцать как уже нет на свете - вымерли. Ведь каждый день на земном шаре исчезают виды растений, и если не оставить их семена, они будут потеряны для человечества безвозвратно. Ценность генного банка в том, что отсюда ученые-растениеводы берут материал для получения новых высокоурожайных сортов различных культурных растений, которые можно вывести только на базе старых. Каждая нормальная страна имеет такой генный банк. Но американцы стали собирать культурные растения в 50-х годах, китайцы и индусы - в последнее десятилетие. А первые вировские экспонаты относятся к 90-м годам XIX века. Когда после гражданской войны в Эфиопии не осталось сортов культурной пшеницы, эфиопы обратились в ВИР - ведь Вавилов организовывал экспедиции по этому региону и собрал много образцов. Если где-то в мире что-то пропадет из культурных растений, потерю может возместить только коллекция ВИРа. Мы уже не говорим о бесценной библиотеке института и крупнейшем в мире гербарии культурных растений - там даже собранные в 20-е годы прошлого века злаки сохранили свой цвет. Этот гербарий, состоящий под охраной ЮНЕСКО, тоже страшно трогать с места.

Вот вопрос: зачем Министерству имущества России понадобились именно эти два здания? Вопрос тем более законный, что незаконна как раз передача зданий от одного ведомства другому за спиной Российской академии сельхознаук, которой подчиняется ВИР, поскольку именно академии, а не кому-то другому, принадлежат эти здания. Законом о науке и двумя указами Ельцина за академией закреплена эта недвижимость навечно. И Минимуществу предлагать кому-то чужую собственность как-то негоже.

Можно предположить, что Минимущества РФ распоряжается этими зданиями так вольно только потому, что до революции там находилось царское министерство с аналогичными функциями. Но разве дореволюционная история зданий важнее их истории с 1922 года? Ведь уже больше 80 лет здесь находится Вавиловский институт, не покидавший этих стен и во время блокады продолжавший свой ежедневный научный подвиг, и кто скажет, что работа ученых менее важна, чем работа чиновников, пусть и федерального ранга? А вот американское вмешательство в вировское дело, похоже, неизбежно. Альберт Гор, уже проинформированный о ходе событий, написал письмо президенту Путину. Что ж, бывший вице-президент одной великой державы имеет право спросить у президента другой великой державы, зачем тот собирается разорить мировой генетический центр, на который он, Гор, лично добывал деньги в своей стране.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах