48

Галопом от наркотиков

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39 24/09/2003

Лечение наркозависимости невозможно без последующей реабилитации пациента. Юрий Павлович Линец, возглавляющий больницу N 37 в Петергофе, а до этого долгое время руководивший Городским центром психосоматической медицины, где в том числе занимался и лечением наркозависимых, уверен, что реабилитация отнюдь не последний этап выздоровления. Необходима еще ресоциализация. Без нее все усилия наркологов и психологов тщетны. А один из самых эффективных способов ресоциализации при лечении любых зависимостей - ипотерапия.

- Юрий Павлович, вы говорите о замкнутой петербургской модели лечения наркозависимых, поясните, что это такое?

- Эта концепция включает в себя четыре элемента. Первые три традиционны. У наркозависимого необходимо снять интоксикацию, потом провести краткосрочную реабилитацию, чтобы восстановить эмоциональное состояние пациента и подготовить его к пребыванию в реабилитационном центре. Затем наступает собственно этап реабилитации, то есть восстановление прежнего качества жизни. Как правило, на этом все и заканчивается. Человек возвращается домой из реабилитационного центра, пытается восстановить прежние социальные связи, и очень часто негатив, который присутствовал в прежней жизни, перевешивает. В итоге происходит очередной срыв. Образно говоря, получается, что больному сделали сложную операцию, и прекрасно сделали, а потом вывезли коляску в коридор и забыли про него. Некоторые выживут, но большинство - нет.

- И что вы предлагаете?

- Необходимо не только вернуть зависимому прежнее качество жизни, но и поддержать его при возвращении в общество. Провести ресоциализацию. Любой реабилитационный центр - это замкнутое сообщество с достаточно жестким распорядком жизни. Это удерживает человека в рамках. Возвращаясь домой, он лишается этой поддержки, забивается в угол и боится выйти на улицу, не способен нормально жить и трудиться. Так вот, когда бывший наркозависимый возвращается к нормальной жизни, ему необходима поддержка, своеобразный костыль, который бы поддерживал его эмоциональное состояние. Роль этой "подпорки" прекрасно выполняет ипотерапия. Если в процессе реабилитации зависимый научился ездить на лошади, привязался к ней эмоционально, то, продолжив занятия по возвращении домой, он получает столь необходимую ему поддержку. В конюшне с ним продолжат работать специально обученный тренер и психолог. Реабилитация замыкается ресоциализацией.

- Разве не то же самое происходит, если наркозависимый посещает собрания общества анонимных наркоманов или проходит реабилитацию в религиозном центре?

- Анонимные наркоманы, анонимные алкоголики - это американские системы реабилитации, механически перенесенные на нашу почву, поэтому они не всегда дают нужный эффект. Там начинают действовать групповые энергии, связывающие членов замкнутого сообщества. Они действительно получают некоторое облегчение, но в целом перестают быть самостоятельными личностями. Они слишком замкнуты друг на друга, и ресоциализации не происходит.

Что касается религии, то религиозность не очень свойственна молодому поколению. Надо иметь мощный личностный потенциал, абстрактное мышление. Лучше, если реабилитация и ресоциализация происходят через более простые и понятные вещи.

Прежде чем прийти к идее лечения наркозависмости при помощи ипотерапии, мы несколько лет изучали опыт зарубежных реабилитационных центров. Конечно, ипотерапия не панацея, и невозможно всех посадить на лошадь. Но именно в тех центрах, где в основе лежит работа с лошадьми, наиболее высокие результаты. Даже в Польше, где велико влияние католической церкви, религиозная реабилитация не очень развита. Предпочтение отдается ипотерапии. Да и годы, пока мы активно работали с различного рода зависимостями от интернетзависимости до наркозависимости, доказали правильность нашего выбора. Практически никто из наших пациентов, а это почти сотня человек, не сорвался. Почти каждый сумел найти свой жизненный путь.

- Почему все же лошади?

- Потому что человек легко к ним привязывается. В процессе реабилитации пациент как бы меняет одну зависимость на другую, безобидную. Кроме того, общение с лошадью восстанавливает нарушенную у наркозависимых эмоциональность и способствует выработке эндорфинов - гормонов счастья. Наконец, верховая езда исподволь корректирует мировоззрение человека, ведь за лошадью надо ухаживать, ее необходимо чувствовать и понимать. Постепенно человек учится брать на себя ответственность за свои поступки и учится самостоятельно строить жизнь.

- Что же помешало вам продолжить работу?

- Некоторые организационные моменты. Тем не менее мы сохранили штат подготовленных специалистов, лошадей и международные связи. Надеюсь, что нам удастся запустить аналогичный проект в Петергофе. Здесь для этого есть все условия, в том числе исторические. Южный берег Финского залива изначально развивался как место для занятий конным спортом,здесь располагались гвардейские казармы и конюшни. В санатории "Петродворец" сохранился крупнейший в России крытый манеж. А на территории нашей больницы стоит пустующий корпус, выстроенный еще по распоряжению Николая I для наркозависимых, где можно было бы разместить службу медико-социальной помощи, чтобы лечить не только различного рода зависимости, но и решить проблему досуга молодежи.

Для запуска проекта необходимы лишь содействие руководства города и небольшие, по сравнению с теми деньгами, что выделяются из городского бюджета на программу борьбы с наркоманией, стартовые вложения. При этом у города нет ни одного реабилитационного центра с государственной поддержкой. Конечно, можно организовать очередной частный центр, который будет недоступен обычному человеку. Но мне кажется, что это неправильно.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах