412

Дети подвалов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6 11/02/2004

Волна беспризорности захлестывает Россию не в первый раз. Но если после революции и Отечественной войны государство имело четкую программу ликвидации этого явления (и ликвидировали же), то сегодня она отсутствует. И хотя рецепты борьбы известны, на деле существует только имитация активной деятельности. Скептики утверждают, что на данный момент государству выгоднее постоянно бороться с беспризорниками, чем реально менять ситуацию. Как бы там ни было, последние десять лет число беспризорников в Санкт-Петербурге постоянно растет.

Жизнь под прессом

Точное число маленьких обитателей чердаков и подвалов неизвестно. Оценки специалистов расходятся на порядок. Кто-то говорит о двух тысячах уличных детей, кто-то о двадцати. Своя мини-тусовка беспризорников есть практически у каждой станции метро, вокзала и рынка. Они враждуют друг с другом и ходят в гости. Сегодня Гастиш (Гостиный двор) в гостях у Пролетки (Пролетарская), завтра - наоборот. Послезавтра ломоносовская группировка бьется с пионерской.

Они озлоблены и беззащитны. Милиция выкуривает их из подвалов с помощью слезоточивого газа (так говорят дети), бросает лицом в снег и везет в спецприемник. Потом их отпускают, и они ищут новый подвал для жилья.

Жители домов, которые беспризорники выбирают для ночлега, принимают собственные меры. Поджигают нехитрый скарб, сваленный в углу подвала, и обещают урыть в землю, если они вернутся снова. И показательно избивают. Не до смерти, но социальные работники, контактирующие с беспризорниками, уже не удивляются, когда подростки после таких стычек приходят к ним с ножевыми порезами.

Они занимаются попрошайничеством, воруют по мелочам и торгуют своим телом. Они курят, пьют и токсикоманят. Они любят давать интервью западным журналистам, поскольку те имеют обыкновение за интервью платить. Но они редко говорят им правду о себе. Не верят взрослым. Живут, паразитируя на обществе. И эта жизнь их устраивает.

Улица затягивает

"За последние десять лет жизнь уличных детей сильно изменилась, - говорит социальный работник Центра социальной реабилитации для уличных детей Мария Чугунова. - Причем работать с ними стало сложнее. В начале девяностых жить на улице было тяжело. Не было гуманитарной помощи и бесконечных кормежек на каждом углу. Если ребенок оказывался на улице, то это было следствием тяжелой кризисной ситуации: сиротство, потеря жилья, родители, которые беспробудно пьют, бьют, выгоняют из дому. Ребенок от этого страдал, и если ему предлагали помощь, то он не отказывался, шел на контакт.

Сейчас уже сформировалась уличная субкультура как альтернатива социальному поведению ребенка в семье и школе. И в нее вовлекаются не только дети из крайне неблагополучных семей. Сплошь и рядом ребенок оценивает отношения в семье как нормальные. У него есть дом. Родители, может, и выпивают, но кормят и не третируют. А подросток на улице. Потому что дома скучно, а школа давно заброшена. Он уже читает и пишет с трудом, зато полная свобода и никаких обязанностей. Они знают, где можно поесть, где одеться, где помыться и подлечиться. Да, основная масса уличных детей - из кризисных семей. Но если раньше они до последнего держались дома, то теперь без раздумий уходят в подвалы. Халява развращает".

Учить работать...

Можно ли вытащить ребенка с улицы, вернуть его в общество? Конечно, можно, отвечают специалисты. Теоретически. На практике это единичные случаи. "В обществе существуют два социальных стереотипа поведения: либо ты работаешь, либо ты воруешь, - продолжает Мария Чугунова. - Социализация уличного ребенка возможна только через труд. Других способов нет. Учеба? Если у подростка к 15 годам два класса образования, то время безвозвратно упущено. Он не будет учиться, но это не значит, что он потерян для общества. Он может быть умен и толков. Его надо учить трудиться, но сегодня это невозможно. Мы работаем с ребенком, пытаемся сломать у него стереотип паразитического отношения к обществу, но когда у него появляется желание изменить жизнь, ничего предложить не можем. Институт производственного ученичества, с помощью которого была решена проблема послевоенной безотцовщины, утрачен. Трудоустроить пятнадцатилетнего подростка сегодня практически невозможно, поскольку никаких льгот от государства предприятию, взявшему его на работу, не предусмотрено. Работать не берут, в приюте или детском доме он жить не будет - привык к свободе. У подростка пропадает желание что-либо менять, и он возвращается в подвал".

... и насильно лечить

Токсикомания в среде беспризорников - обычное дело. Они нюхают клей, бензин и прочую дрянь. Ловят глюки. У многих стойкая химическая зависимость. А значит, выжженный мозг, в котором начались необратимые изменения, и разваливающиеся легкие и печень. Их надо лечить, прежде чем пытаться вернуть в школу или устроить на работу. Причем лечить принудительно - добровольно лечиться они не будут. Необходимы специализированные медико-социальные учреждения закрытого типа. Однако для создания таких центров нет правовой базы. Год назад ряд питерских благотворительных организаций, работающих с беспризорниками, обратились с официальным письмом в Госдуму и к полномочному представителю президента на Северо-Западе. Ответа на их инициативу нет до сих пор.

Социальные работники уверены, что, пока не будет государственной программы борьбы с беспризорностью, которая бы не ограничивалась бесплатными обедами и направлением малолетних бомжей в приюты, число уличных детей будет расти. Их можно не замечать. Можно не думать о том, что они умирают в подвалах...

Можно ли? Ведь это дети.

В Детском кризисном центре с 10.00 до 22.00 работает телефон доверия: 371-61-10. Сотрудники Центра социальной реабилитации для уличных детей будут благодарны всем, кто может помочь с трудоустройством подростков.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах