aif.ru counter
171

Как Ирина стала примой

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43 27/10/2004

Еще летом обратила внимание в метро на огромную подсвеченную фотографию балерины Ирины Колесниковой. Было написано, что это сцена из "Лебединого озера" Театра Тачкина. Хотелось бы узнать о балерине, да и о театре, ведь, при всем уважении к Мариинскому, у нас, кроме как о нем и его звездах, ни о ком другом и не пишут.

В. Лаврова

Театр Тачкина - единственный в городе негосударственный. Он уже десять лет существует на собственные средства. Юбилей 10 ноября, а отмечать его театр будет неделей позже в Лондоне. В Петербурге своей базы, уж не говоря о сцене, нет. Отношение наших критиков и балетоманов, действительно не признающих ничего кроме Мариинки, снобистское. На Западе успех полный, так, английские критики, пожалуй самые профессиональные, назвали компанию "молодой и энергичной, явно обученной в лучшей русской традиции". Костяк труппы составляют выпускники Академии им. Вагановой. Приму Ирину Колесникову "Таймс" охарактеризовала так: "Балерина потрясающих технических качеств. Ее танец написан крупно, но всегда без преувеличений. Все, что она делает, исходит из глубины души".

Ирина закончила академию в 1998 году, полгода проработала в "Хореографических миниатюрах", затем пришла к Тачкину, где уже через следующие полгода ей доверили Одетту-Одилию в "Лебедином озере". В 2000-м Ирина стала лауреатом сразу трех международных конкурсов, завоевав золотую и две серебряные медали. Теперь в ее репертуаре "Щелкунчик", "Жизель", "Спящая красавица", "Дон Кихот". 1 ноября на сцене Александринского театра состоится премьера "Баядерки" с Колесниковой в заглавной партии. При этом Ирина - человек настолько скромный и сомневающийся в себе, что даже на восторженные рецензии пожимает плечами: "Ну, я просто понравилась: В первое время вообще думала, что если бы на моем месте была любая другая, было бы то же самое".

Рядом со звездами

- Меня отговаривали идти к Тачкину, - вспоминает Ирина, - Нашептывали, что он то ли дантист, то ли бандит, что труппе не платят зарплату, что не идет трудовой стаж. Все это оказалось слухами и ерундой. Когда я пришла к Константину Владимировичу, он сказал: "Мой принцип - никому ничего не обещать. Посмотрим, что скажут педагоги. Все будет зависеть от вашей работы". Работа меня не страшила, а то, что посчастливится заниматься с такими педагогами, и представить не могла! За эти годы партии со мной готовили звезды Мариинского, тогда Кировского театра - Алла Осипенко, Любовь Кунакова, Светлана Ефремова. Вот сейчас Никию в "Баядерке" - а это мой любимый балет - репетирую сразу с двумя педагогами, Аллой Евгеньевной и Любовью Алимпиевной. От каждой можно взять свое.

- Японцы назвали вас танцующей актрисой, актерское мастерство так для вас важно?

- Считаю, что балет - это не просто задирание ног, а прежде всего актерское мастерство, эмоция. Если не будет эмоции, души - тогда какой смысл в танце, лучше смотреть спортивные соревнования. Техника, конечно, должна быть сильной. Мы - артисты - заложники своего тела, фактически нельзя пропускать ни одного урока, потому что возрастает вероятность получить травму. Но мне нравится такой ритм, больше успеваешь, а в отпуске - он у нас обычно в марте - раскисаю.

- Сколько туфель снашиваете за спектакль?

- Когда танцевала в отечественных - две пары. Сейчас у нас потрясающие американские, поэтому в одной паре можно и репетировать, и станцевать спектакль. Да еще они не стучат, мягкие. У нас и кордебалет в таких. Для меня это спасение, потому что наши еще нужно подготовить: пришить тесемки, резиночки, молоточком постучать для мягкости, стельку подломать, где-то что-то вырезать. А тут пришил тесемки - и готово, времени меньше, ногам легче.

- Вы стали примой стремительно, такое ощущение, что вас выбрали, а потом уж - выплывай как можешь?

- Мы с партнером Юрой Глухих стали первыми солистами, выращенными в коллективе, до этого на главные партии приглашали со стороны. Но нам создали все условия, и это счастье - сделать максимум того, что можешь. При этом по характеру я не очень уверенный в себе человек, и после Академии, когда не взяли в Мариинский, вообще не было желания высовываться. Просто я очень хотела танцевать.

- А не нервирует, что сравнивают с солистами Мариинки?

- Я не знаю, сравнивают ли. Есть такая тенденция: на наши спектакли не ходить, но морщиться при одном упоминании о Театре Тачкина.

Помощь японцев

- Театр строит свою рекламу на вашем имени. Для вас-то это дополнительная ответственность?

- Да, особенно переживала на гастролях в Японии, где была в первый раз и где впервые вся реклама была направлена на Колесникову. Но прием был очень теплый, а после спектакля - толпа ждет, просят автографы, сфотографироваться вместе. Японцы такие все жизнерадостные, приветливые, когда видишь их отношение, ощущаешь - то, что ты делаешь, нужно. Мне от всего этого легче.

- Бывают необычные подарки от поклонников?

- Не в этом дело. Вот в Англии всегда один и тот же человек - я уж его знаю по почерку - передает открытки, цветы, конфеты. Но очень деликатно, никогда не просит о встрече.

- Удается ли на гастролях посмотреть достопримечательности?

- Редко. В Японии, к примеру, график был напряженным, практически "отель-театр". Жизнь балерины со стороны кажется сплошным праздником, но на самом деле это работа, травмы, врачи, лекарства. Еще когда я училась в академии, мама говорила: "Давай уйдем", она и сейчас настолько меня жалеет, что иногда предлагает уйти из балета. Но я люблю танцевать, и хотя грезила о Мариинском, считаю счастьем, что попала в Театр Тачкина. Я рискнула, и не жалею.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах