76

Молодая археология

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39 29/09/2004

К 300-летию Петербург получил главный подарок: он стал считаться историческим городом, и любые строительные работы в историческом его центре могут теперь вестись только после археологических изысканий. На 2000 год охраняемых памятников археологии в городской черте было немного: четыре в Колпинском районе (земляные крепости, средневековые поселения и место битвы Александра Невского со шведами), два - в Адмиралтейском (засыпанный Адмиралтейский канал и Благовещенская церковь), три - в Курортном (стоянки древнего человека), два - в Красногвардейском (крепость Ниеншанц и город Ниен), по одному - в Василеостровском (лаборатория Ломоносова в Университете), в Выборгском (земляная крепость), в Невском (Скорбященская церковь), в Петроград-ском (Троицкий собор), в Приморском (стоянка древнего человека).

Мода на старину

Профессор Анатолий Кирпичников, археолог с полувековым стажем, известный по работе в Старой Ладоге и другим объектам Северо-Запада, полагает, что археологических памятников в Петербурге может и должно быть больше.

- Еще относительно недавно археологии XVIII века в нашем городе не придавалось никакого значения - считалось, что это несерьезно, что про эту эпоху почти все известно, сохранилось множество предметов и описаний предметов, целы многие здания той поры. А потом вдруг историки поняли, что белых пятен по XVIII веку множество. Так что здесь трехсотлетие, что бы про него ни говорили, сыграло на руку городу.

- Может, и мода на старину сыграла какую-то роль?

- В определенной степени - да. Теперь у нас бабушкины кружева, которые советские модницы выбрасывали на помойку, ценятся как ручная работа. Старые шкафы, даже не дореволюционные, а 20-х годов прошлого века, идут наравне с антиквариатом:

сдирают с них плохую краску, очищают до дерева - и продают за бешеные деньги. А покупают у старушек в деревнях по сто рублей. Что уж говорить о вещах XVIII века, даже простых бытовых.

- Это правда, что плохой грунт невской дельты виноват в том, что мало осталось от XVIII века?

- Во-первых, осталось много, надо просто искать, во-вторых, грунт вовсе не плохой. Город был построен не только на болоте. Болота были, но не сплошные, а большинство территории покрывал лес, берега были часто песчаные, а песок очень хорошо сохраняет деревянные остатки. Вот, например, археолог Петр Сорокин раскапывал первый Троицкий собор, который возле Петропавловки, там прекрасно сохранились фундаменты и деревянные фрагменты.

Грач-основоположник

- Когда начали серьезно заниматься археологией Петербурга?

- В 2002 году исполнилось 50 лет, как ею стали заниматься. Первопроходцем в этой области стал археолог Александр Грач, который в 1952 году обнаружил остатки деревянного строения при Академии наук, в котором работал Жозеф Делиль, астроном и географ. И уже в 1957 году Грач опубликовал первую монографию по археологии Петербурга.

- Но ведь на месте Петербурга были и допетровские поселения, которые куда старше XVIII века.

- Конечно, и Петр I, как человек европейского склада, приказывал приносить в Кунсткамеру всякие "старые вещи", понимая, что это история. Профессор Глеб Лебедев вел раскопки в Петропавловской крепости и у Сампсониевского собора, изучали дворцово-парковые пригороды Петербурга. Но до конца 80-х годов прошлого века такие работы не имели государственной поддержки - их вели буквально на энтузиазме или находя деньги какими-нибудь хитрыми способами, не напрямую. Это связано с известными попытками принизить роль Петербурга в истории нашего государства.

- За последние годы много интересного нашли?

- Конечно. Были раскопки на месте усадьбы Апраксина, у здания Двенадцати коллегий, у Монетного двора, экспедиция Сорокина определила местонахождение нескольких утраченных церквей, изучили крепость БИП в Павловске и нижнюю Петергофскую дорогу, перед реконструкцией Константиновского дворца провели археологические наблюдения, нашли два шведских селища XVI-XVIII века.

За новодел!

- Почему так трудно было копать Ниеншанц?

- Да потому, что место было разорено ужасно. Ведь там был завод, построили несколько зданий, за Охтой - жилая застройка. При возведении этих построек весь культурный слой был испорчен, вывезен на помойку. Археологам только остатки какие-то достались.

- А кто вам вредит больше - "черные археологи" или простые строители?

- "Черных" меньше, но они наносят вред прицельно. По нашим материалам работают. Говорят, среди них есть даже настоящие археологи с образованием,только фамилий, конечно, никто не называет. А я на днях получил письмо из Министерства культуры, где сказано, что будет разрабатываться инициируемый мною закон о защите археологических и историко-архитектурных ценностей. Там будет предусмотрено наказание для тех, кто эти ценности портит. А то сейчас мы можем поймать "черного", но наказать его нельзя: нет закона.

- Западный опыт археологических раскопок в исторических городах как-то учитывается в Петербурге?

- На Западе если что-то находят, то стараются не просто раскопать, выбрать находки, занести все в документы и снова закопать, но пытаются, если это возможно, музеефицировать найденное. Например, открыли фундамент - потом его закрывают прозрачным колпаком, чтобы люди видели, как все это было.

- А как вы относитесь к новоделу - когда просто воссоздают здание таким, каким оно было?

- Нормально уже отношусь. Если объект хорошо изучен, если из него выкопано все, что можно выкопать, - отчего бы его не возродить в первоначальном виде? Ведь люди придут не на фундамент или на раскоп смотреть, а на красивое, интересное здание. Вот в Старой Ладоге многое реконструировано. Но ведь это только на пользу крепости. А лежала бы она в таких же исторических руинах, как несчастное Копорье, - кому это было бы интересно? Надо ведь реально смотреть на вещи, наука - наукой, но наука должна быть ради людей, а не наоборот.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах