127

Липовая смерть

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51 22/12/2004

О том, что он умер, Антон Дорофеев, воспитанник детского дома N 3, узнал случайно. Равно как и о том, что его квартира продана, а он теперь бомж. Более трех лет администрация детского дома пытается в суде восстановить Антона в правах. Пока не удается не то что вернуть украденную у него квартиру, но даже выдать ему паспорт, потому что у него нет постоянной прописки.

Странная история

Антон рос без отца. Жил с матерью и старшей сестрой в двухкомнатной квартире. О той прошлой жизни остались только светлые воспоминания. "Мы жили с мамой хорошо, у нас был кот, мама вкусно готовила, но потом маму убили, и стало плохо", - написал Антон в одном из детдомовских сочинений. Согласно официальной версии, мама Антона выбросилась с балкона их квартиры. Антон в официальную версию не верит.

После смерти мамы Антон некоторое время жил с ее сожителем. Тот даже хотел оформить на него опекунство, но органы опеки ему в этом отказал, поскольку он "не мог создать условий для воспитания, жизни, учебы несовершеннолетнего". И Антон попал сначала в приют "Федор", потом в детдом.

"Как только он у нас появился весной 2000 года, мы сразу направили в адрес паспортного стола 72-го отдела милиции сообщение о том, что Антон находится у нас и любые сделки с квартирой, в которой он прописан, не могут быть совершены без нашего ведома, - говорит директор детского дома Ольга Ланчева. - Летом нам стало известно, что его сестра сдает квартиру сомнительным личностям, и мы послали еще один запрос в милицию с просьбой поставить адрес на контроль. Нас заверили, что все в порядке".

Пока шла переписка, квартира, в которой был прописан Антон, активно готовилась к продаже.

Еще через полгода на очередной запрос детского дома о судьбе квартиры из паспортного стола сообщили, что Антон с указанного адреса выписан в связи со смертью, а у квартиры новый хозяин. "У меня чуть инфаркт не случился, - вспоминает Ольга Ланчева, - только утром видела Антона живым и здоровым, а днем мне говорят, что он давно умер!"

При полном попустительстве

Квартиру продала сестра Антона. Где и как она раздобыла фиктивную справку о смерти брата, на основании которой быстренько приватизировала и продала квартиру, неизвестно. Вообще, известно о ней немного. Говорят, что у нее были проблемы с наркотиками. Уже обтяпав дельце с квартирой, она была осуждена по статье 226 УК РФ ("Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ") и отсидела полтора года. Еще один условный срок она получила за участие в банде "черных маклеров". Всего по тому "делу" проходило 8 человек. Сейчас она уже отсидела срок, и ее местонахождение неизвестно. На суд она не является.

Однако понятно, что без попустительства официальных органов продать квартиру сестра бы не смогла. Сделка была оформлена в рекордно короткие сроки. А потом квартира была сразу же перепродана еще раз. При этом никого из участников не смущало, что люди, прописанные в квартире, умирают один за другим. Что квартира находится во Фрунзенском районе, проживает Антон в детдоме Калининского района, а липовая справка о его смерти выдана почему-то Петроградским загсом. В конце концов, никто даже не удосужился сделать запрос в детдом: ни сотрудники паспортного стола, ни работники агентства недвижимости "Союз", через которое осуществлялась продажа. Пикантность ситуации еще и в том, что новый хозяин квартиры сам является сотрудником правоохранительных органов.

Нервы на пределе

Пытаясь отстоять права своего воспитанника, администрация детского дома подала в суд на участников незаконной сделки. Тяжба длится четвертый год. Результатов - ноль. "Сейчас Антону уже идет шестнадцатый год, а у него до сих пор нет не только жилья, но и паспорта, - говорит Ольга Ланчева. - К детдому он приписан временно, а без постоянной прописки паспорт не выдают. Что с ним будет после окончания школы, куда ему идти, где жить? Непонятно. Он ходит как "натянутая струна", чувствует себя изгоем. Была у него мечта: после седьмого класса поступить в Кадетский корпус. Его не взяли, потому что по документам он бомж. Лучшие наши воспитанники ездили по обмену в Норвегию. Антон неплохо учится, но его взять с собой мы не смогли по той же причине".

"Ситуация сложная, - комментирует начальник социально-правового отдела 21-го муниципального округа, на территории которого находится детский дом, Галина Аникеева. - Если сделка будет признана недействительной, а для этого есть все основания, придется выселять нынешних владельцев, а у них ведь тоже в семье ребенок. Агентство недвижимости "Союз", озабоченное сохранением своей деловой репутации, предложило купить Антону комнату в коммуналке. Но согласитесь, что комната в коммуналке далеко не равноценная замена двухкомнатной квартире. Наверно, идеальным выходом было бы, если бы все участники этой сделки "скинулись" на покупку Антону хотя бы однокомнатной квартиры. Но, похоже, все ждут, что ситуация рассосется сама собой".

Ольга Ланчева настроена более решительно: "Мы намерены идти в суде до конца, чтобы защитить его права. Вот только нервы у всех нас уже на пределе. Особенно у Антона. Сколько он еще продержиться без нервного срыва я не знаю".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах