86

Не боги горшки вырезают

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45 09/11/2005

С тем, что большой город - каменные джунгли, поспорить трудно. И если в обычных джунглях - изобилие растений, то во многих старых городах - изобилие пород камня, из которого он построен. Особенно интересно разглядывать облицовку и декор исторических зданий.

Звери и птицы модерна

Мало кто знает, что один из самых интересных петербургских камней носит странное название "горшечный камень". Он же - мыльный, он же - талько-хлоритовый сланец. Самый известный исследователь этой породы в декоре нашего города - доктор геолого-минералогических наук, профессор Андрей БУЛАХ.

- Горшечный камень видели все, кто видел здания северного модерна - на Каменноостровском, на Широкой, на Большой Конюшенной, на 11-й линии, во многих других местах. Рельефы, выполненные из этого материала, украшают и здание вашей редакции на Невском. Два громадных филина и лебеди в оконных проемах, детали балконов - все это высечено из горшечного камня. Когда появился национальный модерн в Финляндии, талькохлорит стал его фирменной особенностью, этот архитектурный стиль был принят на ура в Петербурге, вместе с ним пришел и камень. А вот когда с модерном у нас было покончено, талькохлорит снова впал в забвение, и снова о нем вспомнили, только когда он понадобился для реставрации.

Горшечный камень назван так потому, что из него вырезали посуду - на несложном токарном станке довольно легко было получить изящную вазу, миску, плошку. Он одновременно плотный и податливый в работе, расцветок самых благородных - серовато-желтый с прожилками. Поскольку он содержит тальк и поэтому жирный на ощупь, его назвали еще и мыльным камнем.

- Впервые горшечный камень был использован в украшении фасадов в 1894 году - его применил один из основоположников северного модерна Ларс Сонк. Ведь этот архитектурный стиль требует больших панно с резьбой. В северных условиях резьбу могли делать либо по граниту, либо по мрамору, но именно талькохлорит оказался наиболее пригодным материалом. Он и обрабатывается довольно легко, и обладает очень удобным для северных условий свойством - отталкивает воду. С его поверхности дождь стекает, не проникая внутрь плиты. Все эти лесные звери, птицы, грибы, травы, столь характерные для рельефов северного модерна, остаются сухими в любую непогоду.

Чья Карелия?

К сожалению, за время забвения модерна забылась и история камня. Известно, что добывали его в Карелии. Но ведь Карелия нынешняя и Карелия дореволюционная - два разных понятия. Старая Карелия тянется от Онеги до озер Финляндии; была Восточная (Русская) Карелия (то, что теперь осталось за Россией) и Западная (Финская) Карелия. Наш камень родом из Финской Карелии. В старых месторождениях у деревни Нуннолахти до сих пор его берут финны и облицовывают свои новые дома, стилизованные под модерн, а также реставрируют старые здания. В Россию этот камень поступает только для каминов, а к материалу для фасадов все-таки несколько другие требования предъявляют.

- Как раз с вашим зданием на Невском, 72, была история - когда к 300-летию спешно готовили фасады. Нужно было менять некоторые плиты, которые от времени совсем раскрошились. Это ведь сланец, он слоится. КГИОП попросил меня найти подходящий камень для реставрации. Я ответил, что только финский горшечный камень годится для такой работы. А в нашей Карелии недалеко от Онеги тоже есть талько-хлоритовый сланец, но несколько иного качества, он еще мягче и другого цвета. Но за финский камень надо платить, а карельский можно почти даром добыть. И нашлись горячие головы, которые стали утверждать, что, мол, российские дома восстановим российским камнем, нечего на поклон ходить на Запад. Я им объясняю: из онежского камня только маленькие фигурки резать можно, он очень слоится, а тут надо громадную плиту на фасад. Купили-таки камень у финнов, но опять решили сэкономить - заказали не плиту с рельефом, которую финским мастерам при их-то опыте вырезать нетрудно, а вывезли глыбу, из которой сами понадеялись вырезать. Учитывая, что у нас с этим камнем работать давно разучились, кончиться все могло довольно печально - всю глыбу могли искрошить зря. Ну, как-то ухитрились что-то вырезать. И теперь сразу видно, где старые панели, а где новые - новые более серые, потому что горшечный камень с годами набирает желто-табачный цвет, и только лет через двадцать, будем надеяться, все элементы декора сравняются по цвету.

Горшечный камень использован всего в двадцати петербургских зданиях, но все они - прекрасные образцы северного модерна, многие охраняются как памятники архитектуры. Но не всем везет при реставрации. Вот, например, жуткая судьба постигла талькохлорит, которым облицовано здание на 11-й линии. Там не одна-две плиты, там весь фасад был покрыт этим прекрасным камнем. Но владельцы здания решили, что сланец крошится, и: закрасили весь фасад. Скорее всего, под слоем краски горшечный камень погибнет. Он ведь хрупкий и мягкий, хотя и камень. И еще он теплый на ощупь - именно такого тепла часто не хватает в наших каменных жилищах. Каменная красота тоже очень уязвима. А плачем мы по ней, обычно только уже потерявши:

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах