197

Кто в поле хозяин

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14 05/04/2006

Несмотря на отвратительную погоду, народ все-таки исподволь готовится к посевной. Люди надеются, что после страшной зимы и квелой весны все-таки наступит лето.

Где "Елизавета"?

Главная культура основной массы дачников-огородников - картошка. Тот, кто хочет обновить посевной материал, уже пошел в магазины. И оказался страшно разочарован. Картофель есть, но в основном привозной, если не голландский, то белорусский. А куда подевался наш, которым всегда занимался ВИР - Всероссийский институт растениеводства?

В магазине на Мойке, совсем рядом с ВИРом, куда наша сотрудница зашла купить знаменитой "Елизаветы" - одного из вировских сортов, прекрасно зарекомендовавших себя в нашем регионе, - продавщица только головой покачала:

- Нету "Елизаветы". И не будет. А вы не знаете, что случилось? Все, отбирают у института поле в Пушкине, на котором рос и этот сорт, и многие другие. В Пушкине земля дорогая, все под коттеджи пойдет.

Разумеется, мы стали звонить в институт, чтобы выяснить, как же федеральная земля (все, чем пользуется ВИР, - это собственность Россельхозакадемии) может пойти под какие-то коттеджи.

Все спокойно

И.о. директора ВИРа Николай Дзюбенко казался искренне удивленным:

- Слухи о том, что у нас что-то отнимают, беспочвенны. Никакого имущества у нас не похищают, даже лопат с граблями, а не то что землю. Да, уже довольно давно нам поступают различные предложения - и по зданиям, и по земле, каждый день кто-нибудь звонит и предлагает продать что-нибудь на выгодных для нас условиях, - но мы их даже не рассматриваем, поскольку все, что есть у нас, принадлежит Россельхозакадемии, а нам передано в пользование. Я совсем недавно был в академии, но никакой угрозы в наш адрес не уловил.

- Может быть, это все отголоски той истории, когда Касьянов принял решение отнять у вас здания на Исаакиевской площади в пользу администрации Президента?

- Мы выиграли этот суд, и сейчас никто не имеет права посягать на наши здания. Валентина Матвиенко, Вадим Тюльпанов, Сергей Миронов выступили тогда в нашу защиту, мы победили, какие у этой истории могут быть отголоски? Кому-то подозрительно, что уж больно хорошо реставрируют фасад одного из наших зданий? Но это городская программа реставрации фасадов, и в данной ситуации не имеет значения, какая организация занимает здания, ВИР или, скажем, библиотека.

- И действительно в Пушкине у вас ничего не отнимают?

- Это вы про "Северное поле"? Во-первых, там картофель у нас и не рос, картофелем у нас на Павловской опытной станции занимаются, где размножается 16 сортов элиты, во-вторых, на "Северном поле" земля такая ужасная, что мы ее 14 лет назад отдали под садовые участки, там домики маленькие построены, люди растят всякую зелень на огородиках.

Неугодный директор

Николай Дзюбенко давно работает в ВИРе, но и.о. директора он стал совсем недавно. До этого много лет институтом руководил Виктор Драгавцев, академик семи международных академий, член Лондонского Королевского общества (Линнеевского). В ноябре прошлого года Виктора Александровича "попросили" с директорского поста. Формальная причина - ему уже исполнилось 70 лет. Истинная причина, как полагают многие, - непримиримая позиция Драгавцева по отношению ко всем, кто пытается развалить ВИР и загубить вавиловские традиции знаменитого института. Именно Драгавцев отстоял два институтских здания в борьбе с Касьяновым. Теперь от Виктора Александровича избавились.

Но даже сидя дома, Драгавцев следит за тем, что происходит в институте:

- Я человек пожилой, мне терять нечего. Давление на институт идет из академии. Люди, которые там оказались у власти, меньше всего думают о науке, они заняты разбазариванием имущества академии. Сейчас по всей стране наш институт лишают полей, где возобновлялась вавиловская коллекция. В Адлере оттяпали 40 гектаров, на Истре тоже отняли поле. А если семена не высевать через некоторое время, они погибнут безвозвратно. Они потеряют всхожесть - и часть коллекции будет загублена. Как у нас поступают с коллекциями - известно. Когда недавно умер академик Энгель Неттевич, его коллекцию ячменя, равной которой в мире не было, скормили курам и свиньям. Напрасно вам рассказывают утешительные сказки о том, что все у нас хорошо. Президиум академии через год будет расформирован, к власти придут другие люди, а этим, нынешним, надо набить себе карман, потому что потом они будут отлучены от кормушки.

Тень Лысенко

Николай Дзюбенко знает о настроениях своего бывшего шефа и объясняет их просто:

- С ним не продлили контракт, конечно, ему обидно, вот он и занял такую позицию - не помогает нам, а борется с нами.

Но почему-то не верится до конца в то, что в ВИРе все благополучно. Старые сотрудники уходят из жизни, а новые приходят все реже и реже - ведь доктор наук получает чуть больше, чем уборщица. То, что наука в нашей стране всегда зависит от власти, давно известно. Пришел Лысенко - не стало Вавилова. И нет никакой уверенности в том, что против Вавиловского института все-таки не затевается тайное, гнусное дело, которое обогатит десяток "избранных", но оставит в нищете всю отечественную сельскохозяйственную науку. И тогда поневоле перейдем мы на голландскую картошку, поскольку свою потеряем.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах