54258

«Всевидящее Око» на Неве. Путешествие по масонским местам Петербурга

Яна Хватова / АиФ
«Сосед наш неуч, сумасбродит,
Он фармазон; он пьет одно
Стаканом красное вино;
Он дамам к ручке не подходит;
Все да да нет; не скажет да-с
Иль нет-с». Таков был общий глас.
Так описывает Александр Пушкин впечатление, которое прибывший из Петербурга Евгений Онегин произвел на своих консервативных провинциальных соседей, появившись в имении покойного дяди. «Фармазон» - это искаженное «франкмасон», или «вольный каменщик», как именуют масонов в соответствии с оригинальным французским термином «franc-maçon». Выбор этого слова неслучаен – для публики из российской глубинки масонство объединяло в себе все загадочное, туманное, опасное, столичное и современное, с чем ассоциировался тогда Петербург.

В силу закрытости масонского движения простым людям известно о нем было мало, поэтому «фармазонами» именовали любых дерзких вольнодумцев. На деле же Онегин вряд ли принадлежал к масонской ложе, но его соседи правы в одном – Петербург был одной из колыбелей российского масонства, о чем и сегодня напоминают многочисленные символы и архитектурные памятники.

Западное веяние

В Россию масонство проникло практически сразу после того, как окончательно оформилось в Европе – в середине XVIII века. Считается, что одним из зачинателей русского масонского движения был Петр I. Этот факт не имеет документального подтверждения, но очень похож на правду, так как основателя Петербурга привлекали модные западные веяния, а масонство, плюс ко всему, базировалось на просвещении и служении гуманистическим идеалам. Первые масонские ложи под предводительством иностранцев появились в России в 1730-х годах, а в 1750 году в Петербурге работала ложа под руководством графа Воронцова.

К концу века в столице действовали уже несколько лож, в которых состояли преимущественно гвардейские офицеры. Известны ложи «Молчаливость», «Постоянство», «Счастливое согласие». Правительство старалось держать масонов под контролем, чувствуя в них некую угрозу. Расцвет российского масонства наступил в 1770-х годах, когда мастером великой провинциальной ложи в Петербурге стал русский государственный деятель, историк и поэт Иван Перфильевич Елагин. По его словам, до этого россияне «обращали внимание на обрядовую сторону, слегка благотворили, занимались пустыми спорами, оканчивавшимися иногда «празднествами Вакха», и этим масонское движение ограничивалось. Елагин, горячий поклонник Калиостро и опытный франкмасон, ввел шведскую систему, которая сделала порядок работы масонских лож более строгим. Под управлением Елагинской великой ложи в первой половине 70-х годов XVIII века работало 14 лож, в которых состояли в общей сложности около 400 человек. Вскоре он стал владельцем острова, на котором сегодня расположен ЦПКиО имени Кирова.

SPB.AIF.RU предлагает небольшую экскурсию по местам «вольных каменщиков» в Северной столице.

Казанский собор

Казанская пл., 2

Символ вполне очевидный, но было бы странно его не упомянуть, ведь многим гостям и жителям Петербурга бросается в глаза несоответствие православного собора и крупного мистического символа, украшающего его фронтон.

На самом деле, символ «Всевидящее Око» берет свое начало из православной иконописи XVIII века. Это аллегория, которая символизирует Всевидящего Бога и отсылает к Библии: «Вот, око Господне над боящимися Его и уповающими на милость Его» (Пс. 32:18). 

Казанский собор - один из ключевых символов петербургского масонства. Фото: www.russianlook.com

Такой же символ расположен на фронтоне Троицкого собора Александро-Невской лавры и во внешнем убранстве Сампсониевского собора. Масоны заимствовали этот символ и использовали его в оформлении всех своих лож – глаз в лучистом треугольнике знаменовал присутствие Великого Архитектора Вселенной.

Казанский собор был возведен в 1801-1811 годах в стиле классицизма. «Всевидящее Око» можно найти на всех трех портиках, на северном - бронзовое золоченое, на других - высеченные из пудостского камня. Также этот знак был использован при императоре Александре I как элемент оформления орденов и медалей, которыми награждались участники Отечественной войны 1812-1814 годов. О связи храма с масонством говорит то, что у истоков его стояли известный масон граф Александр Строганов и его бывший крепостной, не чуждый масонства архитектор Андрей Воронихин.

Ротонда на Гороховой

Наб. Фонтанки, 81/ Гороховая, 57

Ротонда – одно из культовых мистических мест Петербурга, непременно включаемое во все «неформальные путеводители». Находится она во дворе обыкновенного жилого дома на углу Гороховой улицы и набережной Фонтанки. В 90-е годы выглядела она жутко из-за отсутствия ремонта и обилия надписей и рисунков, которые оставляли панки, сатанисты и прочие маргиналы. Сегодня она отремонтирована, а рисунки закрашены, но впечатление ее посещение все равно производит очень сильное. До последнего времени попасть туда было сложно – на двери парадной установлен домофон, а жильцы не очень рады посторонним визитерам. Однако в мае в порядке эксперимента вход сделали платным (30 рублей), чтобы собирать средства на косметический ремонт.

С ротондой на Гороховой улице связано множество легенд. Фото: Кадр youtube.com

Необычность заключается в том, что внутри обычной парадной оказывается окруженная колоннами круглая постройка, вокруг которой вьется винтовая лестница. Под самой крышей дома ее венчает купол. Есть легенда, что в конце XVIII века дом принадлежал графу Андрею Зубову, известному масону, и именно в нем, в подвальном помещении ротонды, и принимали посвященных в ложу. Также с подвалом связан миф, что забравшись в него, невозможно найти выход и можно сойти с ума. А по винтовой лестнице якобы невозможно дойти до конца с закрытыми глазами.

Дом этот был построен в 1780-1790-х годах в стиле классицизма на участке, который принадлежал откупщику Савве Яковлеву и после несколько раз менял хозяев. Практическое назначение ротонды неизвестно, но одна из самых старых легенд о ней гласит, что в Петербурге есть несколько зданий с ротондами, которые образуют на карте города масонскую пентаграмму. Ротонда на Гороховой якобы находится в центре этого знака, а еще одна кроется в Исаакиевском соборе.

Елагин остров

Где, как не на земле первого русского великого мастера ложи, стоит искать масонские знаки! Одна из главных легенд связана с  «Павильоном под флагом», который был построен по проекту Карло Росси на восточной стрелке острова.

Центральным его элементом также служит ротонда (может быть, одна из точек «масонской пентаграммы»), под крышей которой раздается удивительно звонкое эхо. Большая часть нынешних построек острова возводилась уже в начале XIX века для императрицы Марии Федоровны. В частности, павильон служил пристанью, на которой императрицу встречали. Однако уже в наши дни при реставрации павильона под его полом обнаружили в полной сохранности подвальное помещение XVIII века.

Во время реставрации в павильоне нашли таинственный подвал. Фото: Commons.wikimedia.org / AleAlexander

Сразу вспомнили, кто владел островом с 1777 по 1807 год, и решили, что подвал – не что иное как место тайных собраний масонов. Якобы на этом месте раньше стоял дом Елагина, а подземелье было соединено тайным ходом с Каменным островом, и в свое время по нему бродил граф Калиостро. К сожалению, проверки логикой этот миф не выдерживает – потолки в подвале слишком низкие, да и нужды прятаться по подземельям у масонов никогда не было, ложи располагались во вполне респектабельных домах.

Тем не менее, мифы о том, что в ротонде Елагин проводил некие масонские мистерии и обряды посвящения, бытуют до сих пор, несмотря на то, что павильон появился в 1824 году, а Иван Елагин скончался в 1794.

Строгановский дворец

Невский пр., 17

Роскошное строение в стиле русского барокко на углу Мойки и Невского проспекта – единственный особняк Северной столицы, построенный архитектором Растрелли по частному заказу для камергера Сергея Григорьевича Строганова.

Здание в форме буквы «Г» возвели в 1753 году всего за шесть месяцев, но изначальное убранство почти полностью уничтожил пожар в конце XVIII века. Восстанавливал дворец бывший крепостной Строгановых архитектор Андрей Воронихин, известный своей принадлежностью к масонству. По легенде, внутреннее пространство дворца было наполнено масонскими символами. Например, последовательность парадных залов и личных покоев символизирует ритуальный путь масонских посвящений, а узоры на шпалерах включают в себя эмблемы духовного восхождения.

Часть интерьеров Строгановского дворца уничтожил пожар. Фото: Commons.wikimedia.org / Alex Florstein

Сын владельца дворца, президент Академии художеств Александр Сергеевич Строганов действительно был масоном и нередко проводил заседания ложи у себя дома. Считается, что собрания проходили в Физическом (Египетском) кабинете дворца, из которого как раз открывается вид на Казанский собор. И сегодня среди настенных росписей дворца, ставшего филиалом Русского музея, можно найти масонские знаки – гранатовый цветок или скрещенные ключи.

Особняк Шретера

Набережная Мойки, 114

Неприметный «дом-ларец» редко упоминается в путеводителях. Угловой особняк с высокой крышей и башенкой архитектор Виктор Шретер построил для своей семьи в 1890-1891 годах. Выстроенный из кирпича дом был необычен для своего времени, так как предвосхитил стиль модерн, появившийся лишь спустя пару десятилетий.

Особняк Шретера можно принять за масонскую ложу, если не знать биографии его владельца. Фото: Commons.wikimedia.org / Maryanna Nesina

На фасаде под небольшим балкончиком виднеется знакомый масонам знак – циркуль и треугольник. Из-за этого Шретера часто называют масоном, однако основная версия появления этого знака гласит, что так владелец дома запечатлел герб Петербургского общества архитекторов, отцом-основателем он являлся. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах