117

Дмитрий Певцов: «Я не люблю кино»

Резанову завидовали многие

- Дмитрий, театр «Ленком» вновь привез в Петербург рок-оперу «Юнона и Авось», в которой вы играете вместо Николая Караченцова роль графа Резанова. В своих интервью вы признавались, что вводились в спектакль с большим волнением и ощущали себя фактически дублером великого актера. Это ощущение сохранилось до сих пор?

- Комплексов не было никогда. С этого и началась моя карьера. В 1985 году я играл в спектакле Эфроса «На дне», эту же роль играл Валерий Золотухин. Тогда у меня хватало наглости, которая не соответствовала собственным умениям и талантам, и я себя нормально чувствовал, хотя играл не очень хорошо. И это не последний случай. Потом Фигаро я играл при известном блистательном исполнении Андрея Александровича Миронова, потом я ввелся в Гамлета, которого играл Янковский...

История с «Юноной...» немножко другая. Фигура Караченцова в этом спектакле играет особую роль. Во-первых, он один из создателей постановки, и я уверен, что его Резанов так же легендарен, как и сам спекталь. Я же участвовал в сохранении "Юноны...". Я понимал, что мне  нужно просто сделать все, что смогу. К тому времени я уже мог извлекать звук на том уровне, который требовался. Конечно, было дикое волнение, поскольку вокруг была волна кликуш, каких-то злопыхателей... Но потом я «въехал», через какое-то время мне это начало очень сильно нравится, я почувствовал себя хозяином в этом спектакле.

- Хотели бы, чтобы Караченцов посмотрел вас в этой роли?

- Мне бы было интерено, если бы он посмотрел до своей страшной аварии...

Новую роль «подбросила» жена

- Дмитрий, такое ощущение, что вас стало меньше в кино. Почему это происходит?

- Потому, что я не люблю кино. Последние лет восемь я снимаюсь максимум в одном или двух фильмах в год, причем в таких, где не больше 10-15 съемочных дней. А причина одна: на съемки тратится очень много времени (съемочный день длится 12 часов), жизнь проходит... В девяноста процентах случаев  кинематографический процесс мне не интересен, потому что там мне достаточно немного поработать "левой ногой", и это совершенно не сравнимо с теми актерскими задачами, которые приходится решать в театре. Я уже не говорою о драматургии, качестве литературы и т.д. Лишь изредка бывают встречи с такими мастерами, как Панфилов.

Поэтому участвовать во всем этом мне не хочется. Я могу зарабатывать деньги другими способами, занимаясь, например, концертной деятельностью. За полчаса выступлений могу заработать столько денег, сколько за съемочный день. Так какой смысл?

- Но, тем не менее, сейчас вы снимаетесь в Минске.

- Да, совершено неожиданно для себя влез в проект под названием «Снайпер». Это белорусское кино, где у меня 33 съемочных дня. У меня были на выбор три сценария. Этот был самый беспомощный, самый неталантливый в смысле прописывания героев и диалогов. Я его, собственно говоря, даже не хотел читать. Но мне позвонила моя жена (Ольге тоже предлагали там роль) и сказала: «Прочти сценарий до конца». Я прочитал и понял, что история там действительно есть. Так что это ее заслуга. Хотя сама Ольга там не играет — то, что ей предложили, ей уже не интересно, она вышла из этого возраста.

Меня же история каким-то образом захватила, я стал переделывать сценарий, вместе с режиссером мы придумали линию главного героя, снайпера времен Великой Отечественной войны, который имеет талант убивать, но при этом всем существом своим восстает против своей страшной профессии. Очень интересная тема, которой нигде в мировом кино в таком объеме не было — тема снайперской работы.

- То есть вы играете убийцу. Будете брать благословение батюшки?

- Нет. К профессии отношусь, с одной стороны серьезно, с другой, без фанатизма.

- Для участия в съемках вам наверняка пришлось учиться стрелять?

- На лошади я с четырех лет, стреляю тоже с детства. Поскольку мой отец тренер по пятиборью, меня часто брали на сборы, и я стрелял из всех видов оружия. Но при этом я не охотник, не стрелок — мне это не интересно. Поэтому пришлось пройти занятия со специально обученными людьми и в Москве,и с минскими ребятами из спецназа. И, собственного говоря, если меня попросят, я могу прочитать лекцию часа на два о снайперской работе. Единственное, стрелять не могу так, как рассуждать об этом. Но изобразить, что я могу это делать — да. 

- Съемки уже начались?

- Они уже подходят к концу. Думаю, к зиме будет озвучивание. И,  насколько я знаю, «Первый канал» хочет показать картину к 9 мая.

«Звезда» корпоративов

- Вы примеряете на себя еще и роль певца, даже даете сольные концерты. Почему питерских зрителей ими не балуете?

- О том, что я серьезно занимаюсь вокалом, знают в Москве в основном, где уже на корпоративы зовут. Мне такого рода известности хватает. И я не занимаюсь  собственной раскруткой. Давно уже нет такой потребности.

- На корпоративах-то были хоть раз?

- Да, конечно. Полчаса позора - два месяца отдыхаешь от заработков. А если серьезно, то я понимаю, что люди на таких мероприятиях меня не слушают: ну, может, один человек из пятидесяти. Поэтому я занимаюсь своими делами. Воспринимаю это как психологический тренинг на устройчивость и возможность выполнить мои вокальные упражнения лишний раз.

- А вы бы кого к себе на корпоратив заказали?

- Никого. Я бы не хотел, чтобы кто-то из моих знакомых работал. Я бы сам себя заказал.

«Елисей — мое самое сильное увлечение»

- Работа работой, но и отдохнуть тоже надо. Удалось нынче съездить в отпуск?

- Да. Целую неделю повел в Сочи: тупо плавал, загорал и просто занимался тем, что восстанавливал здоровье.

 

- Сочи? А почему не на Канарах?

- А чем Сочи хуже? Цены такие же. Сервис хуже, да, зато лететь ближе. И люди по-русски говорят вокруг. И как это ни удивительно, здесь проще скрыться. На Канарах наши люди будут в парке с попугаем фотографироваться, а с другой стороны со мной. Им же все равно. Мне это не надо.

- Футболом не увлекаетесь?

- Нет. Но «Зенит» чемпион! Я случайно включил игру. Так радовался, потому что вдруг начал понимать, какая это сумасшедшая радость, и какой неквасной патриотизм возникает. Я очень рад, что стали происходить такие долгожданные победы, в частности, в нашем футболе, мне это приятно.

- Чем вообще занимаетесь по жизни, что вам интересно?

- То, что мне сейчас интересно, мне практически недоступно. Это мой младший сын Елисей. Очень мало времени на общение с ним остается. А старший (Данила, сын от первого брака — Прим. авт.) поступил сейчас в театральный институт на актера и тоже мне очень интересен. Человек осознанно пошел по этой дороге, причем он провел в «Ленкоме» год, работал монтировщиком. Видел, как ставятся спектакли, и участвовал в этом тяжелом процессе, очень сильно изменился и в итоге поступил в театральный институт. Я не знаю насчет призвания, но способности к этому делу у него есть. Он учится на курсе Сергея Проханова.

- Актерские дети часто растут за кулисами. Ваш старший тоже разделил такую судьбу?

- Нет.

- А Елисей?

- Наше финансовое положение позволяет пользоваться услугами агентств, где работают профессиональные няни. Поэтому таскать ребенка "за кулисы" нет никакой необходимости. Когда есть время, мы с ним, с Елисеем, естественно, его проводим: кормление, уход и т.д. Родители для него праздник.

- Интересное имя вы выбрали для ребенка. Как, кстати, уменьшительное от «Елисей»?

- Елисей Дмитриевич. На самом деле есть время подумать.

- Как быстро Ольга вышла на сцену?

- Через два с половиной месяца после родов. Позвонила Галина Борисовна (Волчек, главный режиссер театра «Современник» - Прим. авт.) и попросила срочно ввестись в «Вишневый сад». Ольга потрясающе ввелась, и вот сейчас они поехали во Францию с «Вишневым садом» в том числе. Была бы моя воля, я бы не пускал ее на сцену целый год. Но даже не имея этого года, Ольга умудрилась полностью восстановиться и, уже работая в театре, скинуть набранные за беременность 30 килограммов. Она, конечно, герой. В 42 года рожать — серьезное сипытание и для «физики», и для психики.

- Как поживает ваша любимая собака Тина?

- Слава Богу, хорошо.

- Не ревнует к новому члену семьи?

- Она, конечно, ревнует, но Тина собака очень тактичная, очень тонкая, и наоборот, принимала участие в воспитании нашего сына. Когда они гуляют на улице с Елисеем, она ведет себя так как будто она на работе.

    

- Кто главный в вашей семье?

- У нас матриархат. Я культивирю это, потому что так природа устроила, Господь Бог. Мы, мужчины, можем много воображать — что мы политики, мы ученые, - но мужчина это голова, женщина шея. Куда она повернется, в том направлении голова и будет думать. Мне бы хотелось, чтобы наш  взаимный интерес с Ольгой продолжался. Потому что с каждым годом нам все интереснее и интереснее друг с другом.    

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах