aif.ru counter
233

Яков Гордин: «Воспитывать нужно по системе Пушкина»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. Аргументы и Факты - Петербург 06/10/2010

На днях состоялась презентация книги Якова Гордина «Право на поединок». Книга состоит из повести «После восстания», посвящённой декабристам, и романа о Пушкине. 

«Евреи подбили»

- "АиФ-Петербург": Яков Аркадьевич, у нас в России актуальность истории всегда только возрастает?

- Яков ГОРДИН: Ну, вот декабристы в последние годы оказались в центре идеологических споров - иногда самых фантастических. Один уважаемый историк выпустил книгу, смысл которой в том, что всё русское освободительное движение всегда финансировалось и инспирировалось из-за рубежа. Как я ни уговаривал его объяснить, кто и каким образом мог манипулировать князем Трубецким или братьями Бестужевыми, - не объяснил. Концепция строится на одной фразе из письма императора Николая, что не обошлось без заграничного влияния. Подозрения, что всё идет из-за рубежа - это для русских властей органичная вещь. Ещё Екатерина интересовалась, нет ли в пугачёвском бунте заграничного следа.

- "АиФ-Петербург": Так идее о «растленном влиянии Запада» не одна сотня лет?

- Я. Г.: Удобное прикрытие, за ним можно спрятаться от ответственности. Бунин писал в «Окаянных днях», мол, скажут потом, «это всё не мы, это нас евреи подбили».

- "АиФ-Петербург": Декабристы, Пушкин - люди удивительных человеческих качеств. Сейчас таких мало, потому что, как считают некоторые, после революции в России остались одни люмпены…

- Я. Г.: Ну, это слишком сильно сказано. Хотя, действительно, 70 лет советской власти вытравляли ощущение «самостояния» человека, который может противопоставить себя коллективу. А что касается моих героев, действительно, было важно показать «качество» этих людей. Вот история поручика Сухинова: гусар, участник наполеоновских войн, шесть раз раненый. Он состоял в «Южном обществе» декабристов. Тех, кого судили в Петербурге, в Сибирь везли на тройках. А черниговские офицеры шли пешком - полтора года, в кандалах. Их было трое. Двое иногда присаживались на подводы, а Сухинов принципиально шёл все тысячи вёрст. Он не только не был сломлен, у него была идея: «Я подниму Сибирь». И это ему едва не удалось.

Просвещённые рабы?

- "АиФ-Петербург": Один из персонажей романа о Пушкине - министр просвещения Уваров. Знаменита уваровская формулировка «русской идеи»: «Православие, самодержавие, народность». В наше время, как ни пытались, ничего не придумали. На ваш взгляд, идеи Уварова принесли пользу России?

- Я. Г.: Нет, эта формула имела отрицательное значение. Православие и самодержавие в том виде, в каком они были, - опасно тормозили развитие страны. Тем более что православие подчинялось самодержавию. А идея народности - опора на низы через головы образованного, или, скажем, политически активного сословия - со времён Ивана Грозного использовалась для подавления «несогласных».

- "АиФ-Петербург": Тот же Уваров видел цель воспитания в «благонравии, скромности и покорности начальникам». По мысли Пушкина главное - «независимость, храбрость, благородство, честь». Сейчас о «просвещённых рабах», конечно, не говорится, но и о воспитании чести не слышно. Мы нашли «золотую середину»?

- Я. Г.: Увы, нет. Приоритет чести над прагматическими понятиями был утерян ещё в XIX веке. Воспитание по «системе Пушкина» считаю совершенно необходимым. Его фундамент - русская литература и гуманитарные науки. Физика и математика, при всей важности, к нравственному воспитанию отношения не имеют. Но сегодня гуманитарные науки оттесняются на третий план. Никакие уроки закона Божия при нынешнем состоянии религиозного сознания не помогут.

Ложная стабильность

- "АиФ-Петербург": В наше время трудно пробиться талантам. Многие молодые учёные реализуют себя на Западе. Такая ситуация существует с давних пор?

- Я. Г.: Отвечу своей любимой цитатой Дениса Давыдова, это написано в 30-х годах XIX века: «Бездарные невежды, отличающиеся самым узким пониманием дела, окончательно изгоняют отовсюду свободных людей… Это страшное зло не уступает, конечно, по своим последствиям татарскому игу». Не стоит буквально накладывать эти соображения Давыдова на сегодняшний день, но, увы, многое актуально.

- "АиФ-Петербург": Получается, что в своём историческом развитии страна во многих отношениях ходит по кругу? Ещё один признак этого - несокрушимая бюрократия?

- Я. Г.: Бюрократия, чиновничество необходимы в любом государстве. Но по модели, которая выработалась в России с петровских времён, бюрократия становится главной силой, замыкается на себя.  А страна превращается в сырь­евую базу для бюрократического государства.

- "АиФ-Петербург": Что же может разрушить бюрократию?

- Я. Г.: Только жёсткие требования жизни, боязнь приближения к катастрофе. Тогда срабатывает инстинкт самосохранения - как это было с Советским Союзом: Горбачёв начал реформы не потому, что он такой добряк, а потому что власть понимала - завтра народу есть будет нечего и их повесят на фонарях.

- "АиФ-Петербург": А сейчас для бюрократии есть угроза?

- Я. Г.: Пока нет, потому что всё сносно, на их век хватит. А главное - Россия, на мой взгляд, надолго исчерпала психологический климат кровавых междоусобиц. Работает «инстинкт самосохранения больших общностей». И, тем не менее, мы имеем дело с вариантом «ложной стабильности». Слишком много подспудных проблем. Декабристы предвидели катастрофические потрясения, которые произошли через столетие.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах