505

«Наличие совести - наказуемо?» Художник Анатолий Белкин - о людях и борзых щенках

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. Аргументы и факты - Петербург 18/07/2012
Фото Евгения АСМОЛОВА

Однако при этом он стал одним из инициаторов создания памятника… взятке, который назвали «Борзым щенкам».

В «Зазеркалье»

- Сразу скажу, что идея - не моя, а моего друга Бориса Липнера. Он крупный бизнесмен и бесконечно борется с зарвавшимися чиновниками. Конечно, «борзые щенки» - образ романтизированный, несовременный. Но символ, созданный Гоголем, остался. Помните, в «Ревизоре» судья с достоинством заявляет:

«Я говорю всем открыто, что беру взятки, но чем взятки? Борзыми щенками. Это совсем иное дело».

Объявили конкурс, собрали жюри из профессиональных людей, я его возглавил. Когда спрашивают, где можно было бы установить памятник, отвечаю - напротив любого российского учреждения. От Красной площади до сельсовета в глубинке. Абсолютно уверен, что монумент не будет установлен. Но смысл у конкурса есть, хотя бы потому, что художники-победители получат деньги.

Памятник - это чистое искусство, а вот разговаривать о взятках не хочу. Ведь что бы я ни сказал и что бы вы ни напечатали, ничего не изменится! Вот представьте себе, что мы в США, вы - американский журналист, я - художник. Вы пришли ко мне и первый вопрос - о взятках в стране. Это же абсурд! Но то, что мы начинаем разговор с этого, подтверждает, что живём в каком-то зазеркалье.

«АиФ-Петербург»: - В зазеркалье мы жили и в советское время. Найдём ли оттуда дорогу когда-нибудь?

- Тогда мы жили не в зазеркалье, а в стране, где любой третий заместитель начальника отдела обкома партии был главнее ментовского генерала. А сейчас любой ментовский лейтенант главнее всех. Это пострашнее будет.

«АиФ-Петербург»: - Могут ли деятели культуры сыграть роль в том, чтобы перестало быть «страшнее»? 

- А вот была проверка, когда Басилашвили, Хаматова, Стругацкий, Акунин, видные учёные подписали письмо, чтобы выпустили Pussy Riot. К власти обратились люди, которыми в любой нормальной стране гордились бы. А у нас от письма отмахнулись, как от бумажки. Оно, оказывается, неправильно оформлено! Создана система, где наличие совести и нормальных человеческих инстинктов становится едва ли не уголовно наказуемыми. Получается: хоть мир и стал более открытым, нас снова загнали на кухни. Только теперь они в отдельных квартирах, а не в коммунальных. Вот и вся разница.

Тем не менее страна огромная, всегда найдутся люди, которые что-то делают вопреки обстоятельствам. Пока кто-то репетирует, играет на скрипке, пока открывается театральный занавес - всё не безнадёжно. Ещё знаменитый французский писатель Андре Бретон сказал, что единственные люди, которые работают по-коммунистически, а не за деньги, - это художники. Но они ведь другого ничего делать не могут. И там нет денежных потоков, они мало кому интересны. Пока не выходят на площадь, пусть себе занимаются.

«АиФ-Петербург»: - Но ведь достижения культуры - это престиж и выгода для государства?

- Говорить об уме и логике смешно. Выгодно для государства было бы построить мост на остров Русский, пригласив японцев. Но ведь надо самим «освоить» миллиардный бюджет. А теперь на острове с населением в несколько тысяч человек хотят построить университет, вместо того, чтобы дать деньги, к примеру, Сибирскому академгородку. Тоже «освоят» бюджет.

Заговор против России

«АиФ-Петербург»: - Значит, надо жить так, как сформулировал ещё Толстой: делай, что должно, и пусть будет то, что будет?

- Да, но когда-то ценились умение и квалификация, теперь ценится другое. Чудо, что есть учёные, шахматисты, музыканты. Для меня чудо даже вовремя пришедшая открытка из Эрмитажа, находящегося в полутора километрах от моего дома. Потому что может идти и неделю. Чудо, что работает прачечная, даже что вода в кране течёт и есть отопление… А вот что спутники падают - не чудо, потому что всё своровали.

Недавно я пошёл купить бельевую верёвку в хозяйственный магазин. Лежат синтетические, спрашиваю натуральную, пеньковую, такую делал подольский завод «Красная звёздочка». Но нет уже никакого завода, никакой пеньки. А в магазине всё китайское, даже тряпки половые.

Мы, среднее поколение, прожили жизнь неплохую: нас окружают друзья, а не «нужные люди», у нас любимая работа. Мы не представляем никакой опасности. За нас возьмутся в последнюю очередь, а может, и не дойдёт очередь… Надо жить так: абсолютное превалирование частной жизни над общественной.

«АиФ-Петербург»: - Но ведь от некоторых вещей нельзя отмахнуться. К примеру, от того, что происходит с городом?

- Город спасало одно обстоятельство: он был настолько мощно построен и точно положен на кровеносные сосуды рек и каналов, что даже 70 лет советской власти не принесли ожидаемых результатов. Тогда, правда, изнутри его разрушали, завозя в больших количествах люмпинов, не помнящих родства. Сейчас ещё в центре баланс сохраняется, но самого центра становится всё меньше. А посмотрите, какой город стал: вечером окна не светятся: всё офисы - по-русски говоря - конторы. Жильцов нет, людей нет!

И для чего надо было строить метро на Малой Морской, разрушать здание, когда от «Гостиного двора» до новой станции - всего километр? Пройтись по Невскому - ведь одно удовольствие! Сейчас могут быть обрушены знаковые места - Военно-медицинская академия, «Ленфильм», хотят застроить Пулковскую обсерваторию. Во всей России темпы ужасающие: стремятся возвести коттеджи на Бородинском и Куликовом полях. Когда начинаешь это рассказывать человеку из нормальной страны, он не верит. Правильно заметил Пелевин: заговор против России, конечно, существует. И в нём участвует абсолютно всё население.

При этом сами люди - как натянутая струна. Выходишь на улицу и охватывает беспокойство. По родному городу идёшь, как по минному полю. В Москве уже стреляют по автобусам. А милиция ведь не для того, чтобы злоумышленников искать, а для того, чтобы зарабатывать деньги. Зато все, кто побывал в Финляндии, отмечают: только границу переехал, и сразу напряжение спадает.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах