757

Юрий Смекалов: «В балете движение - не первостепенно. Важнее – идея»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. Аргументы и факты - Петербург 09/04/2014
Мои персонажи - отрицательные.
Мои персонажи - отрицательные. / из личного архива / АиФ-Петербург

Международный фестиваль балета  проходит в эти дни в Мариинском театре уже в 14-й раз. Для солиста театра Юрия Смекалова это возможность станцевать одну из ведущих партий в премьерном спектакле «Сильвия» и представить балет собственного сочинения - «Камера обскура» по роману Набокова.

Сорок партий

АиФ-Петербург: - Юрий, вы были известны как солист труппы Бориса Эйфмана, но вот уже пять лет работаете в Мариинке...

- Хочу отметить, что десять лет работы у Эйфмана были для меня расцветом: я танцевал ведущие партии, получил «Золотую маску». Но захотелось пойти дальше. В Мариинском театре за пять лет станцевал уже сорок партий. Так сложилось, что едва ли не все персонажи - отрицательные, в «Сильвии» - тоже. Друзья уже надо мной смеются, но я отдаю себе отчёт, что на сцене - не принц голубых кровей. Во мне с самого начала был гротеск, поэтому Эйфман и обратил внимание. 

АиФ-Петербург: - Многие ученики Эйфмана пробуют силы как хореографы. Ощущается влияние мастера?

- Его методика создания спектакля подталкивает артиста на собственное интеллектуальное напряжение. Ведь на репетициях ты должен постоянно что-то придумывать, предлагать. Эйфман отличается психологически-философским отношением к постановке. А в балете, как ни парадоксально звучит, движение - не первостепенно. Важнее - идея того, о чём ты хочешь рассказать зрителю, какую мысль донести. 

И когда много лет работаешь бок о бок с таким мастером как Борис Яковлевич, в тебе просыпается желание самому что-то создавать.

АиФ-Петербург: - Ни много ни мало вы поставили балет в Большом 
театре! 

- Меня заметили как победителя конкурса хореографов в Москве. А в Большом театре нужно было поставить детский спектакль «Мойдодыр». Обратились ко мне как к хореографу, я послушал музыку Подгайца, посмотрел либретто и спросил, могу ли я его переписать и попросить композитора кое-что переделать. Подгайц с радостью согласился, я написал собственное либретто по сказке Чуковского. Балет идёт вот уже два года.

Психологически дорос

АиФ-Петербург: - А как возникла идея постановить балет о знаменитой мексиканской художнице Фриде Кало, да ещё в самой Мексике?

- Идея родилась в Германии, когда я находился у моих друзей - солистов «Штатс балет Берлин» Элисы Кабреро и Михаила Канискина. Элиса - потрясающая балерина, красавица, она создана для роли Кало. Кроме того, Элиса - культурный посол Мексики в Европе, а на родине в её честь назван огромный культурный центр, где мы и показали премьеру. Деньги выделило правительство Мексики, спектакль мы сделали за два месяца. Сейчас работаем над тем, чтобы привезти балет в Россию. Особенно хочу отметить композитора Александра Маева, мы с ним сделали уже четыре спектакля. Кстати, и «Камеру обскура», которую покажу на фестивале «Мариинский». Этот балет я задумал давно, но психологически дорос только сейчас. 

Одноактный балет «Камера обскура» по роману Набокова мы создаём в сжатые сроки, буквально за месяц. Артисты работают, не жалея себя, на энтузиазме, хотя им приходится выкраивать время между спектаклями. Балет мы покажем 13 апреля в рамках «Творческой мастерской молодых хореографов». Мастерская даёт возможность для эксперимента. Она действует уже второй год, и если удержится, это будет весомым подспорьем для развития театра. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах