aif.ru counter
Ксения ЯКУБОВСКАЯ
2000

Поколение людоедок Эллочек? Прививать чтение молодым можно только хитростью

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. Аргументы и факты - Петербург 13/08/2014
Татьяна ШВЕЦОВА / АиФ-Петербург

Ирина Яровая, глава комитета Госдумы по безопасности, предложила разработать единые учебники литературы и русского языка. Эксперты уже выразили свои протесты. Хотя отметили, что нынешний учебник по литературе для 10-11-х классов - идеальный. Многие даже назвали чудом то, что увлекательный и нестандартный двухтомник Игоря Сухих, профессора СПбГУ, чиновники официально допустили к преподаванию в школах страны. 

Окольными путями

АиФ-Петербург: - Это и было вашей целью - создать интересный учебник для детей?

- Пожалуй. Я стремился написать книгу, которую захочется прочитать. Поэтому превратил учебник в некое литературное произведение со своим сюжетом. Старался не сухо дать факты, но создать свой биографический сюжет. Будем честны: большинство школьников забудут даты, а вот интересное произведение, судьбу писателя - будут помнить всю жизнь. Есть много возможностей рассказать о литературе интересно, захватывающе, так, чтобы школьники захотели сами прочитать книгу. В этом помогают и стилистические переходы, и неожиданные вопросы, и диалог с читателем, и рассуждения. Например, в моём учебнике есть анекдоты о литературе, интересные факты об отношениях Маяковского с Лилей Брик, Тургенева с Виардо и т. д. Целый параграф посвящён авторству «Тихого Дона». Если идёт разговор об Эдипе, то затрагивается и эдипов комплекс. Надо говорить и о таких вещах, обо всём, что может заинтересовать подростка, искать точки соприкосновения с современностью. Причём  на простом языке, который понятен каждому, а не на профессиональном, доступном лишь специалистам. Мне хотелось, чтобы учебник был интересен не только детям, но и их родителям.

А вот заставлять читать - нельзя. Это ещё Пастернак писал: когда Маяковского стали вводить в литературу принудительно, как картофель при Екатерине, - это было его второй смертью. Интерес к чтению нужно пробуждать хитростью, окольными дорогами, а не прямо, в лоб. И тут важно всё, что поддерживает или возвращает интерес к слову - литературные чтения, слэмы, конкурсы чтецов, премии, сочинения, олимпиады и т. п.  

Три Петербурга

АиФ-Петербург: - Увы, читают сегодня гораздо меньше, чем раньше. Эта тенденция относится и к культурной столице?

 - Я возражаю против определений «культурная столица» или «бандитский Петербург». Такие вещи решаются только социологически, да и то - если опрос был корректен. Но, думаю, у жителей больших городов больше свободного времени и возможностей для чтения. Хотя весной я был на всероссийской литературной олимпиаде в Подмосковье, в которой участвовали около 300 ребят из 54 регионов. Первые места заняли москвичи и девчушка из Краснопахаренской поселковой школы. Мама - бухгалтер, папа - полицейский. А выступила на одном уровне с учениками лучших столичных гимназий.  

Конечно, если смотреть шире, круг читателей сократился. В начале 80-х годов первый подписной двухтомник Лермонтова вышел тиражом 15 млн 700 тыс. экземпляров, тиражи Вознесенского и Евтушенко были по 100 тысяч. О таких масштабах сегодня можно только мечтать. 

Зато письменная культура никогда не была так широка, как сегодня. SMS, электронные письма, журналы и дневники, - всё это расцветает, возникают и развиваются новые жанры. На сайте самиздата - десятки тысяч поэтов и у каждого свои поклонники. Такого количества литературы, которая сейчас есть в сети, никогда не было. 

Филология сдвигается в сторону устной, а не письменной речи. Мы отчасти возвращаемся в века Сократа, когда софисты ходили по улицам и беседовали о философии. Скоро сочинения станет писать ещё труднее, а на улицах будут собираться послушать человека, который может полчаса связно о чём-то говорить - о дружбе, любви и т. д. Впрочем, есть писатели, которые и сегодня собирают огромные залы, как в советские времена - Быков, Улицкая, Толстая. Их не так много, человек десять. Это признание их писательского статуса.  

АиФ-Петербург: - Есть ли книги, которые больше интересны петербуржцам, чем жителям других регионов?

- Конечно! Это целый корпус художественных произведений - от Батюшкова и Пушкина до наших современников. У филологов даже есть специальное понятие «петербургский текст». В советское время была успешная многотиражная серия «Писатели в Петербурге». Сейчас снова издаётся много такой литературы: история какого-то района, улицы, даже одного дома.  Естественно, что такие книги больше востребованы в Петербурге, а не в Москве или Челябинске. Литература подсвечивает наш город, придаёт ему дополнительное обаяние. Здесь можно пройти по местам Достоевского, Гоголя, посмотреть пивные ларьки Довлатова. Даже памятник Петру I больше известен, как Медный всадник Пушкина. Благодаря литературе существует сразу несколько «Петербургов». Первый город строился по планам Петра. Второй  создала русская классическая литература. Третий - абсолютно фантастический город модернистов. Того же Андрея Белого. Без этих культурных отражений наш город значил бы гораздо меньше, чем сейчас. Многие книги интересны именно жителям нашего города. Точно так же одни тексты важны для Вологды, другие для Сибири или Татарстана. Их изучение в школе - важный элемент регионального и национального патриотизма. 

Культурная преемственность

АиФ-Петербург: - Вы участвовали в составлении списка 100 лучших книг для школьников. Довольны результатом? 

- Когда личный список рекомендательного чтения Бродского (или мой, или ваш) превращается в официальный список Министерства просвещения, то это вызывает разные чувства. Пройдя через бюрократические фильтры, он заметно изменился. В итоге от первоначального варианта осталась лишь половина. Планировалось, что это будет дополнение к школьной программе, поэтому в списке был Достоевский, а не Пушкин и Лермонтов: почти все их лучшие произведения есть в основной школьной программе. Видимо, об этом забыли и снова вписали этих авторов. Да и такой список обязательно должен был учитывать возрастные особенности. Когда же в окончательном утверждённом варианте видишь «Крокодила Гену» рядом с «Идиотом», создаётся странное впечатление. Получается, ребёнок, прочитавший про крокодила Гену, должен уже читать Достоевского, или наоборот? Ещё фантастичнее кусок национальной литературы, вставленный туда, видимо, в последний момент. Причём из старого списка национальных республик СССР, с наивными советскими текстами.

АиФ-Петербург: - Может, и не надо столько всего читать? Как говорится, горе от ума…

- Читать надо обязательно! Не делать этого - значит прервать связь поколений. Для многих учебник - первая и последняя книга. Единственный способ познакомиться с литературой. «Злые языки страшнее пистолета», «Горе от ума», «Собрать бы книги все да сжечь» - эти фразы сегодня всем знакомы и понятны. Но если дети перестанут читать, то для них смысл наших слов, ирония, подтекст, цитата - будут непонятны. Благодаря книгам соблюдается культурная преемственность, и от неё нельзя отказываться. Иначе новые поколения будут общаться на языке людоедки Эллочки. О чём они, естественно, уже не будут догадываться.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество