766

Музеи и табу. Михаил Пиотровский о критике Эрмитажа и отсутствии правил

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. Аргументы и факты - Петербург 01/06/2016

«Для музеев нет табу» - книгу с таким названием презентовал на днях Михаил Пиотровский, директор Эрмитажа. В издание вошли пятьдесят статей, написанных за десять лет.

Елена Петрова, АиФ-Петербург: - Михаил Борисович, какие же «табу» вы имеете в виду?

Михаил Пиотровский: - Прежде всего, замечу, что заголовок выбрал издатель, взяв его из статьи. В ней речь шла о том, что только музей как сакральная территория может решать, что показывать, а что - нет. Музей живёт по своим правилам, которые не совпадают с существующими на улице. То, что табу на улице, у нас - нет. К примеру, в музее можно показывать обнажённую фигуру.

Формулировка о «табу», конечно, производит впечатление. Даже возникла идея выпустить футболки с таким лозунгом. Кстати, в Красноярске делают сувенирную продукцию с надписью: «Вся власть музеям». Но наша идея - круче.

Атлант у туалета

- Ваш посыл в том, чтобы никто извне не мог диктовать свои правила?

- Многие проблемы коренятся в неправильных представлениях об Эрмитаже, поэтому важно рассказать, что же такое музей на самом деле.

В последнее время много пишут о том, что нам представляется не самым главным. К примеру, любимая тема для критики: огромные очереди. Особые жалобы - на бесплатный день: «В январе люди стояли на улице в минус 26 градусов!» Замечательно, что есть энтузиасты, готовые стоять на морозе. Но при таком отношении к бесплатному дню - к слову, только в Эрмитаже он ежемесячный - ответить хочется одно: «Ну, раз не нравится, давайте его отменим».

В бесплатные дни в Эрмитаж люди идут нескончаемым потоком.
В бесплатные дни в Эрмитаж люди идут нескончаемым потоком. Фото: www.globallookpress.com

Есть и такой упрёк: мошенники спекулируют билетами, почему служба безопасности не борется с криминалом?

Мы ни с кем не должны бороться, дело нашей службы - охранять Эрмитаж. Случаи спекуляции фиксируем на камеры. Мошенники, действительно, действуют организованно. Студентам полагается бесплатный вход, но для этого всё равно нужно взять в кассе специальный билет. Потом они продают его в очереди по 150-200 рублей. Беда купивших в том, что при входе просят документ, подтверждающий статус студента. За всё время наблюдений такой документ предъявил только один человек, который сам был студентом, но не знал, что ему полагается бесплатный вход. Остальные обманутые обычно стараются найти продавцов, чтобы вернуть деньги.

- Эрмитаж страдает и от другого вида мошенничества - незаконного использования лейбла…

- Да, сам видел изображение одного из наших Атлантов у входа в… мужской туалет.
А у женского - античную Кору. Кстати, в мире назрел «мягкий конфликт» авторского права: наследники художников в третьем колене имеют право запрещать изображение произведений или брать за это деньги. Ну, тогда и музеи имеют такое право. Проблема настолько гипертрофирована, что вводит мощное ограничение на доступность культуры. Скоро самым знаменитым художником будет Гоген, потому что у него нет потомков, и можно сколько угодно репродуцировать картины. А вот Матисс может уйти в тень - его родные активны.

Зависть к «богатым»

- Недавно появилась информация о том, что Эрмитаж - едва ли не самый богатый музей. При этом не было разъяснений, как же в действительности строится экономика музея, поэтому создалось впечатление «ненависти» к богатым.

- Сколько можно объяснять, что музей вносит вклад в экономику города! Мы получаем субсидии государства и на эти деньги создаём рабочие места. А это то, к чему и должны стремиться в стране, особенно во время кризиса, а не к «оптимизации и сокращению».

Мы регулярно издаём наши финансовые отчёты. Экономика музейного дела - интересная тема, заниматься ею увлекательнее, чем просто констатировать, что музеи богатые. Да, мы богаты всем! Конечно, вызываем зависть.

Расскажу давнюю историю. В тяжёлое время Эрмитаж купил «Мерседес», и остановивший машину гаишник выразился: «На «Мерседесе» ездите, а всё жалуетесь на бедность». Зато в другой раз ещё один постовой сказал: «Наконец-то вижу, что порядочные люди тоже ездят на «Мерседесе». Эти истории - из 90-х годов, которые возвращаются…

Михаил Пиотровский и Георгий Полтавченко.
Михаил Пиотровский и Георгий Полтавченко. Фото: www.globallookpress.com

- Если продолжить тему критики, так её вызывает едва ли не каждая ваша выставка.

- Мы в музее всё время что-то придумываем, и это даёт повод к недовольству. Такие выпады большого значения не имеют, но раздражение вызывают.

Ну а выставки мы привыкли открывать «залпово». Например, насыщенным днём станет 7 июня. В Главном штабе покажем «Реализмы»: произведения британского художника Митча Гриффитса, американского скульптора Тони Маттели и американского художника Джима Шоу, работы которого написаны на старых потрескавшихся театральных задниках. Это выставка про современный брутальный гиперреализм, будут изображены всякие «гадости». Впрочем, и «не гадости» тоже. А для тех, кому не нравится гиперреализм, в этот же день в Главном штабе представим только что отреставрированное полотно Рубенса «Воскресение Христа».

Понимая, что всегда будут жалобы - «опять в Эрмитаже открыли не то», на всех выставках кладём книгу, в которую можно написать пожелания. Но отзывы пишут только положительные!

Делёжка Пальмиры

- Прошла информация о том, что Эрмитаж готов помочь в восстановлении Пальмиры.
А что конкретно делается?

- Недавно мы были в Сирии, чтобы на месте посмотреть состояние Пальмиры. Пятьдесят процентов камней от взорванных знаковых памятников можно поднять. Кстати, многое из упавшего - это результаты прошлых, не всегда удачных реставраций. Может быть, новая будет даже корректнее. Но, конечно, Пальмира уже не будет выглядеть, как до войны…

Работа предстоит огромная, нужны техника, деньги, специалисты.

Совместно с нашими российскими реставраторами мы разработали план спасения. Но Сирия - суверенная страна, к тому же там идёт война. Готовы помочь не только мы, заинтересованы многие страны, международная организация ЮНЕСКО. Я бы даже сказал, что уже началась делёжка, кому что достанется, кто и что будет делать.

Пока идёт спокойная подготовительная работа - на днях я еду в Германию, чтобы обсудить проблемы восстановления с немецкими и сирийскими коллегами. Это может стать основой для серьёзного анализа, что же такое реставрация в современном мире. Кстати, где-то в западной прессе читал, что Пальмира разрушена так же катастрофически, как был разрушен Ленинград. Журналист спутал целый город с пригородными дворцами…

Выставки музея неизменно разжигают в горожанах интерес.
Выставки музея неизменно разжигают в горожанах интерес. Фото: www.globallookpress.com

Но в Сирии есть проблема, которая волнует международное сообщество гораздо меньше, чем Пальмира. Я имею в виду разрушение памятников христианства - там понадобятся наши усилия и наши деньги.

- В делах помощи Пальмире вас критиковать ещё не начали?

- Ещё как начали! Я получил письмо, в котором одна телезрительница, увидев по каналу «Культура» мою передачу о Пальмире, написала буквально следующее: «Не знаю, какой шкалой измерить моё возмущение в отношении вас и других, кто бездумно говорит об участии нашей страны в восстановлении этих памятников! Это же языческие объекты в честь выдуманных богов и кумиров. Этих ваалов творец истинно осрамил ещё в древние времена, читайте «Книгу царств». Зачем же вам ввергаться в грех язычества, способствовать идолопоклонству? Нельзя христианину оскверняться идолопоклонством, поддерживать его». Цитата почти из текстов ИГИЛ*, только в зеркальном отражении. Кстати, мусульмане нам пока не писали (улыбается).

Ну и как вновь не вернуться к утверждению, что для музеев, для культуры нет табу?

* Террористическая организация, деятельность которой запрещена на территории России.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах