208

Анатолий Гранов: «Будущее - за ядерной медициной»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. Аргументы и факты - Петербург 13/07/2011

Анатолий Гранов - хирург, учёный с мировым именем. Центр радиологии и хирургических технологий, которым он руководит уже семнадцать лет, входит в элиту медицинских клиник. Недавно академик стал Почётным гражданином Санкт-Петербурга. Такое звание имеют всего 36 горожан.

- В нашем многопрофильном центре оптимально сочетаются наука и медицина, - уверен Анатолий Михайлович. - В одной связке работают врачи, генетики и физики. Физики, кстати, пришли ещё в 1918 году. Вернее, их привёл основатель Физтеха академик Иоффе, который и возглавил институт. Среди его «птенцов» был и Петр Капица. Рентген, благословивший новый центр, не скрывая радости, писал из Германии, что в Петербурге создан первый в мире институт, где изучаются его методы. А у него в Мюнхене всего лишь лаборатория. У нас сохранились и 37 сертификатов, собственноручно подписанных Марией Кюри. Она присылала в Песочный препараты радия в деревянных ящичках.

Сын - в честь хирурга

- "АиФ-Петербург": Ваш центр опровергает мнение, что отечественная медицина, особенно в провинции, держится на последнем дыхании. Вокруг - огромная благоустроенная площадь, уже стоят 18 мощных корпусов, и ещё повсюду кипит стройка. Откуда резервы?

- Работает федеральная программа. Строим новый семи-этажный комплекс, куда планируем перевести все отделения лучевой терапии, а на освободившихся площадях разместить хирургию. Проект масштабный и позволит серьёзно увеличить поток больных, расширить научные исследования, усилить экспериментальную базу.

Правда, на нас без предупреждения наступает промзона Ленинградской области. Бок о бок с клиникой строится асфальтовый завод, который может губительно повлиять на экологию территории. Понимаю, если бы поднимали гостиницу, которая, кстати, очень нужна родственникам наших больных. Но завод… Сейчас пытаемся достучаться до руководства региона и урегулировать эти вопросы.

- "АиФ-Петербург": Ваш институт - пионер ядерной медицины с её огромной силой и опасностью. Что здесь правда, а что вымысел?

- Главное преимущество ядерной медицины - диагностика. Нет более точного определения заболевания, чем его даёт позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ). Таких аппаратов последнего поколения у нас сейчас три, и мы первыми в стране стали с ними работать. Представим ситуацию: больному выполняют МРТ, рентген. Видно, что в лёгких, желудке есть очаг. А это значит, где-то на периферии появились крошечные метастазы. Их никакие томографы не заметят. А ПЭТ при помощи изотопов, которые мы производим, сразу определяет: рак или нет. Что касается опасности лучевой терапии, сейчас применяются такие методы, когда луч «бьёт» прицельно и точно по форме опухоли. Лечение переносится намного легче, и результаты улучшаются.

- "АиФ-Петербург": Получается, пациентам, которые к вам попали, повезло. А остальным?

- Очередь у нас на месяцы вперёд. Сначала врачи не очень понимали эти возможности, но сейчас метод пользуется большой популярностью. Мы подавали в Министерство здравоохранения и социального развития предложения, чтобы в каждом регионе построить центр ядерной медицины. Получили ответ, что наши аргументы рассматривают.

- "АиФ-Петербург": Вы занимаетесь не только онкологией, но и ядерной кардиологией, спасаете сердце.

- Можем прямо на мониторе компьютера «отделить» сосуды от сердца, рассмотреть их под любым углом и с удобного ракурса. Увидеть, где именно они сужены, и даже посчитать, сколько кальция осело на стенки. Выяснить, какой участок сердечно-сосудистой мышцы можно восстановить, если провести шунтирование, а какой - нет. Задействуем и другие аппараты, например, гамма-камеру. И только после комплексного обследования принимается решение о хирургическом вмешательстве.

- "АиФ-Петербург": Где же взять специалистов для проведения таких операций?

- Обучение уже сегодня ведём на нашей базе. Приглашаем врачей из других регионов, и многие специалисты освоили эту технологию. Считаю, что такие курсы должны быть организованы на основе лучших научных центров страны. Необходимо создавать и новые клиники, но чтобы стандарты везде были одинаковыми.

- "АиФ-Петербург": Вы совершили революцию, пересадив печень человеку, у которого уже был цирроз…

- В нашем центре давно делают операции на печени, что сложнее, чем на сердце. Сегодня выполнено уже 97 пересадок. Шесть лет назад пересадили печень молодой женщине - недавно она родила второго ребёнка. Мировая практика таких случаев не знает. Сына наша подопечная назвала Димой в честь хирурга, который делал ей операцию, а дочку Катей, как мою внучку.

Церковь против?

- "АиФ-Петербург": Но как решается проблема донорства? Для нашей страны это болезненная тема.

- Сейчас у нас 36 больных стоят в очереди. Для них это последний шанс - дальше пустота. Однако донорская служба у нас слабая и в городе, и в стране. За границей иной менталитет. В Швеции, например, если случается тяжёлое ДТП, приезжает бригада, которая ни от кого не зависит. Они ждут до последней секунды, когда на мониторе появляется прямая линия, и берут сразу несколько органов. Так, один донор спасает три-четыре человека.

Далее подключается общество: родители и родственники погибшего встречаются с теми, кому он подарил жизнь. Это широко транслируется, одобряется на всех уровнях. У нас такой культуры нет, везде препятствия. Снова едва не возникло «дело врачей», дошло до того, что в одном из центров трансплантации ОМОН врывался в операционную.

- "АиФ-Петербург": Может быть, привлечь на свою сторону духовные силы?

- Удивительно, но церковь движение донорства органов не поддерживает. Я был хорошо знаком с Алексием II, и он знал об этой проблеме. У меня есть письмо, где Патриарх благословляет нашу работу. Сейчас хочу пригласить в наш центр главу Русской православный церкви Кирилла. Надеюсь, что он согласится обсудить эту тему.

- "АиФ-Петербург": Вы сказали, что ждёте квоты. Получается, чиновники решают, кому жить, а кому нет.

- Сегодня квот достаточно, последние два года мы полностью работаем с их учётом. Ведь пересадка печени очень дорогостоящая операция. В США она обходится в $ 350 тыс. Однако нам государство выделяет всего 800 тыс руб. Операция идёт 14-16 часов, а первые мы делали 20-22 часа. Почти целые сутки! Это огромный кропотливый труд, где важна подготовительная работа, сама операция и период после пересадки, чтобы не произошло отторжения. Это высший пилотаж в хирургии. Не хочу никого обижать, но у нас есть центры, напичканные супераппаратурой, имена их руководителей постоянно на слуху, однако пересадок там не делают…

- "АиФ-Петербург": Для науки огромное значение имеет преемственность. Как привлечь молодёжь и удержать поднятую вами планку?

- Отбирать талантливых аспирантов и платить им соответствующую стипендию. Мы уже создали такой фонд и поддерживаем своих питомцев. Разрешаем им работать, набираться опыта у постели больного. В традициях нашей клиники врачи приходят к своим пациентам и в выходные. Зайдёт доктор в палату - и у больного на душе легче. В этом сочетании милосердия, профессионализма и высоких технологий залог достойной подготовки молодых учёных.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах