aif.ru counter
87

Сохранить центр Петербурга невозможно

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. Аргументы и Факты - Петербург 16/07/2008

 

 Поскольку телебеседа с известным питерским журналистом — историком Львом Лурье и телеведущим Сергеем Брилевым проходила спустя два дня после радиобеседы с главредом «Эха Москвы» Алексеем Венедиктовым, озвученные губернатором тезисы во многом пересекались. Вместе они представляют собой идеологическую программу, стратегию того, как Валентина Матвиенко и городское правительство намерены действовать в центре Петербурга.

Хорошее начало

Ключевым моментом градостроительной политики является сохранение исторического наследия.

— Мы хорошо понимаем, что сохранение исторического наследия — это главнейшая, важнейшая задача, — сказала Валентина Ивановна. — Это капитализация нашего города, это то, чем ценен Петербург и чем он привлекателен. И, просто для сравнения, бюджет 2003 года на реставрацию памятников архитектуры составлял около 200 миллионов. Сегодня — это более 9 миллиардов рублей. Уже не хватает ни проектных, ни реставрационных мощностей… Мы понимали, что в первую очередь нужно направить сред.ства на сохранение уникальных памятников архитектуры, которые находятся под охраной государства. Мы буквально спасли и Смольный собор, и Адмиралтейство. Продолжаем реставрацию Александро-Невской лавры, начали беспрецедентную программу «Фасады Санкт-Петербурга». Результаты этой работы видны сегодня невооруженным глазом. К 2011 году мы практически полностью завершим реставрацию фасадов исторического центра.

Застройка застройке рознь

Как бы нам этого ни хотелось, сохранить весь центр Петербурга в точности таким же, каким он выглядит сейчас, невозможно. Чтобы не испортить общий вид города, некоторые здания приходится перестраивать. Валентина Матвиенко объясняет, почему иногда реставрация или реконструкция невозможны:

— Есть целый комплекс проблем, по которым мы работаем. Прежде всего, среди зданий рядовой застройки очень много тех, что строились подешевле и побыстрее. Это здания для рабочих, доходные дома. Так сложилось, что в историческом центре более 16,5 млн квадратных метров жилья дореволюционной постройки. И только 6 млн из них в разные годы в той или иной мере отремонтированы. Более 10 млн — это дома, которые ни разу не подвергались ни капитальному ремонту, ни реконструкции. И  в них живут люди. Причем в жутких коммуналках. Наша задача, моя ответственность как губернатора — в первую очередь обезопасить жизнь людей.

И второе — это цена вопроса. Реконструкция квадратного метра в историческом центре города по некоторым зданиям составляет от тысячи до 10 тысяч евро. Сколько нужно средств? Три годовых бюджета! Поэтому мы ищем возможности привлекать средства бизнеса. Без него вообще эту задачу не решить. Когда есть малейшая экономическая основа и здание можно сохранить, мы настаиваем на сохранении. Если такой возможности нет, здание подлежит, к сожалению, разборке.

Невский проспект — выход один

Многих петербуржцев давно интересовало отношение губернатора к сносу зданий на углу Невского проспекта и улицы Восстания. Валентина Матвиенко аргументирует свою точку зрения:

— Если говорить о домах у станции метро «Площадь Восстания», то это проект 90-х годов. Он переходил от одной компании к другой. Данный квартал стоял расселенный более 10 — 15 лет. Там не жили. Проблема в том, что как только дом расселяешь, нужно с ним что-то делать. Потому что либо в нем поселяются бомжи, либо он начинает активно разрушаться. Его надо передавать частному инвестору под реконструкцию или, если он не подлежит реконструкции, сносить и на этом месте строить новый — но с учетом требований исторического центра. Мы нашли реального инвестора, который согласился выкупить проект на Восстания. Другого выхода, кроме как снести, не было — иначе дома упали бы прямо на Невский. Но при этом КГИОП обязал компанию восстановить исторический фасад.

Архитектурная цензура

Любое строительство в центре города — большой риск. Новое здание может оказаться чуждым историческому Петербургу. Поэтому, как считает Валентина Матвиенко, в городе должна быть введена жесточайшая «архитектурная цензура».

— Должно быть то сито, через которое не проскочит ни один метр, который бы нарушал панораму города. И впредь никому не будет позволительно допускать архитектурных ошибок с точки зрения нарушения высотного регламента. Вот за это я буду лично отвечать как губернатор.

Но не надо копировать, делать лубок. Должна быть и современная архитектура. Но — органично вписывающаяся в исторический центр. Вот здесь Общественный градостроительный совет, который мы создали, и, естественно, власть будут осуществлять контроль. Я уверена, что впредь таких градостроительных ошибок в городе допущено не будет.

Право на диалог

При согласовании тех или иных работ в историческом центре очень важно мнение общественности. Хорошо, когда это мнение понятно и аргументированно. Увы, так бывает далеко не всегда.

— Диалог состоит из двух частей. Власть обязана слышать общество, отвечать на проблемные вопросы и реагировать, что мы стараемся всегда делать. Поверьте, для меня небезразлично мнение горожан. Но, с другой стороны, власть должна быть услышана обществом. Без купюр, без передергивания и без клеветы. Не надо формировать из строительного бизнеса образ врага. Да, конечно, есть такие представители строительного бизнеса, которые хотят любой ценой добиться своего решения. Вот для этого мы и ввели регулирующие нормативы в виде закона, который будет принят. И там предусматривается уголовная ответственность за нарушение закона. Теперь мы живем по правилам.

Второе рождение улицы Шкапина

Один из самых ярких примеров разумного подхода к решению проблемы ветхих и аварийных зданий — квартал, ограниченный набережной Обводного канала, улицами Шкапина и Розенштейна.

Кто попадал в эти места, знает, что еще недавно более мрачного квартала в городе было не найти. Но скоро этот район преобразится.

— Сами жители называли этот квартал «Шкапятник». Там жить уже было невозможно, — рассказывает Валентина Ивановна. — Удивляюсь терпению наших горожан. Я в своей жизни ничего ужасней не видела. И мы нашли ресурсы, огромное количе.ство домов расселили. Дали людям бесплатные хорошие благоустроенные квартиры. Конечно, квартал нельзя было сохранить. Он подлежал только расселению и сносу.

Теперь здесь будет возведен многофункциональный деловой комплекс. На участке площадью 5,2 га появится офисный центр класса «А» общей площадью 320 тыс. кв. м. Чтобы здания не вторгались в архитектурную среду города, их высотность решено ограничить — корпуса поднимутся над землей всего на 25 — 60 метров. Это решение было с энтузиазмом поддержано членами Градостроительного совета при КГА. Кто-то даже отметил, что «талант есть чувство меры». Кроме того, архитекторов порадовало, что при строительстве комплекса будут решены многие проблемы автомобилистов и пешеходов. На подземных уровнях расположится огромный паркинг, вмещающий почти 3000 автомобилей.

Улица Шкапина — тот самый случай, когда и чиновникам, и бизнесменам, и простым горожанам понятно, что здесь лучше построить что-то новое, чем пытаться сохранить старое. Но бывают спорные случаи. Чтобы нечистые на руку инвесторы не могли вводить в заблуждение чиновников, губернатор решила изменить формат заседаний городского правительства.

Теперь правительство будет выдавать разрешения на застройку только после осмотра территории. Конечно, если чиновники станут лично осматривать все пятна, времени на другую работу у них просто не останется. Поэтому на заседаниях будут изучаться фотографии, показывающие участок стройки с разных ракурсов. «Сразу понятно, на какой стадии объекты — и нет разногласий. Фотографии должны быть объективными, а не с выгодных кому-то ракурсов. Теперь это — обязательное условие доклада», — заявила Валентина Матвиенко.

На первом заседании, проходившем по новым правилам, члены правительства изучили несколько пустырей, выделяемых под строительство, рассмотрели полуразрушенные расселенные дома, которые будут реставрировать или сносить. Теперь у чиновников не возникает разногласий, является та или иная стройка «уплотнительной» или нет, — фотографии не дают соврать.

Поскольку телебеседа с известным питерским журналистом — историком Львом Лурье и телеведущим Сергеем Брилевым проходила спустя два дня после радиобеседы с главредом «Эха Москвы» Алексеем Венедиктовым, озвученные губернатором тезисы во многом пересекались. Вместе они представляют собой идеологическую программу, стратегию того, как Валентина Матвиенко и городское правительство намерены действовать в центре Петербурга.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах