72

В Интернет попала запись разговора польских пилотов с диспетчерами

Запись выложили на своем форуме радиолюбители. Это четыре коротких записи между экипажем самолета и наземной службой. Возможно, речь идет о польском самолете, однако точно сказать этого пока нельзя.

На пленке слышен голос пилота, который с сильным акцентом запрашивает у диспетчера высоту и  уточняет погодные условия. Много фраз оборвано или нечетко слышны. В первом фрагменте слышны слова: «три - пятьдесят шесть, три - сто метров (далее неразборчиво). Во втором файле пилот говорит: «…21 метров. Только посадка у нас - четыре человека».

На следующем фрагменте голос говорит по-русски без акцента: «по команде работаем». Возможно, эти слова принадлежат диспетчеру.

Четвертый файл самый длинный (43 секунды): «ОК, 29 … курс.. видимость скажите. ОК, дымка восемь километров, 744… и нам надо снижать(ся)», сообщает  topnews.ru. 

Издание замечает, что если польские пилоты общались на русском языке, они нарушили летные правила: международный язык общения летчиков с диспетчером - английский.

В польских СМИ эта информация также обсуждается. Тот факт, что переговоры велись на русском - поразителен, ведь в международной авиации язык общения - английский, недоумевает портал Gazeta Lubuska.

Ранее коллеги Аркадия Протасюка, пилота разбившегося правительственного Ту-154, прокомментировали заявление смоленского диспетчера, который среди косвенных причин катастрофы назвал незнание русского языка летчиком. Поляки категорически отрицают этот факт: по их словам пилот прекрасно знал как русский язык, так и аэропорт «Северный».

Пилот Ту-154 полковник Бартош Строиньский рассказал, что всего за три дня до трагедии они вместе с Протасюком вели в Смоленск самолет с премьер-министром Дональдом Туском на борту.

«Арек в совершенстве говорил по-русски, - рассказал Строиньский. - В совершенстве вел переписку как по-польски, так и по-русски, и по-английски. 7 апреля, когда мы туда летали, не было никаких замечаний». 

Эту же информацию подтвердил начальник Протасюка, заместитель командира спецполка ВВС подполковник Гжегож Кулаковский: 

«Капитан Протасюк знал тот аэродром и был подготовлен к тому полету. 7 апреля он совершал (такой же) полет с господином премьер-министром».

Напоминим, ранее эксперты высказали предположение, что экипаж правительственного самолета Польши могло подвести незнание русского языка. В аэродроме «Северный» рассказали, что польский экипаж странно реагировал на указания наземных служб. Пилоты не только не послушали рекомендаций авиадиспетчеров о посадке на запасном аэродроме, но и не доложили параметры приземления самолета.

«Какие команды я давал – они (пилоты) сначала информировали, потом перестали давать какую-либо информацию. Они должны давать квитанцию – данные о высоте при заходе на посадку, а они ее не давали», – сообщил рассказал руководитель полетов аэродрома «Северный» Павел Плюснин.

Эксперты предположили,  что проблемы могли возникнуть из-за того, что экипаж плохо знал русский язык. Среди пилотов были русскоязычные, но цифры для них – довольно-таки тяжело.   

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5

Самое интересное в регионах